Статьи партнёров

Молчаливое красноречие

15 ноября 2017 14:42
версия для печати
1 ноября в Екатерининском зале Музея Российской академии художеств на Университетской набережной, 17 открылась выставка «Трепет бронзы. Шепот света», объединившая скульптуру и художественную фотографию. Этот диалог искусств стал итогом двухлетней совместной работы скульптора, заслуженного деятеля искусств Республики Татарстан, члена Союза художников России Винеры Абдуллиной и фотохудожницы, участницы международных и российских выставок Ларисы Тиктинской. «Мой район» поинтересовался у последней, как перекликаются скульптура и фотография и чем интересна эта выставка, которая продлится до 3 декабря.
Молчаливое красноречие Фото: Лариса Тиктинская

— Лариса, расскажите, пожалуйста, с чего начинался ваш творческий путь как фотографа.

— В фотоискусство я пришла неожиданно. В 1999 году муж подарил мне аналоговую фотокамеру Canon, я до сих пор помню ее номер — с этого все и началось. Я стала пробовать, пытаться, искать, посещала разные школы, брала частные уроки. Моим первым учителем был известный фотограф старой школы Геннадий Хорошайлов, он меня учил снимать, и потом я очень много работала в темной комнате, печатала, осваивала разные типы печати. Долгое время фотография была увлечением по остаточному принципу, потому что внимания требовала семья, рождались дети. Я не занималась этим регулярно, только когда оставалось какое-то время.

— Где вы познакомились со скульптором Винерой Абдуллиной, и как родилась идея совместного проекта?

— С Винерой меня лет десять назад познакомила моя приятельница Даша Горина, интерес к скульптуре стал поводом к нашему знакомству. И лишь спустя годы это привело к творческому тандему. Мне нравились скульптуры Винеры, я покупала их для дома и дарила друзьям. У Винеры хорошая мелкая пластика, нежная, трепетная, и в то же время характерная, самобытная.

— На выставке представлены изображения людей и скульптур. Что сложнее снимать?

— Мне в принципе нравится снимать, но, конечно, есть особенности, когда работаешь с разными объектами съемок. Когда снимаешь скульптуру, ловишь свет — я снимаю только при естественном освещении. И если ты фотографируешь бронзовую скульптуру, а света нет, она смотрится обычно, может быть, где-то даже плоско. Но как только на нее попадает скользящий, преломляющийся луч света, она начинает оживать. Этот свет углубляется в рельеф или, наоборот, сглаживает складки, усиливаются или ослабевают нюансы — это делает скульптуру легкой, прозрачной, романтичной, трепещущей. Разное освещение дает разное выражение лиц — где-то ухмылку, где-то взгляд с претензией, где-то пренебрежение. Это очень завораживает. Винерины скульптуры динамичны. Они одновременно и молчаливы, и красноречивы. К тому же в процессе съемки свет постоянно меняется, и даже через полчаса карточки получаются уже совсем другие.

Когда снимаешь человека, это живые эмоции, внешний контакт. Ты разговариваешь с человеком, размещаешь его пространстве, можешь его поправить — подбородок, плечо, взгляд. Человек движется, у него меняются эмоции — ты их ловишь. В этом разница.

— Отдельное событие открывшейся выставки — демонстрация бюста главы Российского императорского дома великой княгини Марии Владимировны и его фотография. Что для вас было важным в работе над фото бюста?

— В фотографии главный герой — это свет. Средства художника — кисти и краски, а у фотографа — свет и фотоаппарат. Камера у меня в руках, а свет — он льется. Мне хотелось этот бюст сделать интересным, легким, светящимся, привлекательным, чтобы была игра света — шепот света. Чтобы это было нестандартно, не документально, а художественно. Снимать его действительно было непросто. Я вставала в 5 утра, чтобы поймать утренний свет и первые лучи солнца.

— С каким настроем, на ваш взгляд, лучше всего приходить на выставку?

— Я бы хотела, чтобы люди отключили ум и шли на выставку с открытым сердцем, ничего не ожидая. И уже находясь на экспозиции, пытались зафиксировать свои переживания. Сейчас такой дефицит чувств! Мы всё куда-то бежим, хотим всё успеть, везде побыть, но при этом главное переживание зафиксировать не в состоянии. Я бы хотела, чтобы выставка, наши работы вызывали искренние, добрые, открытые чувства. Но для этого требуется полное присутствие, желание отстраниться от всего, погрузиться в работы и попытаться почувствовать себя, задать себе какие-то вопросы, почему это трогает или не трогает, почему тут светло, а тут темно.

— Расскажите о ваших дальнейших творческих планах.

— Мне бы хотелось еще поработать со скульптурой, с мрамором. Выставка отняла много сил и эмоций, и пока я ее переживаю. Конкретных планов пока нет, жизнь сама придает направление. Главное — быть внимательным и открытым к жизни и себе.

абдуллина

Фотохудожник Винера Абдуллина

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 291

Все опросы…