Город

Непростое наследие

21 марта 2017 10:35 Галина Артеменко
версия для печати
Совет по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга 20 марта 2017 года решал два музейных вопроса и обсуждал идеи использования ТЭЦ «Красного знамени». Вопрос, что делать с музеем при недостатке площадей, решить еще можно, а вот как спасти здание ТЭЦ 20-х годов никто не знает.
Непростое наследие Фото: mr7.ru

Русский музей – с дворами решили быстро

Год назад началась громкая история, вылившаяся в политические баталии, пикеты и митинги – когда СМИ начали писать, что Русский музей из-за приспособления для современного использования западного  (Сервизного) двора Михайловского дворца чуть ли не закроет корпус Бенуа с вывозом картин.

Хотя сама история с приспособлением дворов тянется уже больше 10 лет. Наконец-то видно цивилизованное решение вопроса. Совет по сохранению культурного наследия одобрил корректировку концепции приспособления для современного использования западного двора Михайловского дворца – памятника федерального значения. Концепцию представил автор – директор ООО «Литейная часть -91» Рафаэль Даянов.

Согласно концепции слева от парадного крыльца Михайловского дворца появится прозрачная платформа для подъема людей на колясках. Западный - внутренний двор будет перекрыт, но это не нарушит пространственного восприятия. Внутри двора появится лифт для перемещения людей с ограниченными возможностями и пожарной команды – он рассчитан на 33 человека. В уровне первого этажа будет небольшой конференц-зал. На втором этаже будет переход от лифта к входу в зал фондов открытого доступа по воссоздаваемой галерее – это решение обосновано историческими материалами. Во втором (Церковном) дворе будут установлены два лифта, грузоподъемностью 13 человек для маломобильных групп.

Этнографическому музею тесно

А вот с Российским этнографическим решали что делать почти полтора часа. Суть в том, что надо как-то реконструировать здание бывших производственных мастерских Михайловского театра – жуткую коробку, построенную методом «самостроя» в 1930 году и расположенную в границах объекта культурного наследия федерального значения – все того же Михайловского дворца – Государственного Русского музея.

Владимир Грусман, директор Российского этнографического музея (РЭМа) говорил о том, что музею необходим Экспозиционный центр – многие коллекции просто негде показывать, нужны помещения для фондов, а также реставрационные мастерские. Их услугами могли бы пользоваться и региональные этнографические музеи. Сам РЭМ «заперт» в своем историческом пространстве аж с 1923 года и ему явно тесно.

Здание бывших мастерских – без подвала и чердака, примыкающее к северной наружной стене РЭМа, памятником не является. На Совете ООО «Архитектурное бюро «Традиция» представило два варианта «решения фасадов» несчастного самостроя. Дом без чердаков и подвалов к тому же частично аварийный, но если его привести в порядок, то музею это даст полторы тысячи квадратных метров дополнительных площадей. Архитекторы – члены Совета по сохранению культурного наследия над обоими вариантами фасадов – псевдоклассическим и псевдоконструктивистским - поиздевались от души. Понятно, что видеть всю эту «стилизацию» рядом с блестящим творением Карла Росси невыносимо.  Доктор архитектуры Юрий Курбатов вообще сказал, что этот «странный домик»  лучше было б снести. Он прав, но снести безликое здание нельзя по закону, так как оно находится в границе федерального памятника. «Это тот самый случай, когда лучше ничего не делать», - сказал Никита Явейн относительно «вариантов фасадов».

 

Напомним, что не в первый раз появилась идея построить что-то рядом с дворцом Росси. В 80-е годы ХХ века построить новый корпус позади РЭМа планировали – помешала перестройка. А в 2013 году Градсовет даже одобрил «Архитектурную концепцию регенерации и завершения ансамбля Российского этнографического музея и Государственного Русского музея» - то есть строительство Центра музейных коллекций Русского музея и РЭМа, концепцию разрабатывала «Архитектурная мастерская Мамошина». Но не срослось – против были градозащитники, ведь любое новое строительство на территории объектов культурного наследия уже было запрещено.

РЭМу явно не хватает площадей. И вот к вопросу вернулись вновь. Михаил Мамошин с 2013года  времени не терял – он разыскал в фондах Русского музея чертежи и рисунки Карла Росси. Чтобы воссоздать уничтоженный в начале прошлого века Прачечный корпус и «вписать» в него «странный домик». Это даст 20 тысяч квадратных метров площади. Юрию Курбатову идея понравилась: «Мамошин открыл перед нами перспективу!»  Андрей Пунин, историк архитектуры, тоже ее приветствовал.

Александр Кононов, в 2013 году выступавший против любого строительства позади Михайловского дворца, на этот раз напомнил, что цель одна – дать РЭМу удовлетворить потребность в расширении площадей, а не заниматься «привлекательным вариантом Мамошина», ради которого надо менять Федеральный закон № 73 о культурном наследии, а федеральный закон изменить – это дело нескольких лет. Кононов призвал «дать синицу в руки» - чтобы Этнографическому музею было хорошо.

«Коробочку отремонтировать и покрасить?» - спросил председательствующий на Совете вице-губернатор Игорь Албин. Но за идею воссоздания утраченных старинных уникальных зданий ухватился и даже предложил создать при Совете рабочую группу, включить туда Мамошина и разработать поправку к ФЗ № 73.

Михаил Мильчик, заместитель председателя Совета, потом в беседе с корреспондентом MR7. ru сказал, что он категорически против любых «воссозданий» - послевоенные воссоздания разрушенных нацистами ленинградских пригородов – единственное исключение. И никто не даст строить  новое здание в зоне памятника. Того же мнения и глава КГИОП Сергей Макаров. То есть, видимо, за федеральные средства удастся лишь привести в порядок «странный домик», чтобы дать Этнографическому музею «синицу в руки».

Чемодан без ручки – «Красное знамя»

Наконец-то Совет перешел к третьему вопросу. Снова Рафаэль Даянов -  о концепции реставрации с приспособлением для современного использования объекта культурного наследия регионального значения ТЭЦ фабрики «Красное Знамя». Для сведущих людей – речь идет о единственном здании в России, построенном  выдающимся немецким архитектором Эриком Мендельсоном. Заказ на строительство комплекса зданий для фабрики «Красное Знамя» великому немцу дал Ленинградский трест текстильного производства в 1925 году. Получился целый квартал с доминантой – силовой станцией на углу,  сам Мендельсон говорил о ней, как о «корабле, который тянет за собой все производство».

В докризисное время фабрика «Красное знамя» - уже недействующая и пришедшая в упадок – принадлежала предпринимателю Игорю Бурдинскому. Он мечтал и громко говорил о том, что превратит архитектурный шедевр в культурно-выставочный центр. Но из-за кризиса отказался от этой идеи. В 2014 году ГК «Балтийская коммерция» приобрела участок, на котором расположен шедевр Мендельсона. И уже построила там ЖК «Мендельсон», что сильно повлияло на восприятие шедевра, об этом в свое время говорили и архитекторы, в частности, член президиума Петербургского ВООПИиК Маргарита Штиглиц, сам Бурдинский  и градозащитники. А на Совете об этом громко высказался и член Совета кинорежиссер Александр Сокуров.

Сокуров поднял вопрос о том, что будет в этом здании – бары, рестораны, очередной торговый центр?  Депутат Алексей Ковалев задавал вопросы: где предметы охраны на ТЭЦ «Красное знамя»?  Албин согласен – без предметов охраны трудно говорить и о современном использовании. Мильчик требует уточнить будущую функцию уникального здания.

Андрей Пунин предложил создать в здании музей советской архитектуры 20-30-х годов. Елена Кальницкая, генеральный директор ГМЗ «Петергоф», в котором почти четыре десятка интереснейших музеев с  очень разной посещаемостью, парировала – в такой музей мало кто пойдет, нужна уникальная идея. Вот в Риме примерно такая же ТЭЦ и среди старого оборудования устроили музей античной скульптуры – народ валом валит, потому что необычно, интересно. Надо придумать нечто такое и здесь.

Но с небес на землю перевел обсуждение  Иван Архипов, директор по развитию ГК «Балтийская коммерция»: «Музей должен иметь материальную базу, если у города есть идеи, то он может забрать комплекс у нас за материальную компенсацию, но если нет электричества и отопления, то здание будет продолжать разрушаться». Архипов тоже пока не знает, как можно приспособить для современности шедевр Мендельсона.

Албин сильно торопился на доклад к губернатору, поэтому предложил одобрить концепцию реставрации фасадов «Красного знамени», а о предназначении и прочем подумать  в следующий раз.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 178

Все опросы…