Город

"Я думал, вы служите закону, а вы служите начальству"

13 июня 2017 13:23 Константин Крылов
версия для печати
После антикоррупционной акции протеста 12 июня 2017 года в 15 отделах полиции Петербурга ночевали более 400 молодых людей, задержанных на Марсовом поле. Корреспондент MR7.ru Константин Крылов провел ночь 13 июня вместе с адвокатом и полицейскими, наблюдая за тем, кто служит начальству, а не закону.
"Я думал, вы служите закону, а вы служите начальству" Фото: Савва Приходько

На юго-западной окраине Петербурга, на улице Тамбасова, что в Красносельском районе, расположилось неприметное здание универсама, где, помимо других организаций, работает отдел полиции  № 54. В нем адвокату и активистам, пытавшимся помочь задержанным на митинге 12 июня на Марсовом поле, пришлось провести незабываемые ночные часы, воюя с полицейскими, выслушивая угрозы, пытаясь увидеться с задержанными. Но обо всем по порядку.

День протеста

Эта история началась днем 12 июня. Я был в центре города вместе с адвокатом, решившим бесплатно защищать задержанных на Марсовом поле. Мы действовали по собственному почину, без связи со штабом Навального, от которого, по словам других защитников, работало лишь 9 адвокатов, "Открытой Россией" или другими политическими организациями.

Мы ловили информацию о задержанных в социальных сетях и искали упоминания об отделениях, где людям нужна волонтерская и юридическая помощь. Наконец, появилось сообщение - к одному из ОВД Красносельского района привезли более 40 задержанных - едем туда. По дороге покупаем еду и воду.

Добирались больше часа. Все это время людей держали в автобусе. К возмущению местных жителей, автозак припарковался так, что проехать к близлежащим домам было невозможно. К нашему приезду в автобус (куда нас не пустили) зашел седовласый полицейский. Он спросил, есть ли среди задержанных, больные или несовершеннолетние. Отметим, что средний возраст задержанных на Марсовом поле примерно 20 лет от роду. Детей в автобусе не оказалось, но к полицейскому появились вопросы. На них он отвечал стандартно: "Я сейчас с вами не собираюсь дискутировать". Примерно это, очень вежливо, но вкрадчиво он говорил и адвокату.

Впрочем, вскоре и это покажется нам верхом либерализма.

Однако так получилось, что в этот же участок приехали еще несколько волонтеров и юристов. Надо отметить, что недостаток координации в помощи задержанным стал настоящей проблемой. Истории о том, что в одном отделении толпятся волонтеры и юристы, а в другом нет никого - всплывали в соцсетях, в Telegram. Люди метались с места на место. Было видно, что центра, координирующего работу, нет или он работает из рук вон плохо.

Доброволец Андрей, член местного избиркома, который на своей машине развозил защитников и волонтеров по ОВД, рассказал нам об отделении № 54, где не было ни одного защитника и мы решили ехать туда.

Полуночный триллер

Тот же самый Андрей вызвался подкинуть нас с адвокатом до забытого всеми волонтерами участка, где задержанные остались наедине с полицией. Решили проехать через штаб Навального на Вознесенском проспекте. Там нам обещали предоставлять еду для людей в камерах и распечатать необходимые документы. Впрочем, когда мы приехали, ни воды, ни еды там уже не было. Распечатать бланки также не удалось. Ребята с айфонами так и не смогли заставить работать свой принтер.

В итоге мы все же добрались в 54-й отдел поздним вечером. Ситуация усугублялась еще одним важным обстоятельством. В отличие от других отделений, здесь не существовало списков задержанных. Адвокат не мог принять на себя защиту. Попытки получить списки задержанных у полиции окончились провалом. "У вас есть здесь конкретный подзащитный? Фамилия, имя, отчество? Нет? До свидания". Это мы проходили уже в прошлом отделе. 

Сначала нам почти повезло. При входе в участок мы увидели в коридоре девушку. Это была одна из задержанных. Но лишь только мы попытались начать с ней говорить, как сотрудники отдела стали между нами и ею. Она лишь успела сказать, что принимает защиту прибывшего адвоката и назвала свою фамилию: Кузнецова. После этого ее увели.

Естественно, история со списками повторилась вновь. В ответ на просьбу переговорить с задержанной Кузнецовой, согласившейся на адвокатскую защиту, нам ответили "Какую Кузнецову? Имя? Отчество? Кто такая?" - причем говорил это свидетель нашей несостоявшейся беседы и прекрасно понимавший, о ком идет речь. Ее нам удалось найти лишь на следующее утро уже в другом отделе полиции.

Дальше – больше. К нам вышел некий майор и потребовал предъявить документы и основания для нахождения на территории отдела (при том, что на территории полицейского участка в любое время может находиться любой гражданин). Причем адвокатское удостоверение моей спутницы оказалось для него "не документом". "Паспорт", - потребовал он. "Я не должна предъявлять паспорт, у вас есть мое удостоверение!" "Это не документ, удостоверяющий личность. Может вы в него просто свою фотографию наклеили",  - говорил офицер. На просьбу предъявить свой паспорт он заявил, что ему "не нужно, у него есть удостоверение". После этого в нарушение всех мыслимых и немыслимых норм майор забрал у адвоката удостоверение. Вернуть "корочки" удалось только после звонка на горячую линию МВД. При этом, пока адвокат набирала номер, сотрудники смеялись и говорили: "Звоните! Вы думаете, кому они сигнал спустят? Нам и спустят!" Впрочем, вскоре после сигнала документ все же вернулся адвокату.

Сопровождавший нас Андрей возмущался действиями полицейских: "Я думал, вы служите закону, а вы служите начальству". "Да, - ответили ему, - мы люди в погонах. Мы исполняем приказы". Все это время мы лихорадочно ищем полные данные хоть кого-то из задержанных, чтобы защитник могла принять на себя отстаивание их интересов.

Безрезультатно - ни у кого данных этих людей нет. И тут в очередной раз, нарушив все нормы, нас попросили на выход. При этом прямо сказали: "Не хотелось бы применять силу". Пытаясь выиграть время, мы шли нога за ногу - боялись, что стоит покинуть участок, и больше мы в него не войдем. Тогда нам пригрозили еще раз: "Давайте не будем нагнетать. Мы же потом так же тянуть будем. С ордерами [на защиту]. До утра тут просидите".

Время за полночь. Наконец приходит заветная СМС - в ней фамилии только ДВУХ задержанных (из одиннадцати - по уточненным данным их было именно столько в 54-м отделе). Но это лучше, чем ничего. Мы могли вернуться в отдел. И тут наши опасения подтвердились. Домофон в отделе не отвечал. Около пяти минут мы звонили, стучали в дверь, снова звонили. Ответа не было.  И вот в тот момент, когда мы смирились с тем, что нам придется ночевать в машине у отдела, по всем законам драматургии дверь отворилась. На дворе был первый час ночи. 

Драма ожидания

Теперь, когда адвокат прибыл с полными ФИО своих клиентов, спеси у дежурных в отделе поубавилось. Упомянутый майор для проформы начал спрашивать, где подпись задержанных в ордерах на их защиту. "На этих документах не требуется их подпись", - ответила адвокат. "У нас в 54-м отделе требуется", - огрызнулся майор, но уже без былого задора, дежурно. После этого ордера у адвоката взяли и пообещали привести указанных в них лиц "через некоторое время".

Остросюжетная драма сменилась саспенсом,  длительным муторным ожиданием. "Теперь началась игра - кто кого пересидит", – комментирует адвокат. Ожидание тянулось  медленно. Глаза слипались, голова плохо соображала. Зато у меня появилось время поближе познакомиться с нашим спутником Андреем. Он работает на производстве лакокрасочных изделий начальником отдела. Закончил корабелку. А еще он друг активиста Динара Идрисова. "Как вы попали в правозащитное движение?" – спрашиваю я.

54-1

"Да я с августа 91-го года хожу на митинги, – отвечает Андрей, – потом был на Пушкинской, в 2007-м... когда марш несогласных разгоняли. Помню, всех сжимали в кольцо, всех прессовали, они разбегались, а я стою и вот полиция прошла мимо меня. Я обернулся, а я у них в тылах и они продолжают зачищать народ. Вот тогда злость меня взяла."

Напряжение все возрастало. Любая мелочь казалась сделанной нам назло. Так, в половину второго ночи - спустя сорок минут после нашего второго прибытия в участок - рядом с нами закрыли на ключ туалет, куда еще полчаса назад заходил Андрей. Выяснилось, что эта уборная только для сотрудников.  Впрочем, нам разрешили пользоваться другим санузлом, где не было мыла.

Два часа ночи. Мы в отделе уже заметно больше часа. Наконец выходит подполковник, некий Михайлов М. В. Он отвечает, что указанные в ордерах люди уже спят. При этом мы видим через окно, что люди в камере далеки от ночного отдыха. Более того, им только начали выдавать матрасы. Мы просим их "разбудить". Нам обещают "сделать все возможное". И снова пропадают в дверях.

Наконец, победа. Ведут первого из двух указанных в ордерах задержанных. Затем другого. Пока адвокат разговаривает с клиентом, мы с Андреем изучаем плакаты - противодействие коррупции, постер Кубка конфедераций, мутное объявление о приглашении людей, "годных по своим деловым, физическим и моральным качествам" за зарплату от 30 тысяч рублей работать в полиции.

Уходим из отдела мы уже в четвертом часу утра. Пару часов на сон - и дальше опять в суд. 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 839

Все опросы…