Культура

Крот истории докопался до террора

14 сентября 2017 11:00 Галина Артеменко
версия для печати
В Фонде Иофе представили книгу «Советский государственный террор и сопротивление тоталитарному режиму. Хроника основных событий. 1917-1991». Она содержит около 1300 событий, представляя собой краткую летопись четырех эпох в истории советского государственного террора. Составители издания - историки Александр Марголис, Татьяна Притыкина и Александр Даниэль.
Крот истории докопался до террора Фото: Галина Артеменко

 «Хроника основных событий» является частью большого проекта, осуществляемого Научно-информационным центром «Мемориал» в Петербурге. История советского государства делится в книге на четыре эпохи. Это эпоха становления и развития террористического государства (1917-1953), эпоха частичного демонтажа механизмов массового террора (1953-1957), эпоха преследований и гонений на инакомыслящих (1957-1986), эпоха коллапса советского коммунистического режима (1987-1991). В книге также представлены события, связанные с различными формами сопротивления государственному насилию в советский период отечественной истории.

«Жанр хроники – самый подходящий для этого издания, только факты в чистом виде, без трактовок, - рассказал Александр Марголис. – Получилась объективная картина происходившего за 74 года советской власти, начиная с ночи 25 октября 1917 года, когда был захвачен Зимний дворец и в Петропавловскую крепость привезли первых советских узников – министров временного правительства, вплоть до декабря 1991 года, когда над Кремлем был спущен красный флаг».

Марголис отметил, что в книге собраны самые разные события, как широко известные - Кронштадтское восстание 1921 года, так и известные узкому кругу специалистов-историков, события, не упомянутые в учебниках, например, три Якутских восстания в годы Гражданской войны, политические забастовки петроградских рабочих в 1920 году и позже, когда рабочие выступали против диктатуры пролетариата.

 «В книге упоминаются не только крупнейшие политические процессы, но и конкретные дела, связанные с кружками, организациями, которых становилось все меньше, - продолжает историк. – А потом власть и вовсе замещает  реальные организации придуманными госбезопасностью, а людей арестовывают и отправляют в ГУЛАГ».

Но сопротивление  остается, формы его меняются – Самиздат, правозащитное движение 60-х годов. Благодаря этому изданию читатель может составить представление о масштабе и разнообразии творившихся в СССР этнических депортаций, в основном мы вспоминаем о депортациях периода Великой Отечественной войны, но они начались еще в 20-е годы минувшего века и не прекращались после войны, охватывая миллионы людей.

«Когда картина этого выстраивается год за годом, то начинаешь понимать, что, может быть, самым страшным преступлением сталинизма был именно это, когда подвергались репрессиям целые народы, - сказал Александр Марголис. – Не считали, сколько было потеряно людей. Эта книга дает достаточно  полное представление о характере и масштабе репрессивной политики и сопротивления в разные годы советской власти. В книге упоминается 500 имен – как жертв, так и палачей. В ближайшее время издание будет размещено в Сети в свободном доступе и снабжено двумя аннотированными указателями – именным по 500 упоминаемым персоналиям, с краткими биографиями. Предметный указатель также необходим, чтобы «расшифровать» то, что требует разъяснений для широкого круга читателей. Например, что такое «кировский поток» - многие  слышали об этом, но плохо представляют себе конкретику.

Потребность в  объективной информации о репрессиях и сопротивлении в СССР не только сохраняется, но и обостряется, хотя знаний об этом немного, особенно у молодых людей: «Я свидетельствую, что представления  об этих страницах истории XX века у нашей молодежи минимальные, более того, те немногие знания, которые они имеют, носят нередко мифологический характер, а конкретных фактов молодые люди почти не знают, нам надо восполнить этот пробел», - говорит Марголис.

Но он не считает современность временем абсолютно безнадежным, историк говорит о том, что после революции всегда наступает реакция, маятник движется в другую сторону, но это не навсегда: «Я настроен оптимистично – настанет момент, когда эти знания будут востребованы широким числом людей, крот истории роет в этом направлении».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 568

Все опросы…