Город

Что делать с Рубинштейна?

28 мая 2018 12:29 Валентина Карелова
версия для печати
На 40 домов — 67 ресторанов, так сегодня выглядит улица Рубинштейна. Ее называют самой популярной ресторанной улицей Европы. Впервые за много лет местные жители выступили против ресторанов. Корреспондент MR7.ru разобрался, кому мешают увеселительные заведения, а кто выигрывает от их существования.
Что делать с Рубинштейна?

Первые заведения на Рубинштейна появились еще в середине 90-х годов, разрешения подписывал председатель Комитета по внешним связям мэрии Петербурга Владимир Путин. Вот так с легкой руки будущего президента появилась ресторанная Мекка.

«Пусть бары в Апрашке тусуются»

На днях улица Рубинштейна оказалась в центре скандала. Несколько местных жителей перед увеселительными мероприятиями Петербургского международного юридического форума вышли с плакатами в руках:

«Говорят: „Петербург — культурная столица“. Посмотрите на эти улицы — на Думскую и Рубинштейна. Все спешат напиться» и «Пусть бары в Апрашке тусуются, Рубинштейна — жилая улица!».

Отметим, что юристы уже не в первый раз превращают Рубинштейна в Legal street. Корреспондент MR7.ru решил разобраться в ситуации. Действительно ли заведения общепита портят жизнь местным жителям или они просто не любят отдыхающих юристов и туристов.

Выяснилось, что инициативной группы, борющейся с ресторанами, местные жители не создали. Каждый пытается навести порядок только в своем доме, поэтому зачастую людей интересуют только расположенные рядом с их жилищем рестораны. Чтобы объединить людей и бороться с питейными заведениями сообща, жительница одного из домов на Рубинштейна Ольга Устян создала группу в соцсети. Она же выходила на улицу с пикетом.

«Рестораны на нашей улице появились давно. Но раньше их было не много, поэтому они никому не мешали. Сейчас их больше, чем домов. В некоторых работает по 2−3 ресторана. Это сильно портит жизнь нам, местным жителям. Многие даже продают квартиры, потому что жить здесь стало невозможно», — говорит Ольга Устян.

Жители диктуют условия бизнесу

По ее словам улица уже в третий раз превращается в Legal street во время юридического форма. Жители писали письма организаторам с просьбой перенести мероприятие в другое место, поскольку перекрытие улицы создает много неудобств. Некоторые ее соседи из-за перекрытия Рубинштейна не смогли уехать на дачу в выходной день.

«Мы считаем, что лишний раз рекламировать нашу пьяную улицу не стоит. Все преподносят Рубинштейна как гастрономическую улицу и как достопримечательность, а на самом деле это позор нашего города.

Многие рестораны работают с нарушением законодательства. Поймите, если совет дома или ТСЖ решит, что в их доме не должно быть заведения общепита, его не будет. И такие прецеденты в городе есть, когда жители закрывали рестораны в своих домах. Эта проблема решаема, и, в первую очередь, ее должны решать жители конкретного дома. Потому что они не просто жители, но еще и собственники имущества и от них зависит, быть ресторану в их доме или нет», — резюмировала активистка.

Ольга предлагает создавать подобные улицы в местах, где нет жилой застройки, чтобы отдыхающий народ не мешал покою местных жителей.

«Мы не хотим полностью избавляться от ресторанов, но их должно быть меньше в разы. Их деятельность должна быть незаметной, не привлекать толпы людей. А то получается, мы везде кричим про здоровый образ жизни, а сами пропагандируем пьянство. С этим нужно что-то делать», — уверена госпожа Устян.

Жизнь нельзя запретить

Сегодня мало кто об этом помнит, но несколько лет назад самой тусовочной улицей была Галерная, на которой рестораны росли как грибы в лесу. И тогда тоже жители выражали свое недовольство. Сегодня там тихо и немноголюдно. Президент Национальной ассоциации гостеприимства Николай Щербаков считает, что улицы, подобные Рубинштейна, в городе должны быть, потому что жизнь запретить нельзя.

«Такие улицы привлекают в наш город туристов, я за то, чтобы они были. Если жильцам что-то не нравится, то проблему нужно решать в рамках законодательства, если оно нарушается. А дальше уже выбор каждого, либо ты живешь на Невском, либо выбираешь более тихие уголки Петербурга», — резюмировал Щербаков.

Депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский признался, что сам любит заглянуть на Рубинштейна и посидеть в уютных заведениях со своими друзьями. У него даже есть любимые ресторанчики. При этом он хорошо знаком с проблемами местных жителей и помогал им решать конфликтные ситуации.

«Надо всегда искать компромисс, просто так все взять и закрыть нельзя. Есть хороший пример — дом 38 по улице Рубинштейна, там жители организовали ТСЖ и борются с баром, который появился у них во дворе с нарушением законодательства. При этом в их же доме есть два ресторана, выходящие на улицу. С ними у них хорошие отношения, они живут мирно.

Давно договорились о том, чтобы в заведении по ночам не играла громкая музыка, а сотрудники не выходили курить к ним во двор под окна. Это вопросы о цивилизованных договоренностях между жильцами и владельцами ресторанов», — говорит Вишневский.

Не видит ничего плохого в ресторанной жизни на Рубинштейна православный депутат Госдумы Виталий Милонов, который также не против провести вечер в одном из ресторанов на знаменитом «Рубике».

«К сожалению, у всех жителей центра есть такое вынужденное соседство. И вопрос тут не в барах, а в том, как ведут себя люди. На Рубинштейна, в основном, все заведения приличные, там нет клубной публики. Есть, правда, один негодяйский бар, в котором проводятся мероприятия, типа отпущения грехов. Но мы его закроем. В остальном там все неплохо», — говорит Милонов.

Борьбу с ресторанами он сравнил с войной против появления хостелов в центре Петербурга. Парламентарий считает, что нельзя лишать людей доступного отдыха в городе.

Первопроходцы

В 2019 году 25 лет отметит старейший ресторан Рубинштейна — «Моллис Паб». Разрешение на его открытие было подписано 2 декабря 1994 года председателем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимиром Путиным. По словам одного из совладельцев заведения Артура Марцинкевича, половина постоянных клиентов — это как раз жители улицы, с которыми у бизнесменов за годы работы сложились прекрасные отношения.

«Все началось с нас, — вспоминает Марцинкевич — А потом улица потихоньку начала обрастать ресторанами. Если взять Париж, то таких улиц там не одна и не две, а целые кварталы.

За 25 лет работы с жителями Рубинштейна у нас сложились отличные отношения.

Когда мы только пришли сюда, мы постоянно встречались с ними, спрашивали о неудобствах. Перестраивали свои помещения, делали шумоизоляцию, грамотно оборудовали кухню, чтобы даже запахи не доставляли дискомфорта».

По его словам, на Рубинштейна, в основном, отдыхает спокойная публика, здесь нет клубов и дискотек, по вечерам не гремит музыка.

«Я не знаю, кто недоволен жизнью в этом районе, но у нас с соседями мир и любовь. Петербург — туристический город, и мы должны развивать его, чтобы люди, которые к нам приезжают, не только музеи и дворцы смотрели, но и отдыхали в уютных заведениях, тратили в них свои деньги. Нужно, наоборот, помогать бизнесу, ведь мы платим налоги, пополняем бюджет Петербурга, даем рабочие места. А если мы сейчас все закроем, то кто от этого выиграет? Для туристов — это Мекка, они специально едут сюда», — недоумевает Марцинкевич.

По его словам найти для улицы, подобной Рубинштейна, место без жилой застройки в центре города не реально. Поскольку таких мест просто нет. Поэтому необходимо искать компромиссы, а не убивать бизнес и не лишать петербуржцев работы.

«Ладно, бизнесмены, их на самом деле не так много. Но в каждом ресторане работает порядка 30 человек. О них кто-нибудь подумал?» — отметил он.

Рубинштейна — это генетический код для туристов

Основатель популярного ресторана «Барслона» Андрей Федотов вспоминает, какой Рубинштейна была восемь лет назад, когда его заведение только открылось. Это была тихая улица, но уже тогда было понятно, что в скором времени она станет местом притяжения молодежи и туристов.

«За прошедшие годы Рубинштейна сильно изменилась. Первые два года наше заведение было убыточным и полупустым, бизнес не шел. К 2011 году я даже всплакнул, но уже через год случилась „бомба“. Стали массово открываться рестораны, сюда потянулась публика, жизнь закипела во всех красках. Если наш город планирует развивать туризм, то такие улицы должны быть. Рубинштейна в каком-то смысле воспринимается как „генетический код“ для туристов. Потому что люди не любят приезжать в пустыню, чтобы сходить в Эрмитаж, они избалованы. Да и для активных горожан нужны подобные места отдыха.

Если я выхожу из Музея Прадо в Мадриде, я хочу, повернув направо или налево, наткнуться на какую-нибудь улицу Рубинштейна. Считаю, что нашему городу нужны еще как минимум три-четыре такие улицы», — отметил он.

У Андрея Федотова так же, как и у Артура Марцинкевича, с местными жителями сложились теплые отношения. Он также постоянно с ними встречался, выслушивал пожелания и перестраивал свое заведение таким образом, чтобы не доставлять неудобства людям.

«Мы давно ввели у себя определенное ограничение по вечернему шуму, после 11 часов прогоняем наших гостей с террас. Так что у меня, скорее, возникают проблемы с нашими клиентами, чем с жителями дома. Мы чаще поступаем в ущерб бизнесу и несем постоянные убытки, чем доставляем неудобства.

Но, конечно, всегда найдутся недовольные люди. Это общемировая ситуация. Мне кажется, от нее не стоит избавляться грубыми методами, потому что в мире практически не существует городов, ну, может, за исключением Берлина и еще пары городов, где умудряются выносить эти шумные улицы в бывшие постиндустриальные зоны. А на самом деле такие улицы создаются там, где живут люди. Поэтому это везде сопряжено с некоторым противостоянием, между бизнесом и теми, кто любит тишину, но почему-то живет на шумной улице и всегда вступает в противоборство с индустрией», — говорит Федотов.

По его словам, нельзя превратить центр города в спальный район. Если из него убрать все рестораны, то малый и средний бизнес умрет.

«Это будет выстрел в ногу, убрав рестораны с Рубинштейна, мы спасем не жизнь, а покой нескольким десяткам человек, при этом поубиваем интересы миллионов, если брать и туристов, и жителей города. Будут уничтожены несколько тысяч рабочих мест, большие частные инвестиции, это будет кошмар в чистом виде.

Безусловно, нужно вести на этом пути диалог, но не путем убийства жителей или бизнесменов. Возможно, нужны городские программы по усилению шумоизоляции для жильцов таких улиц. Кстати говоря, некоторые заведения в борьбе за покой жителей вставляли звукопоглощающие окна пожилым людям. Было бы не плохо, если бы этим занялось государство или вовлекло бизнес, но таким централизованным способом. Но пока таких диалогов нет. Я сам долго перестраивал бар. Делал различные опросы. Искал идеал, который позволил бы вести бизнес и никому не мешать. Но нужно понимать, что когда на улице вечером одновременно находятся по пять тысяч человек и все они разговаривают, то разносится гул. И с этим ничего не сделаешь».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 1236

Все опросы…