Общество

«Позитивчик» из блокадного Ленинграда

27 января 2017 16:54 Галина Артеменко
версия для печати
Если предположить невероятное – что в будущем от всех свидетельств и документов о блокаде – хроники, фотографий, рисунков, дневников, архивов, предметов – не останется ничего, кроме созданного под руководством педагогов в Медиашколе ОМ современными петербургскими детьми небольшого фильма «Новости блокадного Ленинграда», то это значит, что наши потомки получат самое превратное представление о об одной из величайших гуманитарных катастроф ХХ века.
«Позитивчик» из блокадного Ленинграда Фото: фото со съемок "Позитивных новостей о блокаде"

Ролик, выложенный в Сети, представляет собой подборку «позитивных новостей» и сделан в традициях современного телевидения с его штампами, «прямыми включениями» и напористым ритмом.
 

Сами взрослые – Максим Мирошниченко, художественный руководитель и Евгения Зобнина, креативный продюсер детской медиашколы, пишут в разосланном в СМИ релизе, что «в детских новостях из блокадного Ленинграда говорят о типичных городских событиях: футбольный матч, концерт в Филармонии, запуск трамваев.

 

Ребятам было важно показать не трагедию, которая составляла будни ленинградцев, а то, как город жил, несмотря ни на что. Выпуск не привязан к конкретной дате. Дети собрали в нем то, что доставляло радость и питало надежды в годы войны».
 

При этом взрослые утверждают, что подростки от 10 до 16 лет  - участники этого проекта «позитивных новостей» – про блокаду и «Блокадную книгу» Алеся Адамовича и Даниила Гранина прочитали и посмотрели фильмы «Блокада Сергея Лозницы» и Катерины Гордеевой «Голоса». То есть, получается, что дети имели некоторое представление о Ленинградской трагедии.  Но почему тогда под руководством взрослых получился вот этот бодряческий кошмар, который не вызывает ничего, кроме неловкости и стыда в лучшем случае. Потому что Ленинградская блокада – это, прежде всего, трагедия, а не концерты, футбольные матчи и получение подарков, причем, собранные в один день выпуском "блокадных новостей".
 

Да. Слово «праздник» в этих «позитивных новостях» встречается дважды, а слово  «смерть» - ни разу. Начинается выпуск с новостей короткой строкой – про ловлю рыбы Треста «Ленрыба» к столам ленинградцев. Сообщается об этом на фоне кадров хроники, когда несчастные люди пытались из-под невского льда с трудом доставать воду. Вот известное фото разрушенного дома на Невском, 30, где находится Малый зал Филармонии. «Никто не пострадал», - рапортуют дети. И ни слова о том – сколько людей лишилось крова и нашло свою смерть от обстрелов и бомбардировок, что в 1943-м – уже после прорыва блокады артиллерийские обстрелы стали просто зверскими, что именно «это сторона улицы» - солнечная сторона Невского – «при артобстреле наиболее опасна».
 

«Прямое включение» из современного трамвая – про пуск трамвая после блокадной зимы. Ни слова о том, почему же трамваи не ходили. И ведь есть в городе и Блокадная подстанция, и  Музей электрического транспорта, откуда каждый год в апреле выходит «блокадный трамвай» и едет по первому маршруту после зимы, раньше он был полон блокадниками – они вспоминали детство и юность, с ними можно было пообщаться и многое узнать, теперь их все меньше и далеко не каждый может совершить такую поездку. Но трамвай все равно идет – настоящий, отреставрированный. Что мешало снять его? А не рапортовать, указывая на современный трамвай, как хорошо он восстановлен.
 

Ольга Берггольц, оказавшись весной 1942 года в Москве, негодует, что ей запрещают на московском радио рассказывать правду о голоде, что из Смольного исходит запрет, чтобы в Ленинград посылать посылки с едой – типа «ленинградцы сами возражают». Правду о голоде решили не рассказывать и те, кто учил детей «позитивным новостям» о блокаде. Зато про «70 вагонов подарков из Приморского края», 48 вагонов из Бишкека с мукой, мясом, сухофруктами, орехами.

 

И еще шедевральное: «Сорок два вагона мяса и другой молочки» - цитирую слова юного корреспондента. Как принято теперь писать в соцсетях – «молочки, Карл!» И ни слова о том, что предшествовало этому потоку еды через ледовую Ладожскую трассу, которую потом назовут  «Дорогой жизни», и КАК эта еда доходила до людей.


Далее в выпуске – откроется Дворец пионеров с кружками вышивания и сольного пения. Ну ведь читали же, судя по пресс-релизу, и дневник мальчика Юры Рябинкина, что приводят Гранин и Адамович в «Блокадной книге» - мальчика, который, кстати, в этот дворец до войны ходил и который оставил своим сверстникам, вот этим самым, из продвинутой медиашколы, свой дневник, свое завещание, полное душевного смятения, жажды жизни и понимания неизбежной гибели.

 

Есть всемирно известный  дневник Тани Савичевой, опубликован дневник шестнадцатилетней Лены Мухиной.  Но нет – в выпуске сплошной, в духе времени и в духе современного исторического  мифотворчества - «позитив». Зачем?
Про гостиницу «Астория» и Исаакиевский собор скажу отдельно. Мальчик на фоне «Астории» рассказывает, что «теперь «Астория» стала общежитием для работников культуры и музеев, сюда переехали сотрудники музеев, вынужденные до этого жить в подвале Исаакиевского собора». Они там сохраняли ценности ленинградских музеев.

 

Ни слова – как и зачем там оказались  сотрудники и ценности не только ленинградских, но и пригородных музеев, оставшихся на оккупированных территориях – то есть враг подошел так опасно близко, теперь для нас - ближайшие пригороды и черта городской агломерации. И не общежитие это было – в «Астории», а стационар для ослабленных, почти умирающих людей – работников культуры города. Такие стационары начали открывать по всему Ленинграду.

 

Еще о спасении культурных ценностей – репортаж об укрытии скульптур Клодта с Аничкова моста с этаким залихватским (типа, юмор?) «и ни одно животное не пострадало». Кто писал эти тексты? Почему взрослые, по сути, подставили своих воспитанников?
 

Я уверена,  Максим и Евгения, конечно же, хотели, как лучше, но получилось не просто «как  всегда», а даже хуже. У истории не бывает полуправды и «позитива». Ленинградская блокада была трагедией, унесшей больше миллиона жизней, и никакие «позитивные новости» не способны это изменить. Невероятно обидно и больно, что блокада стремительно становится областью мифа и таких вот «позитивных новостей», и не осмысляется как трагедия.

 

Когда Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа, говорит о Второй мировой войне, он вспоминает города, ставшие символами и трагедии, и мужества и невыносимой боли – Ленинград, Сталинград и Хиросиму с Нагасаки.
 

И еще. К концу 1943 года внешний мир стал проявлять тревогу о происходящем в нацистских лагерях. Вследствие этого немцы разрешили комиссии Международного Красного Креста посетить концлагерь Терезиенштадт. К визиту тщательно подготовились: немцы уменьшили перенаселенность гетто, депортировав в Аушвиц побольше заключенных, построили фальшивые кафе, магазины, банк, детские сады и школы. Вдобавок они разбили сады и сняли пропагандистский фильм, изображающий жизнь в Терезиенштадте идиллической и комфортной.

 

Комиссия прибыла 23 июля 1944 года. Заключенные, которые встретились с членами комиссии, были строго проинструктированы, как себя вести и что говорить. Визит был успешным - СС удалось обмануть комиссию. Это исторический факт.

Если бы кроме этого постановочного фильма в мире ничего не осталось бы - ни хроники, ни фотографий, ни рисунков, ни дневников – свидетельствующих о том, что  такое Холокост, то никто бы не узнал правды.
 

Я не сравниваю, Боже упаси. Но такие вот «позитивные новости» блокадного города, сделанных правнуками блокадников под руководством внуков блокадников (!) - это свидетельство глубокого душевного неблагополучия нашего общества.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 285

Все опросы…