Культура

Тамиздат, холодная война и контрабандная русская литература

9 января 2017 14:37 Галина Артеменко
версия для печати
Тамиздат, холодная война и контрабандная русская литература Фото: Галина Артеменко
«Тамиздат, холодная война и контрабандная русская литература» - так в переводе с английского звучит рабочее название книги, которую пишет сейчас Яков Клоц, преподаватель русской литературы в Хантер-колледже Городского университета Нью-Йорка (Hunter College, CUNY).

Будущая книга о том, как за «железным занавесом», в те времена довольно прочным, практически непроницаемым, воспринимались тексты, созданные в СССР и либо по цензурным причинам не напечатанные там, либо все же благодаря историческим обстоятельствам  увидевшие  свет, как «Один день Ивана Денисовича».

 

Книга, как говорит сам Яков, находится сейчас  на стадии «нескольких кейсов, разрозненных глав и статей», в ней исследователь придерживается  «темы ГУЛАГа и рукописей о нем». «Все будет проходить на фоне «Ивана Денисовича» и «рассекречивания» ахматовского «Реквиема», - рассказывает о своей работе Яков Клоц. – Это фон тамиздата шестидесятых». В книге речь пойдет о «Софье Петровне» Лидии Чуковской (повесть о Большом терроре создана в 30-40 годы, напечатана на Западе в 1965 году под названием «Опустелый дом», в СССР – лишь в перестройку, в 1988), «Реквиеме» Анны Ахматовой, увидевшим свет на Западе в 1963-м, первой книге стихов Иосифа Бродского, увидевшей свет в переводе на английский в Нью-Йорке в 1965 году, Синявском и Даниэле. Завершит книгу глава о Варламе Шаламове.

 

Как восприняла русская эмиграция эти тексты?  «Литературу факта» Варлама Шаламова, «заледеневший» язык, о котором успели забыть к шестидесятым годам даже те в СССР, кто читал это в двадцатые годы, а уж о русских эмигрантах и говорить нечего. «Далеко не всем  в эмиграции была понятна эстетика этих текстов – по ту сторону «железного занавеса» уже говорили иначе», - говорит исследователь. Для многих из тех в эмиграции, кто «узнал» новую Ахматову – с «Реквиемом», добравшимся до Запада и напечатанным в Мюнхене в 1953 году, с  «Поэмой без Героя», также увидевшей свет на Западе в 1959-м, эта Ахматова никак не соответствовала их представлениям о той, оставленной ими, о той, что прочно ассоциировалась не с ГУЛАГом, а с веком Серебряным.

 

Яков Клоц, прилетевший  на днях в Петербург из Нью-Йорка, расскажет о будущей книге  10 января в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме. Речь пойдет и об истории публикации «Реквиема» на Западе. Исследователь восстанавливает  маршрут первой рукописи поэмы, попавшей на Запад, реконструирует историю ее публикации, модели восприятия «Реквиема» в кругах русской эмиграции.

 

Вчера Клоц представил в Петербурге, в «Порядке слов» другую свою работу – книгу-интервью «Поэты в Нью-Йорке. О городе, языке, диаспоре», вышедшую в Москве в 2016 году в издательстве НЛО.  Он писал ее пять лет и родилась книга из работы над антологией стихов о Нью-Йорке поэтов трех волн эмиграции из Восточной Европы, в основном, из СССР и России. «Бродский сказал, что Нью-Йорк не подвластен ритму стихотворца, я задумался над этим, поддался этой мысли и решил собрать поэтическую антологию, потому что поэты пишут стихи про Нью-Йорк, - рассказал Яков. -  Я задавал всем одни и те же вопросы, главным композиционным моментом всей книги стал сам переезд, поскольку ныне именно это слово характеризует изменение в судьбе, а не слово «эмиграция», слава Богу».

 

Многие из тех, с кем беседовал Яков, переехали в Нью-Йорк из Ленинграда-Петербурга: «Призма, сквозь которую поэты смотрят на новое пространство – их родной город, поэтому в поэзии о Нью-Йорке на русском языке Петербург встречается сплошь и рядом».


Яков Клоц преподает русскую литературу в Хантер-колледже Городского университета Нью-Йорка (Hunter College, CUNY). Под руководством Томаса Венцловы в 2011 году защитил диссертацию об Иосифе Бродском в Йельском университете. Автор статей о русской поэзии и художественном переводе, прозе ГУЛАГа, тамиздате, эмиграции и диаспоре, лингвистической мифологии и городских пространствах в русской литературе. Совместно с Россом Уфбергом перевел на английский воспоминания Тамары Петкевич «Жизнь – сапожок непарный» («Memoir of a Gulag Actress»). Автор-составитель книг «Иосиф Бродский в Литве» (2010) и «Поэты в Нью-Йорке. О городе, языке, диаспоре» (2016).

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram





Лента новостей

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 6289

Все опросы…