Культура

Другая Гурченко

30 ноября 2016 13:05 Ольга Комок
версия для печати
Все знают Людмилу Гурченко — кинозвезду, ставшую объектом поклонения и подражания для нескольких поколений советских зрителей. Гурченко – искусная портниха, создававшая экстравагантные костюмы и украшения, – знакома только модельерам и театральным художникам по костюмам и гриму. О выставке «Другая Гурченко» рассказали «МР» куратор Галина Погодина и муж актрисы Сергей Сенин.
Другая Гурченко Фото: theatremuseum.ru.

«МР»: Насколько атмосфера выставочного пространства Дома-музея Ф. И. Шаляпина отражает дух Музея-мастерской Людмилы Гурченко, который открыт в ее московской квартире?

Галина Погодина: Мы старались передать рабочую атмосферу, которая царит в Трехпрудном переулке. Огромный стол в центре экспозиции очень похож на тот, что стоит в Музее-мастерской, и так же завален выкройками, вырезками из старых журналов мод, перьями, кружевом, коробочками с бисером и пуговицами, из которых Людмила Марковна мастерила свои украшения.

_Другая Гурченко, Погодина и Сенин

Пуговицы – знаменитый мотив в воспоминаниях о Людмиле Гурченко. То, что она раздаривала свои наряды, непременно срезая с них пуговицы, нынешних модниц несколько удивляет.
Галина Погодина: В этом нет ничего удивительного. Привязанность к пуговицам у Людмилы Марковны, как и у миллионов советских женщин, идет со времен войны. В те годы пуговицы быстро исчезли, достать их было невозможно. Если вы посмотрите документальную хронику военного времени, увидите, что женщины подвязаны поясочками: не потому, что им не холодно, просто пуговиц на пальто не было. Поэтому к любой фурнитуре относились очень бережно. Кстати, фантастическое умение Людмилы Марковны кроить и шить из ничего – тоже наследие войны. В детстве, в оккупированном Харькове она училась мастерству конструктора одежды у соседки, театрального костюмера. От нее переняла и смелость в обращении с любыми материалами, не боялась резать, мять, даже в туфлях вырезала декольте.

_Платье Гурченко

И в этом следовала моде. Или, все же, мода следовала за Людмилой Гурченко?
Сергей Сенин:
У моды есть опасное качество: догоняя ее, легко безнадежно отстать. Люся же находилась внутри модного процесса, из 800 нарядов, хранящихся сейчас в Музее-мастерской, выбирала, например, те, которые могли быть сшиты в 60-е, а оказывались актуальными в 2000-е, бесстрашно переделывала их, разговаривала с ними, как с театральными образами. Люся следила за модой, но создавала ее сама. Она это прекрасно понимала, когда видела «свои» платья на множестве других женщин.

_Платье Гурченко_ от Диора

Вот, например, платье Кристиана Диора 70-х годов: Людмиле Марковне явно не хватало в нем какой-то остроты. 

Галина Погодина: Как следили за модой в 50-60-е? К примеру, польский журнал «Кобета» - было счастьем его достать, купить, найти выкройку, эти журналы передавали из рук в руки. Но более всего о моде узнавали из заграничных фильмов. Появится на экранах «Бабетта идет на войну», и все советские женщины ходят в бабеттах, вышла «Колдунья», и все отращивают волосы до плеч, как у Марины Влади. Людмила Гурченко в юности была под впечатлением от ленты «Возраст любви», подражала Лолите Торрес. Во время кинопроб на «Карнавальную ночь» пела так, что ее было не отличить от аргентинской звезды, этим и покорила съемочную группу. Однако к костюмам, даже созданным для нее знаменитыми кутюрье, относилась без пиетета. Вот, например, платье Кристиана Диора 70-х годов: Людмиле Марковне явно не хватало в нем какой-то остроты. Наверное, она видела себя со стороны, движения своих рук на большой сцене – и пришила бантики на запястья. А вот костюм от Валентина Юдашкина: к нему она добавила блестящую аппликацию и сделала пышное боа из перьев, модель стало не узнать.

_Платье Гурченко_ от Юдашкина

А вот костюм от Валентина Юдашкина: к нему она добавила блестящую аппликацию и сделала пышное боа из перьев, модель стало не узнать.

Юдашкин стерпел такое вмешательство?
Галина Погодина:
По всей видимости, да, они всю жизнь сотрудничали, были большими друзьями.
Сергей Сенин: Модельеры, костюмеры, художники очень ценили талант Люси-рукодельницы. Она умела подсказать какие-то идеи, дать импульс, точно обозначить нужный образ.

Люся бы с ума сошла, если б узнала, что теперь ее гардероб исследуют историки моды, а траченное молью платье, которое она сшила для поступления во ВГИК, выставлено в петербургском музее.

На выставке в Доме-музее Шаляпина из 200 рукотворных нарядов Людмилы Марковны представлено только 9 костюмов, не считая, конечно, украшений, шляпок, ценных подарков. Как отбирали экспонаты для проекта «Другая Гурченко»?
Галина Погодина:
В первой выставке Музея театрального и музыкального искусства, сделанной совместно с Музеем-мастерской Людмилы Гурченко, мы показали ее великой актрисой, кинозвездой, а теперь, спустя два года, решили рассказать о том, что эта звезда сама себя сделала. Концепция обязывает: выбирать экспонаты было и просто, и сложно, – нам в работе очень помогли сотрудники московского музея.
Сергей Сенин: Люся бы с ума сошла, если б узнала, что теперь ее гардероб исследуют историки моды, а траченное молью платье, которое она сшила для поступления во ВГИК, выставлено в петербургском музее. Конечно, для этой экспозиции мы выбирали только самые знаковые вещи, ничего второстепенного здесь появиться просто не могло.

_Гурченко

Выставка «Другая Гурченко» открыта в Доме-музее Ф. И. Шаляпина до 20 января 2017 года. Подробнее — на сайте Театрального музея.

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram





Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 6455

Все опросы…