Город

Всем до фонаря

19 августа 2017 15:43 Анастасия Гавриэлова
версия для печати
История с Тимуром Сафиным обнажила проблему с бесхозными светильниками. Чиновники бросились их искать.
Всем до фонаря Фото: Азат Сафин

Азат Сафин включает на своем телефоне видео, сделанное несколько дней назад:  7-летний Тимур танцует со своей старшей сестрой на свадьбе у друзей родителей. Девочка в красивом платье, Тимур в классическом костюме – они кружатся и смеются. Папа смотрит, не отрываясь.

Мы сидим с Азатом на скамейке детской площадки перед больницей имени Раухфуса, в которой сейчас лежит его сын Тимур. Следующими в фотогалерее на телефоне Азата будут страшные кадры трагедии, произошедшей 6 августа в центре Петербурга, – Тимур с окровавленной головой на скамье медпункта Московского вокзала, залитый кровью асфальт и плафон, спящий Тимур с перебинтованной головой в реанимации.

Москвичи Сафины – Елена, Азат и трое их детей – приехали в Петербург в гости к друзьям. Прекрасно провели время на свадьбе, погуляли по центру города, сходили в музеи и уже собирались сесть на «Сапсан» в Москву. Дома предстояли приятные хлопоты - Тимур должен был пойти в первый класс.

До отправления поезда оставалось чуть больше часа. Семья с чемоданами остановилась перед аркой у входа на вокзал. Супруги обсуждали, на что потратить последний час. Первым закричал старший сын. Он увидел, как на Тимура упал огромный чугунный светильник фонаря. Последующие события Азат помнит как в тумане.

«Супруга кинулась к Тимуру, даже не помнит как, но сдвинула с него 10-килограммовый фонарь, из головы сразу начала хлестать кровь, она схватила его на руки, и мы побежали ко входу на вокзал. Кто-то нас остановил – сказал, что медпункт в арке – мы ринулись туда», - говорит Азат.

сафин 3

Фото: Азат Сафин

Тимур потерял много крови. Как потом выяснилось в больнице, фонарь пробил ребенку череп, кусочек кости вошел в мозг на 2,5 см. Решение об операции было принято сразу после получения снимка. Операция длилась три часа. После Тимур провел в реанимации еще два дня. К счастью, вскоре его перевели в обычную палату, где от него ни на шаг не отходят мать и отец.

В то время как врачи боролись за жизнь ребенка, следователи отвезли вещественное доказательство – фонарь – в управление и занялись поисками хозяина. Было возбуждено уголовное дело по статье «причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». Обвиняемых пока в деле нет.

Задача оказалась непростой. Прошло две недели, они так и не нашли, кому принадлежат чугунные исторические фонари, стоящие в пяти метрах от здания Московского вокзала.

Через несколько дней после ЧП руководство РЖД приняло решение оградить их забором, повесив предупреждение: «Убедительная просьба не заходить за ограждение. Приносим извинения за временные неудобства». 

Сколько продлятся временные неудобства, непонятно, для этого надо установить балансодержателя.

Ничейные, но исторические

История с мальчиком обнажила проблему, которая не решалась годами. Старинные фонари в центре города оказались бесхозными. Как это получилось и кто виноват – предстоит выяснить следствию. «МР» попытался разобраться в деталях.

В Комитете по государственному контролю и охране памятников подтвердили, что фонари несут историческую ценность. Однако на балансе у комитета не состоят. Пресс-секретарь Ксения Черепанова сообщила лишь, что 6 фонарей на 3 светильника каждый входят в состав объекта культурного наследия «Вокзал Николаевский (Московский)», ранее они были газовыми, затем демонтированы, какое-то время отсутствовали и на свое место вернулись лишь в 1985 году.

сафин 2

Фото: Азат Сафин

В пресс-службе РЖД сообщили, что территория вокруг вокзала и система освещения на городской площади «не принадлежат предприятиям холдинга ОАО «РЖД»». Однако именно специалисты «РЖД» после ЧП провели осмотр фонарных столбов и обнаружили «высокую степень изношенности несущих конструкций». В связи с этим было принято решение установить металлические ограждения фонарных столбов до определения их балансовой принадлежности и проведения ремонтных работ. 

Главный инженер ГУП «Ленсвет» Виталий Смирнов сообщил, что фонари не числятся в казне города, соответственно, ГУП «Ленсвет» не имеет к ним никакого отношения, не следил за их состоянием и лампочки не менял.

9 августа на территории вокзала было проведено расширенное совещание, в котором принял участие председатель Комитета по энергетике Андрей Бондарчук, представители Комитета имущественных отношений и «РЖД». От фонарей открестились все. «Мне кажется, представители Московского вокзала лукавят. Фонари установлены напротив Центрального входа на Московский вокзал, слева и справа перед арками. Расположены симметрично. Кроме того, они запитаны от их сетей, разработан проект реконструкции Московского вокзала, в который эти фонари вошли. Об этом на совещании сообщили представители Московского вокзала», - рассказал Виталий Смирнов.

По его словам, существует процедура выявления бесхозного имущества. По поручению вице-губернатора бесхозные фонари должны находить специалисты администраций районов и передавать в ГУП «Ленсвет» через Комитет по имущественным отношениям (КИОС). «ГУП «Ленсвет» уже принял с десяток объектов, которые ранее были бесхозными. Перед этим вопрос об их балансодержателе решался в КИОС. Это объекты у детских садов, школ, заводов. К примеру, они запитаны от школ, но пришли в ветхость, а у школ нет средств на их ремонт – тогда они передаются нам».

Все фонари проверят

На очередном совещании 11 августа вице-губернатор Игорь Албин дал поручение Комитету по энергетике и инженерному обеспечению совместно с ГУП «Ленсвет» провести инвентаризацию объектов уличного освещения, объектов освещения площадок, художественной подсветки, электротехнического оборудования, связанного с эксплуатацией данных объектов, имеющих признаки бесхозяйного имущества, с целью выработки решений по приведению данного имущества в надлежащее техническое состояние. Это подтвердили в ГУП «Ленсвет». «Я распорядился провести внеплановую проверку всех объектов, которые состоят на нашем балансе», - сообщил Виталий Смирнов.

Почему опасные фонари до сих пор стоят?

Папа Тимура Азат написал заявление в прокуратуру. «Я написал, чтобы нашли виновных и исправили ситуацию на привокзальной площади, чтобы эта ситуация никогда больше не повторилась, чтобы убрали полностью эти столбы или поставили какие-то новые,  потому что эти фонари на некоторых столбах покосившиеся. И они продолжают нести угрозу всем остальным».

Ограждения, установленные вокруг фонарей, не защищают горожан на 100%. Вокруг них всегда много людей, туристов, пассажиров, ожидающих поезда. Вокруг ограждения бегают дети, на них, облокотившись, стоят туристы. При падении светильник, весом более 10 кг, с чугунной обрешеткой и стеклом может упасть на любого.

«На лицо ситуация, когда все пытаются уйти от ответственности», - считает адвокат Александр Голованов, ставший известным благодаря громкому делу студентки Миланы Каштановой, которой в 2010 году на голову во время уборки крыши упала глыба льда. 22-летняя девушка осталась инвалидом на всю жизнь – почти не встает с постели, учится говорить, есть, ходить. Ответственные службы пытались уйти от ответственности, но адвокату удалось доказать их вину. После споров и проволочек суд все же принудил ЖКС № 2 выплатить семье Миланы компенсацию в размере почти 10 миллионов рублей, что стало беспрецедентным случаем в российской истории.

«Железная дорога говорит, что не взяла фонари на баланс, однако прослеживается пользование имуществом – ведь фонари горели, лампочки менялись, сети были подключены к вокзалу, - считает Александр Голованов. – Я бы на месте потерпевших подал сразу гражданский иск, не дожидаясь, когда следствие найдет виновных – сразу к трем сторонам: городу, «Ленсвету» и «РЖД». Кстати, это рецидив – в марте 2017 на голову мужчины со стены вокзала упала лепнина. На мой взгляд, руководство ж/д вокзала недостаточно тщательно относится к техническому состоянию вокзала».

Это второй случай за год, когда близость к Московскому вокзалу становится угрозой для жителей и гостей города. 11 марта с фасада вокзала обрушились огромные куски штукатурки. Свидетелем падения стала Катерина Брызгалова. Ей повезло, камни обрушились в нескольких метрах от нее. Не повезло жителю Узбекистана – лепнина приземлилась прямо ему на голову. Мужчина потерял сознание и был доставлен в больницу с закрытой ЧМТ.

«Я шла после репетиции с танцев, перепутала двери метро, наверное, что меня и спасло, - рассказывает Катерина. – Начинаю идти ко входу к метро, поднимаю голову и вижу, как кусок стены падает, и люди начинают отбегать. Парень один успевает отбежать, на второго падает маленький кусок, как я помню, задевая ему руку, а на третьего – прямо большой кусок камня падает. И его просто сносит с ног».

Врачи не дают прогнозов

К счастью, после операции Тимур пришел в себя и узнал маму и папу. Для родителей это стало огромным облегчением. Но прогнозы делать рано.

«Это страшная открытая черепно-мозговая травма. Левая лобная часть…. Сейчас он с супругой в палате, - рассказывает Азат. - Нам повезло, что мы попали к хорошему врачу, нейрохирургу реаниматолог, - все профессионалы. Мне кажется, что ребенок выжил, благодаря им. Врачи пока нам ничего не говорят, что будет дальше. Повреждения мозга опасны и непредсказуемы. Тимур на обезболивающих, антибиотиках, таблетках, уколах в огромном количестве. Мы чувствуем, что у него начинаются проблемы с памятью и с речью…  немножечко есть не связанность. Врачи сказали, какие проблемы следует ждать с повреждением этой части головы – с речью, с координацией и с памятью».

Адвокат из коллегии Нарышкиных Дмитрий Густов, который будет защищать интересы Сафиных, считает, что следствие не заинтересовано в том, чтобы затягивать расследование: «Случай нетипичный, и хотелось бы избежать повторов подобной ситуации. В объективном расследовании заинтересованы все стороны».

В ближайшее время адвокат сможет ознакомиться с материалами уголовного дела, будут подключены медицинские специалисты в области черепно-мозговых травм, которые смогут оценить состояние ребенка. От результатов независимой экспертизы будет зависеть сумма гражданского иска, который семья планирует подавать к виновнику случившегося.

Адвокат пока не называет сумму. Но если взять в пример подобные дела, то суммы материального ущерба могут достигать нескольких миллионов рублей. Например, с виновника трагедии в Купчино – председателя ТСЖ - суд взыскал моральный ущерб в размере 4 млн рублей. Напомним, в мае 2016 года Ольге Клинцовой с 12 этажа на голову упала облицовочная панель. С тех пор правая половина тела молодой женщины парализована.

«Тимур восстанавливается, мы рады видеть то, что с ним происходит», - с осторожностью и надеждой говорит Азат.

Оба родителя вынуждены были оставить двух старших детей одних в Москве. Быть рядом с 7-летним Тимуром важнее.

Сафиным помогают друзья. Самое главное, считает Азат, это не допустить замалчивания истории.

«Ситуация должна быть исправлена, виновные наказаны. Я сейчас сам хожу и боюсь, что сверху может что-то упасть, смотрю вверх, на все фонари обращаю внимание, - говорит он. - Мы готовы к длительной борьбе и длительной реабилитации, но нам нужна поддержка по максимуму. Я понимаю, что к тому, что произошло, имеет отношение госструктура – не бывает такого, чтобы никто не был виноват».

К семье Сафиных приезжал только замначальника Московского вокзала. Он обещал оказать помощь Тимуру. Никто из городских чиновников мальчика не навестил.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 519

Все опросы…