Спонсор раздела:

Политика

Монстрация пессимизма

25 ноября 2016 13:02 Константин Крылов
версия для печати
В Петербург приехал художник Артем Лоскутов – организатор ставшей уже легендарной новосибирской «Монстрации». Он встретился с местными политическими активистами. В разговоре с ними он поделился неожиданным мнением об эффективности политического акционизма, рассказал о попытках властей «национализировать» «Монстрацию» и о том, что бывает с политической акцией, когда ей не препятствуют.
Монстрация пессимизма Фото: Константин Крылов

За пять минут до начала встречи с идеологом новосибирской «Монстрации» Артемом Лоскутовым в небольшом офисе движения «Весна» в Биржевом переулке оставалась пара свободных мест. Человек 20 – 25 сидели кто по одному, кто по двое в ожидании появления художника. В зале много студентов, политических активистов, пришли два представителя движения в защиту валютных ипотечников. Впрочем, люди продолжали подтягиваться и, забегая вперед, можно отметить, что аншлаг встреча собрала.

Сам Лоскутов появился в последний момент, с модной стрижкой, в своей фирменной футболке «Здесь вам не Москва» (по иронии производством этих футболок художник руководит именно из столицы, куда перебрался жить еще 2013 году). После краткого вступления общение создателя «Монстрации» и публики началось и заняло в общей сложности почти два часа. Причем разговор получился довольно-таки мрачным.

Об акционизме, активизме, выборах и результативности протеста

Согласно аннотации разговор с Лоскутовым должен был быть посвящен тому, как сделать гражданскую акцию яркой и успешной. Именно этот вопрос публика и адресовала художнику. В зале явно хотят получить что-то вроде инструкции «Десять шагов на пути к успешной акции». Однако сам художник сразу говорит о том, что успешность акции – это понятие очень относительное.

«У меня такое пессимистичное ощущение… Где вообще те успешные примеры [гражданских акций], на которые можно было бы ссылаться? – задается вопросом Лоскутов. – Вы помните, чтобы [после акции] все задумались и что-то изменилось? У меня изначально очень скептическое отношение к тому, что можно добиться какого-то результата. Так исторически сложилось, что, находясь в Новосибирске, сложно рассчитывать на результат в рамках большой страны, которая управляется из Москвы и которой плевать, что там двести человек вышло [на улицу] в Новосибирске. Поэтому раз отпадает необходимость добиваться какого-то результата, тогда остается действовать ради процесса, чтобы тебе самому скучно не было».

Публика выглядит немного удивленной и даже озадаченной этим признанием. Многие явно не ждали таких слов от организатора одной из самых успешных массовых уличных акций за последние годы. Через некоторое время из зала звучит вопрос, есть ли вообще для Лоскутова сейчас какие-то цели в общественном активизме, которых он хотел бы достичь. Однако ответ вновь получается достаточно пессимистическим.

«Я участвую в чем-то таком иногда осознанно, иногда неосознанно. В том, что мне кажется правильным, симпатичным, интересным. Это может ничего не значить с точки зрения творчества. Выборы, например, – отвечает он, правда, сразу оговариваясь. – Я не знаю, эффективно ли было пытаться в них участвовать и эффективно ли было бы в них победить [если бы это удалось]. Или это было бы не эффективно. Потому что, победив на выборах, можно было бы стать депутатом Законодательного собрания Новосибирской области. Одним из. И [один] ты не может принять закон, никто не будет за тебя принимать, потому что все остальные [депутаты] из другого лагеря».

Спустя час разговора, шедшего в основном в мрачном тоне, Лоскутов подводит неутешительный итог наиболее громких общественных акций и политических перформансов последнего времени на примере дела Pussy Riot. Из его слов можно сделать вывод – если акции вроде той, что прошла в Храме Христа Спасителя к чему-то и привели, так это только к дальнейшему закручиванию гаек.

«Вот классно выступили против церкви, а чего добились? – говорит Лоскутов. – Добились нового консервативного подъема и принятия уголовного закона об оскорблении чувств. То есть результат есть, только отрицательный. И в плане отрицательного эффекта история успеха [российских общественных акций] очень широкая».

О «Монстрации»

Разумеется, разговор с Лоскутовым не мог обойтись без упоминания «Монстрации». Из зала звучит вопрос, каких целей хотел он достичь этой акцией. В этот момент складывается ощущение, что автор вопроса хочет перевернуть тональность беседы, возможно, показать самому художнику, что успешные акции в России все же бывают и его собственное детище тому является лучшим примером. Однако Лоскутов в ответ улыбается.

«Здесь [в случае с «Монстрацией»] удобно, просто вообще не было какой-то цели. Сразу. Поэтому она эффективна, – отвечает художник. – Поэтому не возникало проблем с приближением к этой цели».

Впрочем, через некоторое время Лоскутов поправляет сам себя – цель все же была. «Продемонстрировать, что ты не с этими людьми. Есть госидеология, общий цирк, который вокруг тебя происходит, но ты к нему отношения не имеешь и хочешь, чтобы это было заметно. Наверное, в этом есть определенная задача. Увидеть, что вокруг тебя, в твоем городе таких людей [также не желающих иметь к этому отношения] есть не три, как ты предполагал до первой попытки, а уже сто, а то и несколько тысяч. Это тоже бодрящее напоминание, внушающее некоторый оптимизм». Однако в ставшей уже привычной для всего разговора манере художник подчеркивает: «А вот что делать с тем, что мы такие классные и нас больше чем три, я уже не знаю. Это уже следующее поколение придумает».

На этом фоне логичным кажется вопрос, пришедший из зала: а была бы «Монстрация» так популярна, если бы ее не запрещали, если бы организаторы не испытывали бы давление со стороны властей, а участников акции не задерживали бы? Тогда художник рассказал о том случае, когда «Монстрация» как раз не встретила никаких препон со стороны властей.

«Год 2007. Мы добились всех бумажек, мы прошли, нас никто не винтит, мы прошли по главной площади и думаем: “А дальше что делать?”, – не без иронии замечает Лоскутов. – Никто никак на нас не давит. Прошли, возвращаемся обратно. Уже время [акции] вышло. За нами ходит какой-то майор, он говорит: “Ребят, у меня день рождения сегодня, давайте вы побыстрее разойдетесь”. А толпа бродит, бродит. И вот тогда были реплики среди участников, что надо было в прошлом году заканчивать, когда нас винтили, когда перекрывали [улицы]. И было ощущение пробуксовки. И это ощущение быстро ушло, потому что на следующей год появился УБОП в нашей истории, потом Центр Э. Естественно, что из препятствий все и выросло. Без них ничего не было бы».

Художник также отметил, что не верит в возможность экспорта «Монстрации» в другие регионы. По его словам, она может родиться только сама, из инициативы местных жителей, провести ее силами организаторов новосибирского шествия невозможно.

«Как правило, экспортировать [«Монстрацию»] сложно. Потому что если на месте инициативы нет, то ничего не выйдет, – подчеркивает Лоскутов. – Мы пытались сделать «Монстрацию» в Томске когда-то, в первый или второй год, когда это все только началось. В итоге в Томске пришло 7 человек. Из них томич был один, и тот – живущий в Новосибирске и приехавший вместе с организаторами. На этом попытки экспортировать [«Монстрацию» из Новосибирска] закончились. Дальше пошли попытки импортировать [которые шли со стороны других регионов]. В 2009 году, как раз благодаря арестам. Был арест, там наркотики были подброшены, был большой медиаскандал, после которого «Монстрации» стали проводиться в 15 городах».

Отдельной темой стали попытки коммерческих структур и властей перехватить флаг «Монстрации» у активистов. Так в родном для шествия Новосибирске чиновники сейчас пытаются представить шуточные шествия народной традицией советского периода и организовать что-то наподобие собственной официальной «Монстрации».

«Флаг в руки. Если ОНФ возьмется проводить «Монстрацию», я только посмотрю как они будут это проводить. Пусть Путин тоже по Красной площади идет и лозунг какой-то смешной несет. – Предложение вызывает живое одобрение собравшихся. – Я только руки умою и посмотрю, как это будет получаться».

Послесловие

За два часа разговора художник еще успел коснуться того, как правильно себя вести при задержании (иметь адвоката, ничего не трогать руками и подписывать протокол, отметив в примечании все, с чем не согласен). Того, как ему не удалось организовать шествие с арбузами в центре Москвы (его соратников отправили проводить акцию в «Сокольники»), производства фирменных футболок «Здесь вам не Москва» (Лоскутову подали идею организовать производство в Китае, но он ответил, что пока не готов), и еще нескольких тем.

Однако по итогам разговора на лицах многих слушателей застыло некоторое разочарование. «Он (Лоскутов) какой-то обычный», – одеваясь, прошептал один из них своему другу. По-видимому, петербургские активисты в отличие от Лоскутова верят в возможный успех политического акционизма. А значит, возможно, «Монстрацию» можно в будущем ждать и Петербурге. Во всяком случае, как сказал сам автор шуточного шествия, привозить ее извне все равно бесполезно, такие акции могут родиться только сами.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 162

Все опросы…