Общество

Память о погибших коллегах не дает нам загрубеть

16 декабря 2016 10:28 Галина Артеменко
версия для печати
В Союзе журналистов Петербурга и Ленинградской области 15 декабря прошел вечер памяти погибших журналистов. В 1991 году день 15 декабря Союзом журналистов России был назван Днем памяти журналистов, погибших при исполнении служебных обязанностей. Этот день был учрежден для того, чтобы напомнить, какой вклад в развитие общества вносят журналисты, профессия которых была и остается одной из самых опасных как в мирное, так и в военное время. Напомним, впервые коллеги и родные погибших российских журналистов собрались 11 декабря 1991 года, чтобы почтить память отдавших свои жизни за свободу слова. Это случилось после того, как в сентябре 1991 года в Югославии погибли корреспондент российского телевидения Виктор Ногин и оператор Геннадий Куренной.
Память о погибших коллегах не дает нам загрубеть
Инициатором встречи в Союзе журналистов Петербурга и Ленинградской области стал Петр Годлевский (НТВ – Петербург). В нашем городе в этот день мы вспоминаем пропавших без вести в 1995 году в Чечне журналистов «Невского времени» Максима Шабалина и фотокорра Феликса Титова, убитого в 2004 году журналиста Максима Максимова.
 
Диана Качалова – главный редактор петербургской «Новой газеты»,  в те годы  работавшая вместе с Максимом Шабалиным и Феликсом Титовым в «Невском времени» вспоминала коллег. Какими были репортажи Максима: «Это было давно утерянное сегодня качество текстов – когда за каждой деталью стояла мысль». Она вспоминала, как начинались в бывшем СССР вот эти самые «горячие точки», как поехали туда журналисты – совсем не так как теперь, без командировочных, без средств защиты, тогда не было сотовой связи и Интернета, поэтому связаться с коллегами и родными можно было лишь урывками. Нельзя было быстро передать текст, поэтому, приезжая, отписывались «простынями» на газетных полосах.
 
Максим и Феликс уехали в Чечню второй раз 25 февраля 1995 года, обещали вернуться к 8 марта. Это было важно – их ждали мамы, Максим обещал вернуться, он очень трепетно относился к обещанию, данному матери. Поэтому тревогу забили именно после праздника…
 
Андрей Шамрай вспоминал Феликса Титова, его студенческие годы, фотовыставки, творчество. «Вот двадцать лет прошло, мы целую жизнь прожили, а не укладывается в голове, что его нет, - сказал Шамрай. – Я думаю, на такие встречи надо студентов факультета журналистики приводить, чтобы они знали, какой бывает эта профессия, чтобы послушали наши воспоминания».
 
Петр Годлевский вспомнил, как единственный раз оказался вместе с Феликсом в рабочей обстановке – в Польше, в паломничестве, когда надо было идти вместе с паломниками много километров, как Феликс умел находить общий язык с людьми, подбодрить уставших. Годлевский рассказал, что минувшим летом познакомился в Москве с председателем Союза журналисов Чечни, рассказал о пропавших без вести коллегах, об их многолетних поисках, не давших результатов. Чеченский журналист сначала обещал помочь, но потом перестал отвечать на письма и обращения в соцсети. «Такое впечатление, что наложено вето на всю эту историю», - считает журналист.
 
На встречу пришла мама Феликса Титова -  Мирдза Павловна. После смерти мужа теперь осталась совсем одна: «Мне было приятно слышать о сыне хорошие слова, я вам очень благодарна».
 
Директор Агентства журналистских расследований Андрей Константинов вспоминал о Максиме Максимове, пропавшем без вести в 2004 году в центре Петербурга.  Константинов говорил об этом необыкновенном человеке с теплотой – они работали вместе в «Смене», хотя и  в разных отделах.
 
Выпускник Театрального института театровед Максим Максимов писал о культуре. Константинов вспомнил, что фактически именно Максиму Максимову обязан и написанием романа «Адвокат» и появлением фильма «Бандитский Петербург». Одноименные очерки Константинова в «Смене» прочел режиссер Валерий Огородников и пришел к журналисту с предложением написания сценария. «Я решил, что пришел псих, много таких ходило по редакциям, - вспоминал вчера Константинов. – Пошел к Максиму Максимову спросить – псих или нет. Он интеллигентно всплеснул руками – Андрей, ну что ты, Огородников такой известный режиссер. Он мне лекцию минут на сорок прочел про Огородникова. Я тогда решил позвонить режиссеру, встретились. Результатом общения стал мой роман «Адвокат», который лег в основу сценария фильма «Бандитский Петербург».
 
Потом, когда возник АЖУР, Максимов пришел к Константинову и сказал, что хочет работать здесь. Он погиб, ведя расследование о коррумпированных сотрудниках милиции. Журналисты после гибели Максима фактически раскрыли преступление.  Тело Максима до сих пор не нашли, но известны имена убийц, которые так и не предстали перед судом. «Мне это непонятно, потому что мы с результатами нашего расследования обращались везде, вплоть до министра МВД, - говорит Константинов. -  Это чистой воды уголовщина, там не было никакой политики, но, как говорят, у одного из этих негодяев есть очень высокие покровители».
 
Мама Максима Максимова недавно умерла, так и не дождавшись возможности положить цветы на могилу сына, а больше у Максима никого не осталось.  В 2009 году в Петербурге в издательстве «Пилигрим» вышла книга «В интересах истины». В первой ее части речь идет о расследовании убийства Максима Максимова,  также в ней собраны воспоминания коллег, вторая часть – его статьи об искусстве и о криминальном Петербурге.
«Журналисты – люди циничные, - сказал Константинов. – Но воспоминания о ребятах, которые умерли молодыми, не дают нам загрубеть».
 
20 декабря на Невском после длительного ремонта откроется старинный особняк, куда вновь переедет с Садовой улицы – своего временного пристанища – Союз журналистов Петербурга и Ленобласти. В старом здании бережно хранится мраморная доска с именами погибших в годы Великой Отечественной войны журналистов, вчера поступило предложение сделать мемориальную доску памяти погибших в мирное время.
 
Городские власти обещают перенести  в более людное место от Юнтоловского заказника в парке 300-летия Петербурга Аллею журналистов и придать ей официальный статус.
 
Петр Годлевский говорил о том, что журналисты гибнут  в ДТП, в том числе и тогда, когда работают или идут на работу или с работы, погибают на рабочем месте, умирают от онкологии и сердечных приступов – нередко совсем молодыми людьми. По данным Петра Годлевского, в нашем городе около 15 семей, где умерли журналисты, где остались старые родители или маленькие дети. Если собрать около 2 млн рублей в год, то каждая семья могла бы получать ежемесячную небольшую денежную помощь.
 
Скорбный список погибших при исполнении российских журналистов насчитывает свыше трехсот фамилий.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 114

Все опросы…