Культура

Мой бесконечный друг

11 мая 2018 10:54 Галина Артеменко
версия для печати
«Мой бесконечный друг» — так называется выставка рисунков петербуржца Александра Войцеховского, которая сегодня в шесть вечера открывается в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме. Название — по одной из картинок художника, давней довольно-таки картинке — на ней был изображен задумчивый муравьед, чем-то очень сильно напоминающий самого художника. Картинка давно подарена друзьям, но название «Мой бесконечный друг» как-то прижилось.
Мой бесконечный друг Фото: Галина Артеменко/MR7

Александр Войцеховский, или просто Петрович, — сначала его называли «рисующий доктор». Петрович рисовал всю сознательную жизнь — в экспедициях, рисовал в очередях, на лекциях в медицинском институте, на улице, потому что с ним всегда был блокнот и карандаш. Первую выставку Петровича организовали друзья, когда автор еще был доктором на неотложке. Потом Александр Войцеховский очень удачно женился на художнице Ане Флоренской. А потом и сам стал художником, причем все его рисунки — это истории, которые Петрович может рассказать с радостью и подробно.

Войцеховский — типичный интеллигентный ленинградец-петербуржец. «Отец мой Петр Георгиевич Войцеховский родился в городе Ленинграде в 1935 году в семье полярника Георгия Анастасьевича и Елены Владимировны Войцеховских, — рассказывает он о родителях, — Мама родилась в 1934 году в Сталинграде, папа ее был талантливым инженером, проектировал „Катюши“, мама была врачом. В 1937-м их постигла печальная участь: деда расстреляли, бабушку посадили, детей, в том числе и маму, чудом спасли родственники».

О своих корнях, о своей семье Александр узнавал от бабушки, листавшей вместе с ним семейные альбомы. «Мы открывали альбом, и я видел людей в полярной обстановке, в унтах, каких-то полярных капитанов. Бабушка рассказывала мне о том, как жил мой дед. Мы открывали другие альбомы, относящиеся к дореволюционной эпохе, и там я видел прекрасных барышень в удивительных нарядах — и это тоже были мои родственники». Детство Петровича прошло в Доме Полярников (жилом доме Главсевморпути) на улице Восстания.

Мы про это с Петровичем немного поговорили, сидя на музейной кухне, в последний день монтажа выставки, то есть вчера. Я спрашивала художника, что его связывает с этим домом, с Шереметевским садом за окнами — типичный вопрос всем нашим художникам, причем у каждого находится по этому поводу своя история. У Петровича, конечно же, она тоже есть:

— Мне даже в голову не приходило, что этот музей знает о моем существовании. А выяснилось, что знает. Удивительно. И если бы даже меня посетила такая мысль — про выставку тут, я, может, даже и не решился. Но когда поступило это гостеприимное приглашение, я сократил свою поездку по США — собирался в Калифорнию и еще куда- то, но приехал, чтобы выставку здесь сделать в мае. Не поехал в Калифорнию.

— Как человек, всю жизнь живущий в центре Ленинграда—Петербурга, что ты вообще про эти места скажешь — про сад Шереметевский, как ты с этим со всем связан?

— Начнем с того, что в Шереметевском дворце был Арктический институт после войны, в котором работал мой дедушка — полярный исследователь, я живу ведь до сих пор на Восстания в Доме полярников. И я много раз слышал от своей бабушки, что дедушка возил ее в университет на нартах на собаке. Бабушка смущалась, но ехала. А, завезя бабушку, дедушка ехал на работу сюда в Арктический институт (институт этот как раз размещался там, где ныне музей, именно потому, что институт захотел это здание, была расселена коммунальная квартира, в которой жила Ахматова, и музей удалось организовать лишь после того, как институт покинул этот дом. — Прим. ред.).

— А собака откуда вообще?

— Дедушка привез с собой собаку из полярной экспедиции, пса звали Матрос. И вот, значит, дедушка отвозил бабушку. А потом сюда возвращался.

— И собака тоже?

— Ну, видимо, в садике его ждала. Вот, мы целую историю уже рассказали здесь. Потом, когда я был маленький, то, конечно, тут гулял — от дома же недалеко. В молодости тоже гулял, выпивал немного даже. А теперь с дочкой гуляю, с Анечкой. Люблю эти места.

Однажды Петрович, уже будучи довольно известным, но не таким знаменитым, как сейчас, был приглашен к гениальному Юрию Норштейну. Только на полчаса, чтобы коротко поговорить. Просидели часа четыре, и Норштейн очень высоко оценил то, что делает Войцеховский.

Еще одна славная история про Петровича связана с «Упсала-Цирком». Вы знаете, что знаменитый спектакль о счастье — «Племянник» — навеян рисунками Петровича, и одно время шатер знаменитого цирка был расписан снаружи его рисунками?

Петрович любит поговорить о счастье, потому что счастье — важнейшая категория. Лучше всего при этом разговоре рассматривать тонкие и лиричные, мудрые и смешные рисунки Войцеховского, которые уже видели в Старом и Новом Свете, а вот теперь впервые — в Большом выставочном зале музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме. И это всемирная, но и очень петербургская, близкая история.

IMG_20180508_180238

IMG_20180508_180322

IMG_20180508_180635

IMG_20180508_180619

IMG_20180508_180406

IMG_20180508_180437

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Пострадаете ли Вы от закрытия Telegram?

Проголосовало: 674

Все опросы…