Город

Как помочь маме на грани нервного срыва

20 июня 2017 09:05 Анастасия Гавриэлова
версия для печати
«Вчера, после того как трехнедельная Марьяна не спала почти 7 часов кряду, а я была сильно измотана и раздражена, я чуть не спалила кухню. Стала жарить кабачки, отвлеклась на плачущего ребёнка, очнулась, когда сработала пожарная сигнализация. Я не выдержала и обратилась в “Помощь уставшим мамам”», — рассказывает Анна Самаркина.
Как помочь маме на грани нервного срыва Фото: на фото: Мария Будылина

Волонтеры приехали уже на следующий день. Пока они гуляли с малышкой, Анна реализовала свою самую большую потребность. «2 часа ничем не прерываемого сладкого, спокойного сна, после которого я готова обнимать основателя проекта и всех вокруг», — Анна Самаркина родила долгожданную Марьяну в начале мая и столкнулась с проблемами, с которыми сталкиваются почти все мамы, родившие первенца: недосып, вечная тревога по поводу здоровья ребенка, нерегулярное питание. Еще это состояние называют послеродовой депрессией. По словам психолога, автора проекта «Помощь уставшим мамам» Марии Будылиной, послеродовая депрессия — не болезнь, она складывается из простых физиологических проблем. «Мамы мало спят, не успевают поесть, нервничают, устают, прячут свои эмоции и в какой-то момент взрываются».

«Дочке три недели, муж на работе, родители в другом городе. Мы очень плохо спим, дочь потеряла в весе и каждые 2 часа её надо покормить плюс сцедиться. Я очень чутко реагируют на её шевеления, покряхтывания, просыпаюсь, чтобы проверить, все ли в порядке. Такой сон не позволяет мне восстановиться», — Анна ждет волонтеров на следующей неделе, чтобы поспать и отдохнуть еще раз.

Автор проекта Мария Будылина, перинатальный психолог с 8-летним стажем, работает в женской консультации Калининского района. Одной из самых распространенных проблем, с которыми к ней обращаются мамы — усталость на грани срыва. «Гинекологи, как правило, направляют ко мне людей, которые уже “при смерти”, — с печальной улыбкой рассказывает Мария. — И что я могу дать этим измотанным женщинам, которые даже на прием к психологу вынуждены брать с собой детей, потому что их не с кем оставить? В таких условиях мы даже поговорить толком не можем».

мамы 2 волонтеры

Фото: https://vk.com/mom4mom

25 апреля Мария написала на своей странице пост, в котором предложила собрать волонтеров, готовых помогать таким мамочкам, придя к ним домой с поддержкой: «Через мой кабинет в поликлинике проходит очень много мам. Часто мамы в депрессии, усталости и очень измученные. Часто они страдают в окружении своих детей, не потому что их не любят, а потому что нет сил. На подобный запрос я предлагаю психотерапию (бесплатную) и помощь благотворительных организаций (одежда, мебель, коляски, памперсы). И знаете, что говорят мне мамы? Что, мол, спасибо, да, денег у нас в семье и правда маловато, но не в деньгах дело. Нет сил».

Пост собрал 14 тысяч просмотров, сотни лайков и перепостов. Постепенно идея превратилась в осознанный проект, в котором уже заняты 15 проверенных лично Марией волонтеров, часть из них — профессиональные психологи. В ближайшее время Мария планирует официально зарегистрировать организацию. Сейчас идет поиск возможных схем финансирования: пожертвования, гранты, спонсорство. С этим сложности.

Мария знает, как тяжело бывает мамам маленьких детей: «Я сама разошлась с мужем, когда дочке было 5 месяцев, и мы с ней на своей шкуре весь этот процесс прошли. Я начала работать в поликлинике, когда малышке было 4 месяца. И у меня был постоянный недосып — ребенок до 4 лет ел по ночам. Мне просто нужен был человек дома, чтобы я поспала».

Мария говорит, что послеродовой депрессии подвержены все, но в большей степени она развивается на фоне недосыпания и недоедания. Второй фактор — отсутствие поддержки окружения. Мама с грудным ребенком, как правило, находится в изоляции, ребенок забирает 100 % ее времени и внимания. Если дома нет родных, а муж на работе — мамины эмоции накапливаются и никуда не выходят. «Мама-то думает — она сейчас родит, и ребенок будет с ней общаться. А он не будет общаться. Он не понимает ничего. Она ему дает-дает-дает, а он — только берет-берет-берет. Он не сможет отразить ее настроение, ее усталость. И вот здесь получается слом — у нее есть эмоции, но если дома никого нет — высказать их некому. Человек уходит в себя, она эту подавленную агрессию спрячет внутри. И рано или поздно это все взрывается».

 «В прошлом году участились страшные случаи: мамы выбрасываются из окна или выкидывают детей. Если анализировать семью, то выясняется, что мама находилась в изоляции. Особенно если рождается второй ребенок и получается, например, двухлетка и младенец. Или она не следит за двухлеткой — это тот случай, когда дети выпадают из окна, в Петербурге в прошлом году три случая были. Или она не успевает следить за младенцем, или она следит за всеми — но у нее самой едет крыша. На прием такую маму невозможно вытащить — она не ходит в поликлинику», — говорит психолог.

Какая помощь нужна

Сейчас мамы, нуждающиеся в помощи волонтеров проекта, выстраиваются в очередь: «Мы уже еле справляемся. Но результаты — потрясающие. Хотя есть и критики. Например, меня спрашивают, а почему только помощь уставшим мамам, а как же одинокие отцы?, — улыбается Мария Будылина. — Мы можем приехать и посидеть с ребенком, погулять с ним, отпустив маму делать свои дела, например посетить врача, сходить к косметологу, или просто дать ей возможность поспать или поесть спокойно, без дерганий. Если это многодетная мама, мы можем помочь маме сделать какие-то домашние дела, пока она сидит с ребенком, или поиграть с младшими детьми».

мамы волонтеры

Фото: https://vk.com/mom4mom

Волонтеры проекта уже съездили на 10 вызовов. В каждой семье ситуация разная, потребности — тоже. В одной — мама четырех детей просила помочь с детьми, чтобы иметь возможность помыть окна. В другой — прибиралась в квартире, пока волонтеры играли с детьми. В случае с Анной Доброхотовой, мамой годовалых двойняшек, достаточно было просто поговорить: «Пришли волонтеры-психологи, я пожаловалась им на жизнь свою горемычную, поныла — и мне легче стало. Я не могу сказать, что я совсем не справляюсь, просто мне бывает одиноко, грустно. Девочки сразу распределили двойняшек: в белой футболочке — твой, в зеленой — мой. За это время мы поболтали, меня выслушали — и моими детьми интересовались неподдельно. Восхищались ими искренне. Как же мне этого не хватало. У нас нет бабушек, которые бы умилялись моим няшкам-двойняшкам».

Ольга Чубакова, мама двух девочек 1 года и 8 лет, благодаря волонтерам, впервые за год провела несколько часов со старшей дочерью: «Пока волонтеры гуляли с Есенией, мы со старшей были вдвоем — читали книжки, разговаривали, обнимались. Странным образом, после того как пришли волонтеры, активизировался отец младшей дочки — он удивился, что я позвала волонтеров, и с тех пор стал ежедневно с ней гулять, чего я не могла добиться от него на протяжении полугода!».

«Обычно общество возмущается: мол, знала, на что шла. Но вот честно — не знала! Да, готовились морально, но когда сталкиваешься с этим в реальности, понимаешь, что ресурсов не хватает, — рассказывает Анна Самаркина. — Мамам иногда нужно просто немного восстановиться и услышать слова поддержки, а не “мамаша, вы что ребёнка хотите загубить?” или “не ты первая, не ты последняя, раньше в поле рожали и ничего”. Сейчас мама оказывается изолированной в квартире одна с детьми. И что делать, если родные далеко, муж и подруги на работе, а денег на помощницу нет? Как не сойти с ума? Я не жалуюсь ни в коем случае, и я очень люблю своего ребенка! Но чтобы дать ей все, что нужно, мне нужно восполнять запасы энергии — физической и эмоциональной».

Психоаналитик Ирина Вислобокова, одна из 15 волонтеров, рассказывает, что ей проект понравился тем, что он практически единственный, отозвавшийся на реальную проблему: «У нас в городе есть сильная социальная поддержка, но только мало¬имущим — в виде материальной помощи (подгузниками или одеждой), а человеческой поддержкой не занимается никто. А зачастую маме нужно просто пообщаться, фокус переключить на что-то иное, психологическая помощь».

Безопасность

Пока организация не зарегистрирована, Мария может лишь личным авторитетом подтвердить благие намерения. Многие мамы опасаются мошенников, волонтеры тоже беспокоятся — мало ли что их ждет в семье.

«Пока мы решили все сдать классические анализы, которые сдают будущие мамы для обменной карты: ВИЧ, гепатит, сифилис, флюорография — мы же все-таки с грудничками общаемся. Сделаем всем медкнижки. Также волонтеры проходят три уровня проверки: встреча со мной лично, встреча в коллективе волонтеров — на собраниях, которые я провожу регулярно. На первый вызов человек обязательно идет вместе со мной. Для безопасности волонтеров я хотела купить им браслеты с тревожной кнопкой — но это очень дорого. Пока мы ограничиваемся контрольными звонками — в начале встречи и в конце, и маме — все ли ее устраивает. Эксцессов не было», — говорит Мария.

Если мама соглашается отпустить детей на прогулку с волонтерами — они оформляют расписку по образцу, подготовленному профессиональным юристом. «Мы между собой в шутку называем ее “акт приемки и передачи”», — смеется Мария.

Контингент проекта — это мамы-одиночки, многодетные мамы и мамы грудничков. Но по факту, если вы чувствуете, что не справляетесь, что вам невыносимо, плохо, вы устали — вам сюда.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 224

Все опросы…