Политика

Что от нас отстанут – маловероятно

30 марта 2017 10:53 Галина Артеменко
версия для печати
Происходящее с Европейским университетом в Петербурге напоминает горячечный бред – когда уже запутался – в чем виноват и виноват ли. Корреспондент MR7.ru разобрался в проблемах университета, возникших за последний год.
Что от нас отстанут – маловероятно

Карательное образование

Все началось с доноса Виталия Милонова в Генеральную прокуратуру. Депутат написал, что в университете нет медпункта, а стипендии выдают в конвертах и даже в иностранной валюте. Не забыл Милонов и написать про перепланировки помещений. В самом вузе обвинения отвергли, как «абсурдные», но для государства это стало поводом навалиться на университет со всей пролетарской ненавистью.

За год Европейский университет пережил 11 проверок, две из них привели к тому, что университету приходится судиться  в обеих столицах. В Москве – биться в суде  за лицензию с Рособрнадзором, в Петербурге – с правительством  города,  чтобы остаться в историческом здании на Гагаринской улице, 3.

Рособрнадзор в лице своего главы Сергея Кравцова вроде бы все понимает, что ЕУСПБ – университет сильный, ведь согласно внутреннему рейтингу Минобрнауки ЕУСПБ по двум позициям занимает первые места среди  830 университетов страны, причем одна из позиций – научно-исследовательская работа. Но по каким-то причинам ведомство остановить свою карательную машину не может.

«Рособрнадзор, запустив эту процедуру (аннулирования  лицензии. – Прим. ред.), сам уже понимает, что речь идет о закрытии хорошего университета, к которому нет никаких претензий по качеству образования, который занимает самые высокие рейтинговые позиции, - говорит один из основателей университета, его ректор в 2003-2009 годах, известный российский лингвист, доктор филологических наук, член-корреспондент РАН Николай Вахтин. –Рособрнадзор понимает, что делает неправильно, но пошел на принцип, такая же логика в уголовных процессах: если суд выносит оправдательный приговор, то это значит, что следователи и прокуроры плохо работают. По этой же самой логике Рособрнадзор не может отступить».

Процентная норма политологов-практиков и где они водятся

После заявления Милонова ЕУСПб замучили проверками, недочеты выявлялись самые разные, как говорится - кто ищет, тот всегда найдет. «Сначала недочетов было 120, потом стало 30, потом 4, а теперь не осталось ни одного, просто ноль, и мы можем это документально доказать. Но Рособрнадзор продолжает с нами судиться, отбирать у нас лицензию. И это ситуация абсурдная», - продолжает Вахтин.

Из четырех остававшихся нарушений: вопрос по отсутствию спортзала уже отпал, так как было доказано в суде, что при магистратуре спортзал не нужен, да и законодательство изменилось, по  аттестации сотрудников вопрос тоже закрыт, потому что было доказано в суде, что аттестация работающих по срочным договорам сотрудников не требуется. По преподаванию социологии Рособрнадзор прислал письмо, что претензий не имеет. Осталась политология.

Николай Вахтин  поясняет: «Есть норма Рособрнадзора. Она была разработана для точных наук, но там она вполне разумна – определенный процент преподавателей должен состоять из преподавателей-практиков, например, инженеров, работающих на производстве, но бюрократический механизм переносит эту логику и на социальные науки».

И вот уперлись в политологов, выдвинули претензию – не хватает в ЕУСПб политологов-практиков. Вроде все политологи, которые в ЕУСПб в наличии – в разумном понимании – практики: публикуются, наукой занимаются. Но надо вынуть да положить Рособрнадзору таковых 20 процентов. Как их посчитать? У самого ведомства нет внятных критериев  – как отделить политологов-теоретиков от политологов-практиков.

Олег Хархордин – нынешний ректор ЕУСПб –  говорит, что в неформальных беседах высокие министерские чиновники сами делятся глубокими размышлениями: практические политики – это не политологи, доктор политических наук, который приезжает преподавать  в ЕУСПб из РАН, тоже не годится – не практик. А что делать-то? «Бремя доказывания – кто практик, а кто – нет, лежит на вас», - отвечают руководству ЕУСПб чиновники.

Из Минобрнауки на той неделе пришел  в университет  официальный ответ-совет: «Те организации, откуда можно брать политологов-практиков, вы определяете сами». Как в сказке - пойди туда – не знаю куда, принеси то - не знаю что. И не знает  при этом Рособрнадзор, как рассчитать этот процент «политологов-практиков». В итоге Минобрнауки посоветовало послать запрос во Всероссийскую ассоциацию политичеcких наук: может, там помогут с процентной нормой и поиском этих самых политологов-практиков? В общем, абсурд полный. «Вот такова ситуация, когда они бьются в суде, чтобы нас закрыть, – поясняет Хархордин.– Вам «нравится»? Мне тоже».

Малый Мраморный дворец – мечта Смольного

Второй пласт проблем университету создали уже власти Петербурга и очень в этом преуспели. Дело в  том, что городская власть, передав  в 1994 году ЕУСПб здание федерального памятника –  Малого Мраморного дворца на Гагаринской, 3,  вдруг именно в 2016-м обнаруживает там переделки.

Это устраняемые  технические перегородки, три пластиковых окна (их поставили  в свое время спешно, так как старые просто сильно  протекали. – Прим. ред.), флигель, построенный еще в советское время. Но на основании обнаруженных страшных нарушений город решает дворец отнять: съезжайте, плохо вы обращаетесь с федеральным памятником. Так Смольный  в одностороннем порядке разрывает с университетом договор о пользовании зданием. Университет подает судебный иск, 5 апреля состоится рассмотрение дела по существу в Арбитражном суде Петербурга – ЕУСПб против Комитета имущественных отношений. А за день до этого – 3 апреля в четыре часа дня университет приглашает всех  на презентацию и обсуждение проекта Жана-Мишеля Вильмотта по преобразованию главного здания и приспособления его под нужды университета. Проект всемирно известного архитектора, победивший в 2013 году на международном конкурсе, согласован КГИОП, осталось дождаться лишь подписи губернатора.

«Мы решили показать еще раз и градозащитному, и архитектурному сообществу  какой это будет прекрасный проект, во что вложено 150 млн рублей, - отмечает Хархордин. – И мы хотим, чтобы этот проект не остался страницей в истории архитектуры в разделе «спланировали, но не построили». Ректор сообщил, что будут приглашены на обсуждение и городские власти, ведь город – один из соучредителей ЕУСПб.

Черт с вами – вот вам наша лицензия

Сейчас ЕУСПб – и студенты, и преподаватели,  и администрация – живет в постоянном психологическом напряжении, пять юристов работают с университетом – ведь судов много – в Петербурге и Москве. Студентам особенно не позавидуешь – приостановка лицензии автоматически ведет к прекращению занятий. Что будет, если лицензию отберут, но не выселят, или выселят, но лицензию не отберут, или и отберут, и выселят?

«Возможен целый спектр разных сценариев, но полный оптимистический – что от нас отстанут – крайне маловероятен, - считает Николай Вахтин. – Абсолютно пессимистический – нас выселяют из здания и не дают новую лицензию взамен отнятой – то есть ЕУСПб прекращает свое существование.  Разные промежуточные варианты – есть здание, нет лицензии и наоборот – тоже рассматриваются. Скорее всего, если все затянется еще на три-четыре месяца, мы потеряем сентябрьский прием студентов, то есть на следующий год у нас не будет первого курса магистратуры, а через год – будет только первый. Но это не самый худший вариант, можно потерять и два приема, и лицензию и не суметь восстановить ее ни за полгода, ни за год».

Олег Хархордин говорит, что ЕУСПб высокие чиновники советуют: «Сами сдайте честно лицензию, чем быстрее сдадите, тем быстрее мы вам ее возобновим».  Ректор размышляет: «Один из неплохих вариантов – чтобы студенты закончили этот семестр  и получили дипломы, а мы бы летом сказали – черт с вами, не будем больше с вами тягаться, вот вам наша лицензия, а вы завтра давайте запускайте процесс получения новой, за июль бы отлицензировались, в августе провели бы приемные экзамены».

Невидимая часть айсберга

Кто за всем этим стоит? Кто целенаправленно гнобит один из лучших университетов России и зачем это надо? – задают вопросы журналисты. Хархордин дипломатичен: «Всем хочется увидеть невидимую часть айсберга, но мы – ученые, занимающиеся социальными науками, – можем констатировать очевидный факт: сверху пришли какие-то проверки, акты. Мы, как эмпирики, можем сказать лишь то, что видим, у нас нет гипотез, а вы, как журналисты, как раз можете соревноваться в убедительности интерпретаций – кто же за этим стоит».

Николай Вахтин менее витиеват: «Я был ректором ЕУСПб в 2008 году, когда в университете случился «пожарный кризис» ( ЕУСПб был закрыт решением суда  после инспекции по противопожарной безопасности, занятия не велись 6 недель. – Прим. ред.), нас тогда тоже закрыли и опечатали, но все было понятно – мы получили перед выборами грант Европейской комиссии – 673 тысячи евро для осуществления проекта «Межрегиональная электоральная сеть поддержки» (МЭСП) по улучшению мониторинга выборов в России», это было воспринято российскими властями как вмешательство  ЕС через нас во внутренние дела страны. Мы вернули грант, закрыли программу – и все закончилось. Отношения были четкие и ясные – нам дали понять, что мы переступили черту,  и мы вернулись обратно. Если бы сейчас была такая ситуация, мы были бы счастливы. Но сейчас нет этой самой мифической фигуры воплощенного зла, нет никаких условий, никаких политических претензий, никаких требований. Есть просто какой-то вязкий абсурд, в который мы благополучно погрузились».

Попечительский совет Европейского университета в Петербурге крайне обеспокоен тем, что Рособрнадзор лишил ЕУСПб лицензии. Совет выступил с заявлением, в котором выразил поддержку  ректору, руководству, сотрудникам и студентам университета. «Руководство университета и Попечительский совет, настойчиво используя все доступные средства (как по официальным, так и по частным каналам), прикладывают все возможные усилия, чтобы добиться скорейшей отмены решения об аннулировании лицензии ЕУСПб. Мы хотим избежать эскалации проблем, стоящих сейчас перед университетом — подобная эскалация может быть спровоцирована агрессивными или безответственными действиями неуполномоченных лиц, - говорится в заявлении, опубликованном на официальном сайте ЕУСПб. - По нашему мнению, решение Рособрнадзора несправедливо, необоснованно и несостоятельно».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 883

Все опросы…