Культура

В питерском ТЮЗе увидели в «Гадюке» абсолют войны и любви

3 ноября 2016 12:23 Мария Носова
версия для печати
О великих подвигах и бедствиях Октябрьской революции, о характерах, рожденных эпохой "великого перелома" и фантастической истории жизни и любви — в спектакле «Гадюка» по мотивам одноименной повести Алексея Толстого. О предстоящей премьере «МР» поговорил с режиссером Ильей Носоченко.
В питерском ТЮЗе увидели в «Гадюке» абсолют войны и любви Фото: Наталья Кореновская.

«МР»: О чем будет ваша история?

Илья Носоченко: О том, как человека меняет любовь и как — война. Хемингуэй считал гражданскую войну лучшей для писателя, наиболее совершенной. В том смысле, что участвуют в ней люди, говорящие на одном языке. Понимают друг друга, но продолжают убивать. Гражданская — это война в абсолютном своем проявлении. И это дано в повести. Но дана и любовь, взятая в абсолюте. Интересно следить, как они сосуществуют. Любовь и война, оказывается, много общих точек имеют. Как объяснить человеку, который никогда не влюблялся, что такое любовь? Никак. Та же история с войной — это пережить надо.

_Носоченко

Насколько это близко нашим современникам?
Тут тонкий момент. Мне поколение Октября интересно, это люди совершенно другого масштаба, энергии. Перед ними задачи такие стояли — мир переделывать. Помести их в нашу обустроенную обыденность — будут, как слон в посудной лавке. Великие бедствия создают великие характеры. Вот, кажется, люди эти на нас ничем не похожи, но какой это важный опыт — в непохожем разглядеть себя! Для этого пришлось с артистами поработать над эпохой.

Там все иначе. Язык вроде похож на тот, на котором мы разговариваем, это притупляет бдительность. Но жизнь-то изменилась!

Наши главные герои – кавалеристы. В повести дан такой эпизод: эскадрон выгружается на станции. Вы уже представляете себе картинку? А вот и нет! Казаки оседланных лошадей просто выпихивают из вагонов, те катятся вниз по насыпи, вскакивают, отряхиваются как собаки… Два эшелона (!) конников таким образом выгрузятся за 20 (!) минут, и главное, ни одна лошадь не покалечится. Если коней выводить из вагонов по пандусам, они рвутся, пугаются, и ломают себе ноги. Ну и выгрузка длится в десять раз дольше. Вот очень простой пример, когда за обычными словами – необычное содержание. А главное, как художественно — лошади кубарем катятся по насыпи! Лошади это вообще точный образ эпохи, не зря герои Толстого считают, что «революция создала конную армию».

Как художественно — лошади кубарем катятся по насыпи!

А потом лошадки постепенно стали не нужны, их вытеснил двигатель внутреннего сгорания. И герои Гражданской стали не нужны, вот только кто и как их вытеснил, не очень понятно. Помните историю с памятником бойцам Первой конной армии, который на цветмет разобрали? Мы помним. И на афишу этот памятник поставили. Потому что считаем, что историей своей можно как-то получше распорядиться, нежели сдать ее в переплавку.

_Гадюка

Когда вы говорите о героях Гражданской войны, кого вы имеете в виду? Красных или белых?
И тех, и других. Они ведь все за Родину погибали, за ее счастливое завтра. За наше «сегодня», как бы. Вообще деление на красных и белых – вещь зыбкая, условная. На войне и не больно-то разберешь, где кто: обмундировывались обе армии из дореволюционных запасов. Красные звезды и золотые погоны, вот и все отличия. Плюс, «текучка» была страшная – бывало, по нескольку раз на дню перебегали к противнику и обратно. И не потому, что все поголовно трусы и предатели, нет. Предать, если так разобраться, можно только себя самого, то есть свои идеалы, убеждения…

У нас в спектакле красных и белых одни и те же артисты играют, переключаясь, можно сказать, на глазах у зрителя. Костюмы придуманы так, чтобы эту задачу облегчить. Одна деталь поменялась, стал другой человек. Все зыбко, гулко. Где друг, где враг? Куда бежать, кому верить? Какой-то хаос первозданный вокруг, космос.
Это мы, кстати, в музыке попытались решить – звучит в постановке почти одна электроника. Это, как ни парадоксально, решение классическое. Вспомните «Первую конную», к которой Эдуард Артемьев музыку написал. Или недавний американский сериал «Больница Никерброкер». Удивительно точно электронная музыка к началу века подходит – к предчувствию перемен, приближающихся неотвратимо. К ощущению земли, уходящей из-под ног – то ли к звездам летишь, то ли в бездну падаешь.

Удивительно точно электронная музыка к началу века подходит – к предчувствию перемен, приближающихся неотвратимо. К ощущению земли, уходящей из-под ног – то ли к звездам летишь, то ли в бездну падаешь.

Ну, и если уж речь пошла о кино… Мы местом действия советский кинотеатр выбрали. Там давно уже научились об истории рассказывать так, чтоб дух захватывало. Вспомните «Свой среди чужих…» Михалкова и другие захватывающие «истерны», революционную романтику. Очень похожие на последние фильмы Тарантино, кстати. Мы этому киноязыку сценический аналог ищем.

Ближайшие показы: 8, 22 ноября в 19:00, на Малой сцене ТЮЗа им. Брянцева (Пионерская пл., 1).

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 178

Все опросы…