«Самоуправление — это крепость, которая охраняет демократию» › Новости Санкт-Петербурга › MR7.ru

Политика

«Самоуправление — это крепость, которая охраняет демократию»

6 июня 2018 16:08 Сергей Кагермазов Сергей Ковальченко
версия для печати
Мэр Гданьска Павел Адамович, города, где родилась «Солидарность», а теперь оплота оппозиции правящей партии «Право и справедливость», рассказал корреспонденту MR7.ru о том, как пришел в политику и почему ему нравится управлять городом. Мы нашли пана мэра человеком неординарным, а главное, совершенно не похожим на его русских коллег.
«Самоуправление — это крепость, которая охраняет демократию» Фото: Игорь Руссак

Павел Адамович родился в 1965 году в Гданьске. Сторонник партии «Гражданская платформа”. Изучал право в Гданьском университете. С 1998 года — мэр Гданьска. Получил из рук папы Иоанна Павла II крест «За заслуги перед церковью и Папой». Экс-президент Польши Александр Квасьневский наградил Адамовича «Крестом Заслуги”.

О пути в политику

***

Я не планировал стать мэром во время власти коммунистов. Я был активным студентом в подпольных, нелегальных организациях «Солидарности». Когда пришла свобода, я баллотировался в городской совет и победил. Шел 1990 год. Мне исполнилось 25 лет. Свой путь я начинал с самоуправления. Четыре года я работал членом горсовета в комиссии по самоуправлению. Затем я стал председателем горсовета. В 1998 году горсовет избрал меня мэром. В 2002 году впервые в Польше прошли прямые выборы, я победил. В октябре исполнится 20 лет, как я мэр Гданьска. В ноябре 2018 года снова пройдут выборы мэра.

RI1_5454

Игорь Руссак

Девять лет я работал в Гданьском университете, преподавал философию права. От греческих времен до Карла Маркса, Ленина и так далее. Я всегда был активным, хотел менять действительность. Откуда это во мне, не знаю. Мои отец, мать и брат тоже были очень активные. Может, это семейное.

***

Когда ты хочешь менять действительность, ты ищешь такие условия, при которых это можно сделать. Нужно сказать, что 1989 и 1990 годы — это самый исторически важный момент, когда мы не получили, а вернули свободу. Мы учились самоуправлению с азов. Прошли детский сад, школу. Можно сказать, что теперь я окончил университет демократии. Нас никто не учил, шаг за шагом мы всему учились сами. До 1990 года у нас не существовало самоуправления. Чтобы говорить о нем, нужно, чтобы появилось много условий. Что касается горсоветов коммунистических времен, то они были всего-навсего частью государства.

О русских чиновниках

***

Когда я стал председателем горсовета, я узнал, что еще в 1961 году мы подписали договор о сотрудничестве с Ленинградом. Я возобновил эти связи. Встретился с депутатами петербургского парламента. Шел 1996 год, очень интересная встреча была. Я хорошо помню тот визит.

С вашим губернатором (Георгием Полтавченко. — Прим. ред.) все интереснее. Губернатор Петербурга — это король, царь. Для него Гданьск, в этом смысле — это не интересно. Принял он нас хорошо в Смольном в 2012 году. Специфически было. Курил. Вы же были в Смольном? Такая символическая атмосфера.

RI2_0305

Игорь Руссак

Я чувствую, что наши петербургские партнеры не до конца понимают, как себя с нами вести. Помню, приехала делегация самоуправления из Петербурга, незадолго до того, как ваша страна взяла Крым (члены делегации вели себя скованно. - Прим. ред.). Я как мэр сам решаю, хочу я встретится с губернатором другого города или, допустим, выпить с ним водки. Не стану спрашивать об этом министра иностранных дел: «Можно, господин Чапутович (министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович. — Прим. ред.)?» Зачем мне его спрашивать?

***

С 1995 года я ежегодно хожу на кладбище советских солдат в Гданьске. Для меня это нормально отдать дань их памяти. Это никогда не вызывало споров и никого не удивляло. За последние три года с момента прихода к власти партии «Право и справедливость» эта тема стала ужасной и вызывает споры. Те, кто на стороне сегодняшней власти, они этого не принимают и атакуют меня.

О городских финансах

***

Бюджет Гданьска в 2018 году — 3,03 млрд злотых. Почти 700 млн евро (бюджет СПб на 2018 год — примерно 7,4 млрд евро. — Прим. ред.). С 2001 года будет уже 17 лет, как рейтинговые агентства высоко оценивают нас. Их вывод — Гданьску можно доверять. Здесь все прозрачно и честно. Fitch, Standart & Poor`s — это очень серьезно.

***

Польские муниципалитеты имеют большую финансовую независимость. Половина налогов, которые платят физические лица, остается в Гданьске. Остальное идет в Варшаву. 20 процентов налогов юридических лиц идет Гданьску, остальная часть делится между Поморским воеводством и Варшавой. Налог на недвижимость полностью остается в городе. От Варшавы мы получаем также дотации и субвенции, например, на школы.

Этих денег не хватает. Центральное руководство всегда любит спихивать задачи и не давать на них денег. Это всегда предмет борьбы между центром и самоуправлением. Власть меняется, но каждый раз она не хочет справедливо делиться национальным доходом.

***

Мы, прежде всего, берем деньги из европейских финансовых институтов, потому что эти деньги дешевле, чем в Польше. Это хорошо, что нам не нужно работать только с польскими банками. Если у польского банка деньги дорогие, мы идем в «Европейский инвестиционный банк» в Люксембурге и берем деньги дешевле.

***

В Польше теперь сложные, нехорошие условия. Думаю, я больше могу сделать здесь, в Гданьске, чем в Варшаве. В Брюсселе (столице Евросоюза. — Прим. ред.) слишком аристократические условия жизни. Евродепутаты очень хорошо живут. Их работа, конечно, важна, но важнее жизнь здесь, в Польше, в Гданьске.

О соседях из Калининградской области

***

В 2017 году я побывал с официальном визитом в Калининграде. Встретился с губернатором Антоном Алихановым. Молодой человек, дипломатичный, кажется открытым. Мы не обсуждали рискованные темы. Разговаривали на разные темы, но не о политике и это логично.

RI1_5344

Игорь Руссак

Я же не буду ему говорить: «Отдавайте Крым». А с другой стороны, мне никто не сказал, что Россия заняла Крым законно, иначе бы разговор не состоялся. Нам надо сосредоточиться на совместных темах, в которых мы что-то вместе сможем исправить, сделать новое и полезное.

***

2018 год важен для Калининграда, потому что в этом городе проходят матчи Чемпионата мира по футболу. Поеду ли я на матчи в Калининград? Меня никто не приглашал.

***

Как считает интеллигенция, людям из разных стран необходимо общаться вне зависимости от политики государства.

***

Отмена местного приграничного передвижения между Калининградской областью и Польшей в 2016 году — это проблема психологическая и политическая, потому что это создало сложности для простых россиян и поляков. Это плохой сигнал, что мы закрываемся.

Это с человеческой точки зрения — демонстрация ксенофобии. И Польша и Швеция в Евросоюзе боролись за то, чтобы этой границы не существовало. Пострадали бедные россияне. Те, кто богаче, покупают шенгенские визы.

Об открытости власти

***

Охраны у меня нет. Никаких привилегий, разве что служебная машина, да помощник. На руки я получаю зарплату около 2 тысяч евро. Эта информация есть в Сети. Каждый также может в Интернете посмотреть, сколько денег и на что пошло из городского бюджета. Это пришло к нам из Америки и называется Open Data. И мы продолжаем это развивать, чтобы горожане больше знали о Гданьске и о его проблемах тоже.

Я понимаю, что работники верфи имени Владимира Ильича Ленина боролись в 1980 году и за то, чтобы была информация о том, что происходит в Польше (речь идет о забастовке на Гданьской верфи и требованиях, выдвинутых бастующими — прим. ред.). Так что никаких привилегий нет. Я не могу также заниматься бизнесом. В Польше также надо декларировать имущество дороже 2 тысяч евро, допустим, дорогие часы.

***

Я знаю от моих коллег в Западной Европе, что у них система очень прозрачная. Но реакция тут больше восточная, чем европейская: ты не можешь сделать ошибку. Если ты будешь часто совершать такие ошибки, то в европейской традиции заплатишь большой штраф — примерно пять тысяч евро. Но новые законы правящей партии «Право и справедливость” основаны не на доверии. В этом большая разница между Востоком и Западом. Восток подходит с недоверием, а Запад — доверяет.

Об отношениях с избирателями

***

Мэр в XXI веке в таких условиях, как в Польше, должен быть революционером. В хорошем смысле, не в большевистском.

**

У меня есть Messenger. Десятки людей шлют мне личные сообщения. В основном о социальных проблемах. Я должен отвечать людям. Конечно, это нелегко. У меня есть секретарь, который мне в этом помогает, но надо иметь опыт, чтобы людям тепло, по-человечески ответить. Не все умеют это делать. У меня 25 тысяч подписчиков в Facebook. Интернет очень поменял все, отношения стали демократичнее. Мне даже пишут: «Адамович — ты (бранное слово)”

***

Мэр должен служить лидером общественного мнения, он должен менять действительность. Это не может быть только администраторская, управленческая работа.

RI1_5430

Игорь Руссак

Ко мне до вас пришла семья. Отец семейства написал мне две недели назад, что хочет прийти с детьми, сфотографироваться со мной и поговорить. Пришел, поговорили, сфотографировались. Вот и всё. Каждый месяц я встречаюсь с горожанами в разных районах города, иду ли я в костел или в ресторан, иду с дочерьми, люди подходят. Спрашивают про социальное жилье, студенты просят помощи в своих проектах. У кого-то спортивный клуб, ищут спонсоров. Просят прийти на свадьбу, чтобы я расписал молодоженов. От 20 до 50 свадеб в год случается у меня. Работаю семь дней в неделе. Бывает, заканчиваю рабочий день в 10 часов вечера, но я понимаю, что работаю для людей.

О европейской демократии

***

В Польше идет борьба: или мы будем открытым, демократическим, плюралистическим обществом или националистическим, закрытым, станем бояться всех. Или будем демократическим, правовым государством? Основатель «Права и справедливости” Ярослав Качиньский это разрушил.

***

Самоуправление — это крепость, которая охраняет демократию. Надо сказать, что не все мэры такие, как я. Идет борьба. Люди смотрят: мэр — это человек, который борется за демократию или нет? Хотя есть горожане, которые считают, что такая борьба не самое главное. Главное — деньги, стабильность, покой.

***

В сентябре мы ежегодно проводим в Гданьске дискуссионную площадку «Неделя демократии”. Я считаю, мы мало тратим времени и денег на демократическое просвещение. Например, костел сделал так, что уроки религии теперь начинаются с детского садика и до последних классов школы. Мы даем деньги, чтобы учить детей морали и христианству, но почему мы не учим детей демократии? Чтобы не было исламофобии, русофобии, антисемитизма. В этом тоже роль мэра Гданьска.

***

Это проблема, что люди в Центрально-Восточной Европе, поляки, венгры, некоторые из них, извините, постсоветские. Они не знают, что закон проводит границу между государством и гражданами. Закон для граждан, а не для государства, он охраняет граждан. Философские, исторические корни закона в ограничении власти империи. Есть такая точка зрения. Все должны от левых и правых уважать закон. Поэтому мы согласны с Еврокомиссией, которая говорит: «Хорошо, господин премьер-министр Матеуш Моравецкий, вы хотите денег, но сохраняйте европейские ценности. Иначе денег не дадим или дадим меньше”.

***

Иногда поляки говорят: ”О, Брюссель, как Москва: хотят просто нами руководить”. Евро мы берем, а евроценности не сохраняем. Как пассажир, который едет зайцем.

Перевод Инка Немчевска

Этим текстом редакция MR7.ru открывает серию публикаций, посвященных 100-летию независимости Польши.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 550

Все опросы…