Культура

Наталья Метелица: приоритет скандала — это катастрофа

1 ноября 2016 11:01 Ирина Парамонова
версия для печати
C 18 ноября по 27 ноября в Петербурге в седьмой раз пройдет фестиваль «Дягилев. P.S.». Что нового в балетном мире, какие балеты впервые увидят петербуржцы, зачем культуре скандал — о программе фестиваля и не только «МР» побеседовал с Натальей Метелицей, художественным руководителем «Дягилев. P.S.».
Наталья Метелица: приоритет скандала — это катастрофа Фото: diaghilev-ps.ru

Посвящение Дягилеву

Мы проводим фестиваль с 2009 года, когда широко отмечалось 100-летие Русских сезонов Дягилева. Нам было важно именно в Петербурге, в городе, в котором выкристаллизовались идеи Дягилева, сделать что-то во славу этого человека. Дягилев – это живой бренд Петербурга. Это имя, которое не нужно никому объяснять за рубежом. Оно безупречно. Несмотря на сложности политических амбиций со всех сторон, под именем Дягилева нам никто не отказал. Имя Дягилева объединяет. В этом году у нас в балетных спектаклях участвуют представители 24 стран! Это и США, и Африка, и Южная Америка, и Япония, и Австралия, и Европа. Это потрясающе. Дягилева за рубежом знают значительно лучше, чем Дягилева в России. Это уникальная персона.

Это имя, которое не нужно никому объяснять за рубежом. Оно безупречно. Несмотря на сложности политических амбиций со всех сторон, под именем Дягилева нам никто не отказал.

Мало кто знает, что Дягилев во многом открыл России русскую историю — сделав выставку исторического портрета в Таврическом дворце. Он выставил около двух тысяч работ — лики, лица русской истории 18 века, которые он сам собирал, путешествуя по старинным усадьбам. И тогда на выставке все увидели, что оказывается, у России есть 18 век, с интересными лицами, интересными личностями, которые творили историю военную, культурную.

Потом он сделал десант на Запад — вывез выставку русской иконы, а потом — русскую классическую музыку. И, конечно, триумф — это Дягилевские сезоны (1909-1929), они завершили эту массированную атаку. Это была очень амбициозная, даже агрессивная акция, но за ней стояла большая художественная правда. Привозил лучшее. Впервые Дягилев познакомил мир с музыкой Римского-Корсакова, с Федором Шаляпиным, с художественной школой русских сценографов — Бенуа, Головина, Бакста, Рериха и т. д. Все что интересное и свежее было — он решил представить на Западе. Для Европы это был шок. Россия всегда была terra incognita, страна непостижимая. И вдруг после первого сезона пошли статьи — у этих варваров, оказывается, есть искусство и т. д. Благодаря Дягилеву Россия стала одной из первых культур, к идеям которой стали прислушиваться. Влияние Русских сезонов на мировую культуру – музыкальную и художественную, было колоссальным.

Материалы первого Дягилевского сезона хранятся в нашем Театральном музее, который ведет свою историю с первой театральной выставки в Петербурге в 1908 году. Мы имели основание инициировать этот фестиваль, потому что храним очень многое, так или иначе связанное с Дягилевым.

Поражает, конечно, сочетание предпринимательской жилки, потрясающей интуиции и безупречного художественного вкуса. Сейчас бы сказали, идеальный продюсер. Он ведь мечтал вернуться в Россию, показать здесь свою труппу. Русские никогда не увидели его “Ballets Russes”. Это была личная драма Дягилева. После 1915 года он эту надежду оставил. Но в Париже, в архиве Опера Гарнье, я нашла его переписку с Мейерхольдом, Маяковским. Дягилев хотел что-то новое представить и от советской России. С ними что-то не срослось, а вот Сергея Прокофьева и новую школу живописи – Гончарову, Ларионова, это ему удалось представить Западу. Именно Дягилев открыл миру Стравинского. Он ему как крестный отец, его премьерами «Весны священной» и «Петрушки» он показал миру, что есть другая русская музыка, не только Мусоргский и Чаковский. Тоже надо было иметь определенный нюх, определенную интуицию. Никто не знал, как эта музыка прозвучит и «выстрелит» ли.

Просвещение публики

«Дягилев. P.S.», постскриптум — это фестиваль в честь дягилевских идей. Это возвращение имени Дягилева, возвращение под именем Дягилева каких-то новых идей и российской культуры и западной культуры, а также знакомство петербургских зрителей и гостей города с тем, что происходит сегодня в мире. Все самое интересное, экспериментальное, спорное. И обязательно какой-то есть элемент просветительский. За 7-8 лет фестиваля публика стала более терпима, более открытая для восприятия нового. Хотя Петербург очень консервативен, традиционен, классически ориентирован. И это прекрасно. Но театр – это не музей, это живой театральный процесс, процесс побед и ошибок. Конечно, мы не стараемся сюда вести ошибки. Мы везем крупные явления, которые мало или вообще не известны российскому зрителю. И не только из зарубежья. Например, Пермский или Екатеринбургский балет и это не какое-то «импортозамещение», это имена, которые должны быть интересны петербуржцам. Фестиваль – это всегда открытие каких-то новых имен, но качественных, потому что Дягилев не позволил бы себе что-то среднее.

За годы фестиваля публика стала более терпима, более открытая для восприятия нового. Хотя Петербург очень консервативен, традиционен, классически ориентирован. И это прекрасно. Но театр – это не музей, это живой театральный процесс.

Редкая форма

В этом году мы покажем июньскую премьеру Вячеслава Самодурова, познакомим с его балетом «Ромео и Джульетта», поставленном в Екатеринбургском театре оперы и балета. Вячеслав Самодуров был блестящим солистом Мариинской сцены, солистом Королевской оперы в Лондоне и, оттанцевав, стал заниматься экспериментами хореографическими. Он понимает хореографию изнутри, как реализовать, объяснить свой замысел танцовщику. Он завоевал уже не одну «Золотую маску», признан отечественно и зарубежной критикой.

Он понимает хореографию изнутри, как реализовать, объяснить свой замысел танцовщику.

Его «Ромео и Джульетта» — это современное прочтение классического балета в оригинальной хореографии. Это большая хореографическая форма, что сейчас весьма редко. Я бы сказала, что сейчас определенный кризис крупной хореографической формы, практически нет двухактных балетов.

_Ромео и Джульетта

Я думаю, что спектакль Самодурова будет выдвигаться на «Золотую маску» и станет достойным конкурентом «Героя нашего времени», которого поставил Юрий Посохов в Большом театре. Это будет столкновение двух современных, очень интересных хореографов. Мы посчитали своим долгом показать Самодурова в Петербурге.

Современные классики

Впервые мы привозим интересную, абсолютно неизвестную России польскую труппу под руководством Изадоры Вайс. Это будет открытие фестиваля. Мне о ней говорили года два назад театральные критики Москвы, мол, мы не видели, но весь мир обсуждает, прекрасные рецензии в Financial Times, самые высокие оценки критиков Англии, Франции, Швеции. Я решила увидеть, что же это такое, поехала в Гданьск, посмотрела труппу. Мне показалось, что для фестиваля это очень интересно, и можно привезти и показать. Потому что это новое имя.

Посмотрим, как ее примет публика. Но хочу подчеркнуть, что фестивальная продукция — это всегда труд для зрителя. Нужно уметь увидеть новизну, оценить ее по-своему. Конечно, глаз петербуржца уже воспитан на балетах Петипа и Фокина, и даже Баланчин все еще воспринимается как нечто современное, хотя это уже давно абсолютная классика. Белый театр танца из Польши — это совершено другая хореография, другой хореографический язык. В чем-то сродни Иржи Килиану, и это не случайно. Его хореография — такая глыба для балета 20 века, у него вольно невольно хореографы берут какие-то идеи.

Фестивальная продукция — это всегда труд для зрителя. Нужно уметь увидеть новизну, оценить ее по-своему.

Но при всей самобытности у Изадоры Вайс классическое балетное образование, выворотность позволяет делать всевозможные и невероятные хореографические па. Классическая школа танца — это таблица умножения, из которой потом рождаются сложные хореографические формулы. Выступление труппы Изадоры Вайс — это будет эксперимент во всех смыслах.

_Death and the Maiden_spectacle by Izadora Weiss_BDT_photo K. Mystkowski KFP

Мы увидим три хореографических опуса, три высказывания. Ее интересует, прежде всего, сюжетный балет. «Федра», «Девушка и смерть» и «Тристан и Изольда» на музыку выдающегося польского композитора Кшиштофа Пендерецкого, высоко оценившего балет и выразившего желание лично присутствовать на представлении в Петербурге.


Приятным сюрпризом для поклонников балета станет спектакль знаменитой труппы «Балет Мориса Бежара» из Лозанны, впервые в России будут представлены балеты «Чудесный мандарин», «Этюд для дамы с камелиями» и «Бхакти III» — в хореографии великого мастера, а также Anima Blues — Жиля Романа, любимого танцовщика Бежара, который сейчас возглавляет труппу.
 

О словах и течениях

С новым словом в балете все так сложно. Чтобы по-настоящему «новое», таких хореографов за весь 20-й век можно сосчитать на пальцах одной руки. Остальные пытаются высказаться, максимально самостоятельно, но очень подвержены различным влияниям. Фестиваль как раз и выискивает такие имена. Чудесно, конечно, уловить что-то новое. Уловить свежее течение, показать публике, и порадоваться, что угадали, увидев, что через несколько лет это уже становится явлением. Например, мы привозили Норвежский национальный балет, который танцевал «Солдатскую мессу». Это один из самых ранних балетов Иржи Килиана, этой постановке уже 40 лет (!). Думаешь, Боже мой, как много хореографов из этой мессы выросло. Этого влияния невозможно было избежать, насколько это было мощно, самостоятельно и сильно. И это нормально, что кто-то вдохновляется этим языком и ищет свой. Также было и с идеями Петипа, Фокина, Нижинского. Это преемственность в развитии.

_BBL_Anima Blues_(c)Francette Levieux

Драма для балета

Почему проводим фестиваль на сцене драматических театров? А где мы возьмем балетные площадки? Мы приглашали Валерия Абисаловича в учредители фестиваля, но ответа не последовало. Ему это не нужно. И это очень грустно. Остается только рассчитывать на Театр танца Бориса Эйфмана и его открытие в обозримом будущем. Конечно, приспособление драматической сцены для танца очень тяжело. Она не имеете нужного наклона, чтобы из партера увидеть кордебалет. И с этим сталкиваются в Петербурге все фестивали современного танца. БКЗ «Октябрьский», где когда-то были блистательные гастроли Мориса Бежара, сейчас не потянет ни один фестиваль, это неподъемный зал по продажам — собрать 4 тысячи зрителей на несколько современных балетов даже в Петербурге сейчас нереально. Это не «Лебединое озеро».

Собрать 4 тысячи зрителей на несколько современных балетов даже в Петербурге сейчас нереально. Это не «Лебединое озеро».

Катастрофа скандала

Каждый год обязательный элемент программы фестиваля — научные конференции. Мы исследуем разные фрагменты Дягилевской истории, различные аспекты Дягилевского круга. Мы говорили о меценатах, которые поддерживали Дягилевские идеи и помогли реализовать его проекты. Рассуждали о Дягилеве и моде, о художниках, работавших с Дягилевым. Тема этого года – «PR как секрет успеха». Дягилев был новатор и в рекламе, продвижении своих проектов, его наработками мир пользуется до сих пор. Нам интересен исторический аспект, будут исследователи не только из России, но из Англии и Франции. А предвосхитит конференцию круглый стол «Скандал как инструмент PR».

Это сложная материя. Изначально ли художник создает скандальное высказывание, в надежде на эффект, или просто творит, не зная, какой это вызовет резонанс? Как, например, Павленский со своими акциями. Акционизм изначально нацелен на скандал. Или тот же Шнуров. Или распространенная практика в шоу-бизнесе: как только ты чувствуешь, что ты вот-вот станешь сбитым летчиком, провоцируешь скандал, на тебя вновь обращают внимание.

Проведет круглый стол Сергей Николаевич, главный редактор журнала «Сноб». Думаю, будет интересный и очень полезный разговор. Этим инструментом — скандалом — активно пользуется сегодня телевидение, особенно в различных телешоу, рассчитанных на массового зрителя, сознание которого сегодня формируется именно телевидением. А мы — театры, музеи, концертные залы — этого же телезрителя пытаемся «обратить в другую веру» — привить ему не массовое, а индивидуальное восприятие искусства. И с каждым разом делать это все сложнее и сложнее. Приоритет скандала — это катастрофа.
 

В программе фестиваля также выставки и кинопоказы, с подробным расписанием можно познакомиться на сайте www.diaghilev-ps.ru
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 162

Все опросы…