Культура

Мандельштам, наследство

29 сентября 2016 11:20 Галина Артеменко
версия для печати
В Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме  в Большом выставочном зале открылась выставка «Как плугом океан деля…» - она открыта в год 125-летия Осипа Мандельштама, продлится до 20 октября и проходит в рамках Петербургской биеннале музейного дизайна.
Мандельштам, наследство Фото: Галина Артеменко

Художником экспозиции стал  театральный художник и сценограф Эмиль Капелюш - лауреат «Золотого софита» и «Золотой маски», оформивший больше 250 спектаклей в России, США, Великобритании, Германии, Южной Корее, Китае. Для Капелюша главным образом  экспозиции стал корабль. «Список кораблей» – кто из нас не помнит этого… Эмиль Капелюш говорит, что и стихи Мандельштама – как корабли, которые на долгое время исчезли за горизонтом, а потом вернулись, словно из далекого плавания – а фактически из небытия.

 

Эта выставка – не жизнеописание, она придумана  как обозначение самого важного в  мироощущении поэта, как обозначение самых главных образов и символов его поэтики. Античность – колыбель цивилизации, колыбель культуры. Античные образы, тема античности появляются в первом сборнике стихов Мандельштама – «Камень» (1913 год).

 

Вот она здесь, в выставочной витрине, эта пожелтевшая книга. Мандельштам в ссылке в Воронеже в 1934-1937 годах ходил в местный художественный музей, в античные залы – там экспонировали коллекцию Дерптского университета… А вот фотография  воронежской улицы-ямы. Вот рисунок Сергея Рудакова – воронежская больница. Где Эллада, где Троя и Елена и где ссылка, несвобода, ГУЛАГ смерть на Второй речке в лагерной больнице, фото которой тоже здесь.

 

Нина Ивановна Попова, директор музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме, на открытии выставки вспомнила, как в начале года была в Воронеже вместе с филологами, исследователями Мандельштама: «На меня сильное впечатление произвел этот город как место пребывания там Мандельштама. Ничего трагичнее этой самой улицы, которая не называется его именем, а просто – яма… Этот дом, где, как в клоповнике, живет еще пять-шесть семей- квартиросъемщиков. Где нашу группу из Воронежского университета прогнали со словами: "Что вы тут ходите, уходите, вы нам не нужны…" Страшнее не придумаешь фактуры этого места… »
 

Нина Ивановна читала на открытии:

 

Когда Психея-жизнь спускается к теням

В полупрозрачный лес вослед за Персефоной,

Слепая ласточка бросается к ногам

С стигийской  нежностью и веткою зеленой.

 

И говорила о ласточке – посреднице между земной и вечной жизнью, ласточке – душе, ласточке – культуре и поэзии. Ласточек и корабли для выставки рисовали петербургские дети из разных художественны студий.  Эти детские творения помещены в зале вместе с деревянными суровыми скульптурами Эмиля Капелюша, подлинными документами – автографами поэта, фотографиями, рукописями из фондов музея. Детских прекрасных работ оказалось так много, что они «выплеснулись» из Большого зала и разместились на первом этаже музея – в небольшом зале с краснокирпичными стенами, где на экране нон-стоп экспонируется видео, на котором московский скульптор Андрей Красулин создает «бронзу для Мандельштама» и читает его стихи.

 

Само пространство Большого зала музея Эмиль Капелюш преобразил, наполнив его морем, мерцанием и переливами воздуха  и воды за счет деревянных мачт,  суровых нитей и тканей – узнаваемых символов парусов и волн, бескрайнего пространства, вольного, но разделенного – рвано и резко – на две неравные части темной стеной. На одной стороне стены – эти самые наушники, из которых льются стихи в исполнении автора, Нины Поповой, Якова Гордина, актрисы Марины Солопченко, режиссера Николая Беляка и петербургских детей. На другой части стены – фотографии и документы о том, как к поэту шла гибель.

 

Среди документов на выставке представлена авторизованная копия завещания Надежды Мандельштам от  30 июня 1967 года. Там есть и такие строки: «Умоляю извлечь из этого наследства максимум радости».

 

Дала название выставки «Как плугом океан деля…»   строка Мандельштама из стихотворения 1918 года «Сумерки свободы»: «В ком сердце есть — тот должен слышать, время, Как твой корабль ко дну идет». «Как плугом океан деля…».  Я над этой строчкой долго думала – что она значит? – продолжает  Нина Ивановна Попова. – Что такое «океан деля», какой океан? Океан как пространство стихии? Которое связано для Мандельштама, прежде всего, с морем Эгейским, а потом и с морем Баренцевым, а потом – и с Тихим океаном, где во Владивостоке лежит его прах». 
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 232

Все опросы…