Культура

Евтушенко, каким он остался

12 апреля 2017 10:49 Андрей Рысев
версия для печати
В Москве 11 апреля 2017 года был похоронен один из известнейших поэтов современности Евгений Евтушенко. Личность неоднозначная и неординарная одновременно. Его любили и восторгались но, порой, относились с жутким негативом. Но потом снова любили. Журналист Андрей Рысев вспоминает своего Евгения Евтушенко.
Евтушенко, каким он остался Фото: ТАСС

Забастовало сердце, словно шахта.
Ещё вчера, от снега всё седей,
Он вышел из Кремля без шапки, шатко,
сквозь призраки бояр, царей, вождей.
За ним следил Малюта в снежной пыли,
и Берия, и тот палач рябой...
Предсмертные слова такими были
к жене и миру: «Завтра будет бой...»

1989 год. Это была первая встреча с поэтом, с тем, с кем мне пришлось повстречаться еще не раз уже в качестве журналиста. Но тогда, на площади, на подходе к стадиону Лужники, где вспоминали Андрея Дмитриевича Сахарова, это было событие. Стоял я рядом с Юрием Болдыревым и плакал. Как от собственно смерти, а я сходил и на отпевание, и на полумиллионный митинг. И тогда же услышал эти стихи.

Судьба поэта была сложной. Сперва псалмы в адрес Сталина. В первый сборник стихов Евтушенко вошли вирши, прославляющие злодея.

Но были и «Танки идут по Праге» - смачный и талантливый приговор советскому строю и тому, что делал мрачный совок с собой и другими оккупированными территориями. «Танки идут по солдатам, сидящим в этих танках» - лучше и не скажешь.

Одна глава поэмы «Казанский университет» посвящена Ленину и написана как раз к столетнему юбилею вождя мирового пролетариата. По заверениям самого поэта, всё это (равно как и другие) – искренно-пропагандистские стихотворения советского времени: «Партбилеты», «Коммунары не будут рабами» и т. п. Андрей Тарковский, прочитав «Казанский университет» Евтушенко, в своих дневниках писал: «Случайно прочёл… Какая бездарь! Оторопь берёт. Мещанский Авангард <…> Жалкий какой-то Женя. Кокетка <…>

«Если мы коммунизм построить хотим,
трепачи на трибунах не требуются.
Коммунизм для меня — самый высший интим,
а о самом интимном не треплются».

Но это было задолго до нашего знакомства. Затем его взгляды сменились, причем радикально. И даже мое отторжение Сталина, хотя и не столь явное, как сейчас, меня не убивало. Евгений Евгеньевич был тем, кто сумел стать если не кумиром, но ярким поэтом, который «больше, чем поэт».

К слову я и сам, в память о Ленине на его 110-ти летие писал бравурные тексты и, даже, получил третью премию за сочинение во здравие Ленина по Псковской области – было и такое. Но я тогда еще пребывал в советском детстве. А вот он уже нет.
Ну а позже кумир стал совсем иным человеком. Ярким, озадаченным, тревожным. И я вместе с ним. Хотя тот же Сергей Довлатов описал все просто: известна его крылатая фраза, вроде высказанная Бродским - «Если Евтушенко против колхозов, то я — за».
И я готов подписаться.

Но уже много позже он говорил немало нелестных слов о своем пребывании «в совке». И о том, как он поначалу уверовал, потом отверг. Он для меня стал человеком, который как бы это сказать, пережил эту совковость и стал передовым поэтом. Не то, чтобы уж современным Маяковским, но, безусловно, ярким.

Путь шестидесятников хорошо описан в последнем произведении Василия Аксенова «Таинственная страсть» - изнасилованном в извращенной форме Первым каналом. Тем, кто смотрел, советуем почитать. В книге все выглядит по-настоящему и молодой поэт Ян Тушинский – со всеми его достоинствами и недостатками тоже.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 268

Все опросы…