Культура

«Времена года» Кейко Фуджие – это как хокку

14 марта 2017 13:45
версия для печати
1 апреля 2017 года на Новой сцене Александринского театра состоится необычный фестиваль. Организаторы – камерный оркестр «Дивертисмент» и благотворительный фонд AdVita – назвали его «Seasons: 5.0. Времена года в пяти частях».
«Времена года» Кейко Фуджие – это как хокку

Пять композиторов, пять точек зрения на устройство мироздания и место человека в нем, пять способов почувствовать движение времени. Произведения Антонио Вивальди, Кейко Фуджие, Астора Пьяццолы, Петра Чайковского, Леонида Десятникова, посвященные временам года, будут предварять комментарии историка искусства Алексея Лепорка, востоковеда Марины Козловской, историка музыки Артем Варгафтика, антрополога Светланы Адоньевой, а одну из программ будут представлять скрипач Илья Иофф и композитор Леонид Десятников. Это настоящее событие, которое невозможно пропустить. Весь сбор от продажи билетов будет перечислен в благотворительный фонд AdVita на лечение людей с онкологическими диагнозами.

Координатор программ фонда AdVita Елена Грачева попросила художественного руководителя камерного оркестра «Дивертисмент» Илью Иоффа и арт-директора  камерного оркестра «Дивертисмент» Лидию Коваленко, чья идея легла в основу концепции фестиваля, представить второй концерт фестиваля – сюиту «Времена года» современного японского композитора Кейко Фуджие.

Илья Иофф: Кейко Фуджие – современный японский композитор, которую в мире знают хорошо, а в России не знают совсем. Мы познакомились в Токио: она была на нашем концерте, пришла за кулисы, мы разговорились. И только через полчаса, которые мы с невероятным удовольствием провели в разговорах о музыке, она сказала, что композитор. А спустя еще некоторое времени сказала, что у нее есть сочинение для нашего состава. Все это было очень по-японски, очень постепенно, очень деликатно. Я посмотрел это сочинение, и оно мне очень понравилось.

Мы часто бываем в Японии, я очень люблю эту страну, и эта музыка очень похожа на нее. По нашим меркам они живут, наверное, веке в двадцать четвертом, но всю их такую, казалось бы, технологичную жизнь пронизывает пятитысячелетняя культура. «Времена года» Кейко Фуджие – это как хокку. Это годовой круг, сконцентрированный в тринадцати минутах звучания. Невероятное внимание к мелочам – как у Басё: тихий пруд, только слышно, как расходятся круги от прыгнувшей лягушки. Кейко Фуджие любуется тем же, чем любовались много веков китайские и японские поэты. При этом она училась в Германии, у нее есть технические возможности европейского композитора – и совершенно японский взгляд на мир. Ты можешь не понимать всей сложности смыслов ее образов, но понимаешь, как это красиво – как с иероглифом: я не могу его прочитать, но могу оценить его красоту. 

Кейко Фуджие рассказала нам о народных песнях и стихах Ли Бо, из которых родилась ее сюита.

Красавица, разводящая шелкопрядов, в прекрасном кимоно собирает листья шелковицы. Увидевший её местный вельможа сразу предложил ей свою любовь, но получил мягкий вежливый отказ. Это — песня весны.

В середине лета девушка идёт на озеро собирать цветы лотоса. Из-за толпы зевак, желающих полюбоваться ее красотой, на берегу становится тесно. Красавица, не дожидаясь появления Луны, возвращается на лодке во дворец. Это — песня лета.

Третья песня — самая известная в Японии. Женщина глядит на Луну, слышит звуки кинута (в старые времена —  палки, использовавшиеся для отглаживания тканей после стирки) и осеннего ветра. Все напоминает о муже, ушедшем на войну. Это — песня осени.

В холодный зимний вечер жена всю ночь шьёт для мужа, ушедшего на войну, кимоно. Завтра с утра нужно успеть отправить его с утренним гонцом. Когда же это кимоно сможет одеть любимый муж? — поет женщина свою зимнюю песню.

Эта музыка станет настоящим открытием для всех, кто придет на концерт, — тонкая, мастерски сделанная. Для европейского уха она неожиданно начинается и неожиданно заканчивается. Но когда последняя нота растает, останется впечатление чего-то очень стройного, очень собранного, очень цельного и очень простого.

Елена Грачева: Я представляла себе, что японская сюита по китайской поэзии, которая называется «Времена года», будет «про природу». Пятицветные облака, гусь летит, вершину Фудзиямы укрыл снег. Но Кейко Фуджие выбирает внутренним сюжетом своей музыки человека – и заканчивает войной. Мне кажется, в этом выборе – двадцатый век, его трагизм. Когда мы читаем Ли Бо, нам кажется, что в его восьмом веке мир невероятно прочен: что бы ни случилось, гусь летит, сакура цветет, жаворонок поет, приходит весна, ее сменяет лето. Но одинокая женщина, которая шьет кимоно мужу, ушедшему на войну, – это совершенно двадцативечное напряжение разлуки и ожидания.

Илья Иофф: Эти четыре стихотворения складываются в историю жизни женщины, очень японскую историю. В первой красавица отказывает вельможе в его притязаниях, во второй пьесе она уже наложница этого вельможи – очевидно, что-то произошло, мы этого не понимаем, но японцы наверняка знают, что произошло. В третьей песне она смотрит на Луну, слышит удары палок и думает об ушедшем на войне муже. А в четвертой она шьет ему кимоно – и музыка говорит, что он не вернется. История жизни женщины, рассказанная за тринадцать минут: очень по-японски, в трех строках хокку.

Лидия Коваленко: Кандзи, китайские иероглифы, используемые в японской письменности, всегда соединяют предмет и отношение к нему человека, явление природы и человека в контексте этого явления. И все это аскетично, в одном движении кисти. Каждая пьеса Кейко Фуджие для меня как для исполнителя – это школа минимализма. Мы привыкли смотреть на «Девятый вал» и «Последний день Помпеи», а рассматривать маленький фламандский пейзаж нам нужно учиться: какая там ручка у окна, вот полотенце висит, чуть помялось, вот лучик солнца сквозь трещину в ставне. Нам непривычно и по-человечески, и музыкально. Но это опыт настолько интересен!

Илья Иофф: Когда мы играли премьеру этого сочинения в Петербурге, Кейко Фуджие приехала. Она была у нас впервые, ей все очень понравилось – и город, и концерт. На следующий день у «Дивертисмента» было выступление в Павловске, и я пригласил ее поехать с нами. Едем мы на автобусе, я изо всех сил оказываю гостеприимство: посмотрите направо, посмотрите налево, здесь царь, здесь царица, здесь то, здесь сё. Она все это время внимательно смотрит в окно, потом поворачивается и говорит: «Интересно: у вас зеленый цвет листьев совершенно другой, нежели в Москве». Вот на что она смотрела.

Елена Грачева: В этом смысле жалко, что музыку нельзя на стоп-кадр поставить. Мы можем рассматривать гравюру часами, стоим и стоим. А музыку нельзя останавливать, чтобы рассмотреть каждый фрагмент гармонии… А рассмотреть хочется.

Илья Иофф: В ее музыке есть стоп-кадры. Фуджие их создала. Музыка движется, развивается – и вдруг все повисает на одной ноте. Нота длится, длится – в масштабах тринадцатиминутного сочинения невероятно долго, почти минуту. Одна нота, которая немного меняет свой тембр, но это одна нота. Стоп-кадр. Это она стоит рядом с каким-нибудь листочком и смотрит, как с него свисает капелька росы. И это прекрасно.

Лидия Коваленко: Два разных умения – европейское желание взять все в свои руки и разобраться, как оно все устроено, и истинно восточное умение смотреть и видеть, а понимание придет само. Не торопиться, не пытаться постигнуть всё сразу. Каждую секунду мы видим что-то одно. В следующую секунду – что-то другое. Дверь, через которую люди входят в понимание, на востоке принципиально другая. Если сравнивать с другими «Временами года» из программы нашего фестиваля, которые длятся от получаса до часа, то сюита Кейко Фуджие – времена года в десятикратном увеличении. Ты смотришь и начинаешь различать: а там еще жизнь. И еще жизнь. И еще жизнь. И как бы близко ты ни подошел, жизнь никогда не прекращается.

---

Второй концерт благотворительного фестиваля Seasons: 5.0 состоится 1 апреля с 14:45 до 16:00 на Новой сцене Александринского театра.

 

Программа концерта:

Лекция: Марина Козловская «Времена года в китайской живописи»

 

Кейко Фуджие. «Времена года». Сюита по поэзии Ли Бо

Камерный оркестр «Дивертисмент»

 

Стоимость билета 700 рублей

Весь сбор от концерта будет передан на лечение людей с онкологическими диагнозами, которые лечатся в больницах Петербурга.

 

Купить билет 

 

Билеты на весь фестиваль или любую из его частей можно приобрести 
на сайте www.alexandrinsky.ru и в кассе Новой сцены Александринского театра (наб. реки Фонтанки, 49а. М «Гостиный двор», «Достоевская», «Владимирская») 

Режим работы кассы: ЕЖЕДНЕВНО 11:00 - 20:00, ОБЕД 14:00 - 15:00. 
Тел. для справок: +7 (812) 401-53-41. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter





Лента новостей

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 4635

Все опросы…