Культура

Черный виноград поспевает в Стрельне

25 сентября 2017 19:32 Галина Артеменко
версия для печати
Государственный музей-заповедник «Петергоф» занял первое место в номинации «Реставрация, совершенствование или развитие исторического парка или сада» на Международной премии «Европейский сад».
Черный виноград поспевает в Стрельне Фото: Галина Артеменко

Победителей чествовали в Берлине, среди других финалистов этой номинации были Сад Боднант (Bodnant Gardens, Уэльс, Великобритания) и De Nieuwe Ooster (Новое Восточное кладбище в Амстердаме, которое в 2003 году стало национальным памятником, где сохраняется не только скульптура, но ландшафты и дендрарий). Премию присуждает Европейская ассоциация исторических садов (EGHN), которая помогает создавать и сохранять парки и сады в Европе.

Эксперты премии приезжали в Петергоф, ходили, смотрели, оценивали, потом именно они доказывали жюри, что сады достойны, прекрасны, уникальны. А потом было тайное голосование и «Петергоф» победил – все его несколько тысяч сотрудников и особо четыреста тех, кто растит и бережет сады.

В Стрельну эксперты не заезжали, а между тем фруктовый сад и огород Стрельны у деревянного дворца Петра I были не только образцовыми в XVIII столетии, но и первыми в новой истории России – после Стрельны музейщики взялись возрождать у бывших дворцов царские сады и огороды – в Царском Селе, Гатчине, Павловске, Летнем саду и далее везде. А наша Стрельна была самой первой: с 2003 года Елена Кузьменко, начальник участка территории Дворца Петра I профессионально копается в огороде и еще рассказывает об огороде так, что давно уже пора писать увлекательную книгу. Стрельнинский огород - место уникальное. Деревянный дворец Петра I – на холме, а огород расположен в небольшой долине. Там собственный микроклимат – разница температур может достигать десяти градусов между долиной и верхней террасой дворца, поэтому здесь еще со времен Анны Иоанновны (она перенесла огород, основанный Петром, с северной в южную часть территории от самого дворца) выращивали тыквы, ананасы, дыни и арбузы - хоть и не в открытом грунте, но все же.

Елена Кузьменко показывает средиземноморские травы, срывает и растирает между пальцами немного ароматного базилика, который тянется фиолетовой нитью между сантолиной кипарисовидной и Петросильевой травой, то есть попросту петрушкой. Тридцать восемь видов овощей, десятки видов лекарственных и пряных трав. Ветви яблонь гнутся от сладких яблок, кружевные листья обнимают кочаны капусты. Почему кружевные? Потому что никакой химии, с вредителями здесь не борются, но урожай каждый раз рекордный. Прошедшее лето было на редкость холодным, неудачным, но не для Стрельнинского огорода - здесь впервые в истории огорода вырастили в открытом грунте сладкий виноград изабелла, даже при царях виноград вызревал только в оранжерейных условиях. «По легенде два первых мешка картофеля, который Петр так насаждал в России, высажены здесь, в Стрельне, - рассказывает Елена. – Но архивного подтверждения легенде мы не нашли, зато точно знаем, что артишоки, салат латук и редис именно здесь укоренились в российскую почву и дальше уже распространились по стране».

Огород раскинулся вольготно, ульи разных модификаций дополняют пейзаж – когда-то здесь была первая приморская пасека, а теперь ульи – экспонаты, пчел не заводят, чтобы случайно не покусали посетителей дворца. Кабачки, патиссоны, тыквы наполняют дельфтские вазы, цветы цветут от снега до снега. И мало кто знает, что небольшой круглый пруд, берега которого утопают в цветах, - это военная память, воронка от авиабомбы…
В парке Александрия, созданном в английском романтическом стиле – некогда частном парке венценосной семьи, не предназначенном вообще для посторонних глаз – вокруг Коттеджа и Фермерского дворца с весны до осени цветы – рододендроны, розы, гортензии, экзотические растения в кадках – бананы, араукарии, олеандры, мексиканские агавы, пальмы всякие, одной так вообще восемьдесят лет, интересно - где она в своей кадке мировые катаклизмы переживала.

«Девиз садов времен викторианского стиля – «изобилие, сложность, разнообразность», - говорит Ольга Васильева, заведующая парком Александрия. - Здесь не только кадочные и горшечные экзотические, но и пережившая войну редкая липа рассеченолистная».

Прелесть петергофских парков сейчас стала иной, а я помню их еще запущенными, заросшими, страшноватыми и загадочными – когда ни Коттедж, ни Фермерский музеями не были, а куча кирпичей на холмике у залива, сейчас законсервированная и огороженная забором в ожидании реставрации, совершенно ни о чем не говорила советскому обывателю – удивительно быстро забылось, что это Нижняя дача, последний дворец последних Романовых, что именно здесь родились все, кроме Ольги, дети Николая II и Александры Федоровны…

Два дворца на островах Ольгина пруда – Царицын и Ольгин музеями стали лишь в 2003-м, дворец на Царицыном острове пострадал, но не так сильно, а вот на Ольгином был самой настоящей военной развалиной, мимо которой ходили в школу и я, и мои дети. Зимой по развалинам на острове можно было лазить, ведь пруд замерзал. Ныне ничто не напоминает о страшном прошлом, вокруг дворцов, выстроенных в стиле итальянских вилл, – сады. Внутренняя терраса Царицына павильона увита девичьим виноградом, а когда-то была увита плющом – прямо как в Неаполе. Под террасой располагались печи, топившиеся круглосуточно и отдававшие тепло каменным полам, нагревавшим воздух, что не позволяло плющу вымерзнуть зимой. Печи сохранились законсервированы. Их тайну мало кто знает.
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 89

Все опросы…