Политика

Избирательная трагикомедия

20 сентября 2016 22:56 Константин Крылов
версия для печати
Корреспондент MR7.ru поработал членом избирательной комиссии (УИК) в Центральном районе. В результате подсчет голосов шел более 17 часов. При этом был собран впечатляющий букет нарушений. О ночных спорах, конфликтах и о том, кого больше всего жаль в этой истории, он рассказал в своем репортаже.
Избирательная трагикомедия Фото: Константин Крылов

Акт 1: Голосование

 

Утром 18 сентября участковая избирательная комиссия № 2222 производила впечатление образцовой. Когда наблюдатели и члены УИК с правом совещательного голоса пришли в помещение для голосования, они обнаружили пустые урны и списки избирателей без посторонних пометок. Председатель комиссии была корректна и дружелюбна. Все действия членов УИК было разрешено фотографировать и записывать на видео. Наблюдателям было выделено шикарное место в непосредственной близости от урн, откуда просматривался весь участок. Придраться было решительно не к чему.   

Голосование началось ровно в 8:00 и первые часы шло более чем спокойно. Однако уже тогда начали появляться признаки надвигающейся катастрофы. Дело в том, что председатель УИК, судя по всему, поставила себе задачу полностью соблюсти все требования закона, рекомендации ЦИК и инструкции ТИК. И с каждой минутой это становилось все сложнее. Перед ней лежало сразу несколько рабочих блокнотов, тетрадей и уставов, требования которых противоречили друг другу. Она же пыталась их свести воедино. Эта задача выглядела безнадежно и почти при нулевой явке. Тем сложнее ее было осуществить, когда народу на участке стало больше. Не облегчало работу и то, что из 11 членов УИК на выборы явилось только 8.

Спокойное течение жизни участка за все время было нарушено лишь несколькими инцидентами. Так, один раз девушка пыталась проголосовать по заграничному паспорту. Однако ничего похожего на громкие новости с других участков не происходило.

Акт 2: За закрытыми дверями

 

Проблемы начались сразу после закрытия участка в 20:00. Их причиной стали все те же противоречивые инструкции. На то, чтобы понять, как именно сопоставить все требования по подсчету голосов для Госдумы и ЗакСа у председателя ушло не меньше часа. В начале десятого мы даже не приступили к пересчету неиспользованных бюллетеней. А их погашение началось к тому времени, как другие участки уже были готовы считать голоса.

Лишь в час ночи мы начали сверять списки проголосовавших. В них обнаружилось, что три человека проголосовали по открепительным удостоверениям в ЗакС и Думу не только партийным спискам, но и по одномандатным округам. Хотя по закону это невозможно. Подписи стоят, согласно документам, людям были выданы бюллетени. Если так, то они уже в урнах. Понять какие именно, разумеется, невозможно.  Следовательно, выборы на этом участке надо объявлять недействительными. Трясущимися руками председатель ищет открепительные, ее опасения подтверждаются – вместо округа 216, на них стоит 212. Такая же ситуация с этой семьей и на выборах в Заксобрание. Только там они еще и промахнулись мимо своих клеточек и расписались в соседней графе. Я составляю свой акт с требованием аннулировать результаты. Председатель не спорит. Она сама составляет акт об ошибке и звонит в ТИК с просьбой остановить подсчет и отправить все бюллетени туда для принятия окончательного решения. Однако там говорят: продолжайте считать голоса.

То, что происходит на участке в следующие часы, напоминает легендарный фильм «Гараж». Более десяти человек (считая наблюдателей) всю ночь без сна и почти без еды в замкнутом пространстве отчаянно спорят, меняют позицию, пытаются переубедить остальных и, в конечном итоге, просто выясняют отношения. Одни пытаются убедить меня, что это мелочь и из-за технической ошибки (в злой умысел не верит никто, и я с этим склонен согласиться) нельзя отменять выборы. Другие  считают, что ошибка есть, акт составлен и надо все прекращать, третьи – считают, что акт составлен, а там, в ТИКе, разберутся. Нашлось место даже для роли, которую исполнил в бессмертной комедии сам Эльдар Рязанов. Одна из наблюдателей (как ни странно не от «Единой России») почти всю ночь просто проспала. 

 

Ситуацию накаляет и тот факт, что члену УИК с правом решающего голоса становится плохо.  Отпустить ее нельзя. Во-первых, никто покидать помещение не может, во-вторых нас только 8 при кворуме 7,3 человек. Если один человек покинет помещение, то кворума не будет. Она героически терпит, однако заканчивается это лишь тем, что под утро ее увозит скорая с гипертоническим кризом.

К утру члены УИК уже мало похожи на людей. Все они не спали более 25 часов. Многие не ели более 15 часов. В туалете они столкнулись с отсутствием туалетной бумаги. За это время они успели десять раз поссориться и помириться. А еще попросить у председателя УИК справки о том, где они провели ночь и утро. Все как в фильме. Однако голова отчаянно перестает работать. А формальностей меньше не становится. Лишь в шесть утра удалось начать подсчет голосов. Этот процесс идет все утро, когда в лентах уже обсуждаются итоги голосования. ТИК обрывает телефоны и требует результаты. В двери дома творчества юных, в котором работает наш УИК, ломятся люди. Их приходится выпроваживать – находиться в помещении никому, кроме наблюдателей и членов комиссии, нельзя. В полдень удается заполнить первый протокол. К этому времени у некоторых наблюдателей уже начинаются истерики.

И тут выясняется, что ТИК не утверждает протокол. Опять мелкая ошибка. Из-за неясности инструкций было решено, что два бюллетеня, которые мы не нашли ни в урнах, ни в стопке пустых (их, наверное просто унесли избиратели, в качестве сувенира), надо считать утерянными. Однако у ТИКа другое мнение. Бланков протоколов больше нет. Трагедия окончательно превращается в фарс. На председателе нет лица. Сейчас ее действительно жаль, тем более что она, судя по всему, правда сделала все, чтобы провести выборы образцово.

После 12 в УИК врываются несколько  членов территориальной избирательной комиссии. Они требуют прервать подсчет (несмотря на все требования закона!) и заявляют, что председатель едет с главным из них. По словам ТИКовца, у него инструкция до такого-то часа внести данные по Госдуме в федеральную систему. Тут взрываются все – члены УИК, наблюдатели, секретарь. Они наперебой обвиняют друг друга, страну, правительство, ТИК.
 

Тем не менее, председатель вынуждена подчиниться. В результате на участке не остается ни председателя, ни кворума  (если 7,3 действительно можно округлить до 7 человек, то до 6 уж никак нельзя). Однако главный из ворвавшихся членов ТИК приказывает начать подсчет голосов в Закс и уезжает. На участке остаются еще два человека от территориальной комиссии. А также приехавшие, узнав обо всем этом, представители «Яблока». Так и был закончен подсчет голосов.
 

Эпилог

Еще утром председатель УИК сказала, что уйдет из комиссии, как только закончатся все сроки обжалований и судов. «Так проводить выборы нельзя», - горько сказала она.

Уже после «освобождения» мы узнаем новости о председателях, сбегавших из своих комиссий, о ящиках бюллетеней, которые якобы пытались пронести в УИКи. Однако самым скандальным участком, возможно, стал наш, в котором, как сложилось полное впечатление за эти 30 часов, председатель просто попыталась провести выборы по всем правилам.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 286

Все опросы…