Культура

Башкирский ятаган и курай «раскачают» Петербург

8 августа 2017 11:55 Ольга Комок
версия для печати
Квартет «Йатаган» исполнит башкирскую народную и авторскую музыку на традиционных инструментах на открытии этнического фестиваля «Музыки мира» в Шереметевском дворце. О музыкальном «оружии», глобализации и возможностях старинных инструментов, корреспондент MR7.ru расспросил лидера коллектива Ильдара Шакирова.
Башкирский ятаган и курай «раскачают» Петербург Фото: Предоставлено организаторами.

— Что такое ятаган, если не кривая сабля? И как вышло, что вы единственный человек в Башкирии, который владеет этим инструментом?

Ятаган — башкирские традиционные гусли, или горизонтальная арфа. Подлинный инструмент 1770-х годов нашли в Оренбургской области еще в 1909 году. В XVIII веке в форпостах Оренбуржья башкиры служили по три месяца в очередь с калмыками, те и другие привозили с собой национальные инструменты, так совершался культурный обмен, так от калмыков башкирам достался популярный инструмент «ятага». Впрочем, его могли завезти и казахи (под названием «жатыген») — они веками то воевали в наших краях, то торговлю вели. Традиции исполнительства на башкирском ятагане утеряны, этнографических записей не сохранилось. В 2007 году инструмент воссоздали, но еще 5 лет он пылился на полке в Уфимской академии искусств. Я — гитарист «по рождению» — научился играть на русских гуслях в Саратовской консерватории. Когда перевелся в Уфу, мне предложили взять в руки ятаган. Инструмент пришлось доделывать — поначалу играть на нем было тяжело, подставки выпадали. Своеобразные приемы игры осваивал сам. Ездил к другу в Калмыкию — тамошние мастера игры на ятаге учатся в Монголии, где исполнительская школа самая виртуозная. Самоучитель игры на хакасском родственнике ятагана нашел на YouTube.

— Можно ли тогда говорить о специфическом, сугубо башкирском стиле игры на ятагане? Или это все фантазии и домыслы?

- Символ Башкортостана — тростниковая флейта курай. Он и на флаге, и на гербе есть. Традиция игры на этой флейте никогда не прерывалась, жива до сих пор, и благодаря этому у нас сохранились старинные эпосы, протяжные песни. Когда слушаешь их, мгновенно становится понятно, что ятаган — идеальный инструмент для аккомпанемента. Вот я и перекладываю подлинные народные мелодии для ятагана, это получается совершенно естественно. Недавно в коллекции хакасских этнографических записей нашел башкирскую песню «Арбау» (в переводе — «Телега»), которую играют на тамошней ятаге, и она звучит один в один, как у меня. Ничего удивительного: и хакасы, и башкиры ведут свою родословную от алтайцев, культуры связаны, песни и инструментальные приемы тоже.

— Много ли у вас на башкирском этническом поле конкурентов?

- Много соратников, разных по стилю и подаче. Ансамбль знаменитого Роберта Юлдашева «Курайсы», этно-рок-группа «Аргымак», еще 3−4 коллектива кроме нас.

— На всю Башкирию? Мне кажется, этого, наоборот, совсем мало для национальной республики.

Может, и так. К примеру, в соседнем Казахстане народной музыки куда побольше. Там ее пропагандируют на уровне президента, финансируют строительство инструментов, снимают клипы и фильмы. У нас поддержка местного министерства культуры гораздо слабее, так что сильные певцы и инструменталисты массово едут в Татарстан, где народной музыке тоже уделяют больше внимания. Но мы держимся. Я вырос в Челябинской области, учился в Саратове, когда приехал в Уфу — понял, что в свою тарелку попал. Здесь я на месте и мои коллеги-музыканты тоже. Сделали уже три клипа, осенью презентуем первый альбом, играем концерты — и поражаем публику. Особенный восторг, конечно, всегда вызывает курай. Это же просто тростник, 5 дырочек для пальцев, никакого свисткового аппарата. Неподготовленный человек, даже духовик-профессионал, ни звука не сможет издать, а наши кураисты исполняют сложнейшие мелодии на трех октавах, играют хоть «Полет кондора», хоть Майкла Джексона.

— Кстати, к вопросу о Майкле Джексоне: в перечне программ на страничке ансамбля «Йатаган» значатся и каверы на популярные хиты. Зачем вам это?

Поначалу мы были за чистое искусство, занимались исключительно башкирской традиционной культурой. Но мы же профессионалы, музыка — наш хлеб, и когда Газпром для какого-то своего праздника заказал нам аранжировку песенки «На лабутенах», мы согласились. Добавили еще несколько хитов Queen и Nirvana — и, вы знаете, даже на профильных этнофестивалях каверы «лучше заходят». Людям нужно поколбаситься, молодежи. - лишь бы качало. Так современная национальная музыка теряет свое Я, начинает звучать как обычный американский рок или европопс, только на башкирском языке. Да и мы сами, хоть и стремимся к подлинному фольклору, от современных веяний уйти не можем, добавляем драйва. Впрочем, фольклористы еще сто лет назад фиксировали ворчание тогдашних стариков, мол, молодежь не хочет петь песни, как положено, и забывает традиции. Что уж говорить о дне сегодняшнем.

— Так, может, размывание национальных традиций, музыкальная глобализация — это естественный процесс, и не стоит пытаться переломить ход истории?

В Последнем Завете Всевышний говорит: «Истинно, я создал вас разными народами, чтобы вы познавали друг друга». Значит, в этом есть какой-то смысл. Каждый народ уникален, и лучше бы эту уникальность сохранять. Вот почему этнические фестивали так интересно посещать? Приезжаешь, к примеру, на «Мир Сибири» или встречаешься с турками, азербайджанцами, узбеками на гастролях международного оркестра «Тюрксой» и видишь целую палитру красок, букет культур, и каждая из них самобытна, в каждой — своя душа, свое самосознание. Это так круто! Махнуть на все это рукой? Нет, мы так просто не сдаемся.

Этнический фестиваль «Музыки мира»

12 -13 августа, Шереметевский дворец: наб. Фонтанки, 34.

Подробности: muzfest.spb.ru

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 886

Все опросы…