Общество

Каждый из нас думает о небывалом, пусть и глубоко внутри

10 августа 2017 11:31 Галина Артеменко
версия для печати
У ЦВЗ «Манеж» открылся арт- и документальный проект «Глубоко внутри» - пример взаимодействия современного искусства, дизайна и социальной проблематики в городском пространстве.
Каждый из нас думает о небывалом, пусть и глубоко внутри
«Глубоко внутри» - это про что? Пойдете мимо Манежа со стороны пешеходной зоны улицы Якубовича – подойдите, вглядитесь. Черная стена-ширма. На ней прямоугольные отверстия, сквозь которые  видны фрагменты Исаакия, улица, Манеж. Вот люди идут, машины едут.
 
На черной фактурной стене кроме прямоугольных отверстий – фотографии и надписи. Про то, например, что день начинается со звонка будильника в семь утра или про то, что  у человека бывают разные сны, или вот еще важное наблюдение – что лето, в общем, хорошая штука. А еще  о том, что все мы с вами думаем о небывалом. 
 
Черно-белые фото на черной стене – фотографии людей, живущих в Старом Петергофе, в месте со странным старинным названием Заячий Ремиз, где уже несколько десятков лет в глубине старого заросшего Английского парка на обочине дороги без тротуара стоит интернат. Это ПНИ – вот такое название, психоневрологический интернат, где живут за высоким забором больше тысячи человек. Это их фото на панели перед Манежем, это их мысли о жизни. Это проект «Глубоко внутри», который придумали благотворительная организация «Перспективы» и студия визуальных коммуникаций «Гонзо-дизайн». Помогло воплотить Генеральное консульство Королевства Нидерландов в Петербурге и представил публике ЦВЗ «Манеж».
 
Ксения Диодорова из «Гонзо-дизайна» ездила в интернат в Стрый Петергоф, снимала, фотографировала. Однажды приехала без камеры, просто так. Она говорит, что камера – черная коробочка, ворующая кусочки души. Или сохраняющая. И благодаря этому мы видим то, что скрыто глубоко внутри. За забором интерната – жизнь. Больше тысячи человек.
 
Ксения, приезжала туда и еще задавала прямые вопросы, неудобные. Задавала тем, кто больше двух десятков лет назад пришел в интернаты, чтобы помочь тем, кто жил за глухими заборами. В коротком черно-белом  фильме про интернат и его жителей, который создала Ксения, звучат голоса этих людей – Маргарете фон дер Борх, немки, ставшей первым волонтером в детском доме № 4 в Павловске, откуда потом, подрастая, переходят жить в ПНИ № 3 ребята. Маргарита и создала «Перспективы».
 
Ксения спрашивала актрису Елену Шифферс, которая создала для ребят из ПНИ № 3 театральный международный проект. И они играют спектакли вместе со швейцарцами и итальянцами, выступают, участвуют в фестивалях. Будучи жителями интерната за высоким забором.
 
Ксения задавала тяжелые вопросы, которые многие никогда не решатся задать. «Зачем продлевать страдания этих людей?» «Они же ничего не чувствуют?»
 
Противоречивые вопросы, правда? Глядя на человека с тяжелейшими нарушениями, мы чувствуем, что он страдает. И тут же сомневаемся – что чувствует он, раз не может также,  как мы, описать свои чувства? 
«Мы боимся боли, поэтому стараемся не видеть и не чувствовать. У большинства из нас фобия чувств. Но когда мы допускаем и боль, и радость, мы можем почувствовать, что и за болью тоже что-то есть, - отвечает Маргарете фон дер Борх. – Я вообще считаю, что мы все с ограниченными возможностями. Просто у кого-то это выражено в большей, а у кого-то в меньшей степени».
«Когда ты видишь издали кого-то, кто отличается от тебя, - ты делаешь много ложных заключений. Иногда нужно остановиться, замедлиться, чтобы поймать слабые сигналы – переживания человека, который не выражает себя привычным образом. Нам иногда не хватает этой чувствительности, может казаться, что другой человек себя никак не проявляет, значит, ничего не чувствует, хотя на самом деле нужно сказать так: «Я не поймал его сигналы и поэтому я его не понимаю», - это говорит Мария Островская, президент благотворительной организации «Перспективы».
 
Молодой человек из интерната, этого самого, что на окраине Английского парка в Заячьем Ремизе, глубоко внутри – Петербурга, Петергофа  - попал в местную обычную больницу. Так вот почему-то врач не стал говорить с ним о диагнозе и проблемах с его здоровьем: «Зачем мозги засорять». И еще волонтера общественной организации навестить не пустили.
 
В России 504 психоневрологических интерната, в них живут почти 150 тысяч человек. Для особых людей мы можем сделать только одно – создать условия жизни, которые максимально похожи на условия жизни обычных людей.
«Жизнь – это когда долго живут до конца своей жизни. Жизнь это хорошая штука», -  Ильгар Наджафов, житель ПНИ № 3, человек, который умеет рисовать и умеет читать наизусть  монолог Гамлета и играет в театре, созданном Еленой Шифферс.
Онлайн-версия проекта «Глубоко внутри» - https://deep-inside.me/

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 885

Все опросы…