Экономика

Северный поток — 2: кто сорвет куш

28 августа 2018 18:00 Валентина Карелова
версия для печати
Россия строит Северный поток — 2, из-за него страны Евросоюза часто ссорятся, Газпром подсчитывает возможные дивиденды, но кому достанется главный выигрыш? Ведь на этот сладкий пирог претендуют сразу несколько стран ЕС и Россия. Корреспондент MR7.ru встретился с аналитиком варшавского Центра восточных исследований Шимоном Кардасем и попросил оценить ситуацию с Северным потоком — 2 и дать оценку состоянию российской экономики в целом.
Северный поток — 2: кто сорвет куш Фото: Игорь Руссак

Газ использовался как политическое оружие против партнеров и соседей

Один из главных вызовов — это вопрос управления. Главная проблема — это влияние политики на принятие решений, которые всегда должны быть более экономически обоснованы, чем политически. Это хорошо видно на работе Газпрома и тех решений, которые принимает российское руководство в газовом секторе. Если бы Газпром или назовем его компанией с госконтролем, принимал решение исключительно из экономических предпосылок, то у России на европейском рынке могла бы быть доля 60% и выше.

Но долгие годы газ использовался как политическое оружие против партнеров и соседей. Это хорошо видно, если посмотреть на итоги так называемого антимонопольного расследования, которое ведет европейская комиссия по отношению к Газпрому и политики, которую вела компания в восьми странах Восточной и Центральной и частично Южной Европы. На самом деле, определенные вроде бы экономические решения принимались исходя из политических предпосылок. И это главная проблема.

Украина выиграла — Газпром проиграл

От некоторых решений последствия не только для Газпрома, но и для России в целом неблагоприятные. В качестве примера можно рассмотреть Украину. 10 лет Газпром поставлял туда около 60 млрд кубов газа, сегодня — ноль. А ведь для компании это был самый большой экспортный рынок, но Украина полностью отказалась от российского газа. И, между прочим, выиграла все иски, поданные в Арбитражный суд Стокгольма. Было признано, что Газпром нарушал контрактные обязательства, принятые ранее, некоторые были признаны экономически нецелесообразными с точки зрения импортера.

Главная проблема заключается в управлении, и здесь много вызовов. Я думаю, что ничего не изменится, учитывая сильную связь между политической элитой и сектором в целом. Газпром останется как компания с госконтролем и будет выполнять поручения сверху вниз. Кстати, вопрос управления поднимается не только экспертами и аналитиками. Тот же экс-министр экономики РФ, а ныне руководитель Сбербанка Герман Греф, ни раз на экономических форумах отмечал, что это серьезная проблема для государства в целом.

Россия слишком сильно зависит от Европы, а не наоборот

Если говорить о взаимоотношениях в энергетической сфере между Россией и Европой, то их можно назвать взаимозависимыми. И с каждым годом они становятся все более асимметричными в пользу потребителя. Газпром сейчас сохраняет свою долю на европейском рынке в районе 30%- 34%. Скорее всего, она сохранится. Потому что Европе заменить такого крупного поставщика будет сложно и даже невозможно в краткосрочной перспективе.

Но интереснее выглядит цифра зависимости России от европейского рынка, если смотреть на газовый экспорт РФ в целом. ЕС занимает от 65% до 70%, а если смотреть на Европу более глобально, включая Турцию, тогда это вообще зависимость достигает 90%. Поэтому Россия гораздо сильнее зависит от Европы, а не наоборот.

Многие страны из-за инфраструктурной проблемы были зависимы от одного поставщика и были вынуждены платить больше. Сейчас это меняется. Этот процесс можем рассмотреть на примере Польши. Где много было сделано для того, чтобы усилить нашу переговорную позицию. Был построен терминал в Свиноуйсьце, благодаря которому мы ежегодно можем экспортировать до 5 млрд кубов газа. Этот терминал будет расширяться и через какое-то время через него можно будет получать 7,5 млрд кубов. Это почти половина газа, который ежегодно потребляется в Польше. Благодаря этому терминалу мы сможем получать большие объемы.

Еще одним нашим стратегическим проектом является так называемый Baltic Pipe, благодаря которому мы планируем импортировать норвежский газ через Данию. У нас есть и собственная добыча. Это далеко не все, что делается в Польше. Действующий контракт с Газпромом у нас истекает в 2022 году. Поэтому если мы сядем за стол переговоров, то наша переговорная позиция будет усилена. И по этому пути сейчас идут и другие страны ЕС. Конечно, еще очень многое предстоит сделать, но даже то, что уже есть — это большой прогресс.

Проще договориться с отдельными странами Европы, чем с объединенным Евросоюзом

Когда Россия представила Северный поток — 2, в Европе началась большая дискуссия, между противниками проекта и теми, кто его поддерживает. В первую очередь, он выгоден Германии, потому что участниками его являются в основном немецкие компании. К проекту также присоединилась Франция. Голландия и Австрия. Эти разногласия замедляют процесс выстраивания общей энергетической политики ЕС. И каждый подобный проект мешает этому процессу. Но зато от этого выигрывает Россия, потому что ей проще договориться с отдельными странами Европы, чем с объединенным Евросоюзом.

Несмотря на то, что Газпрому, скорее всего, не удастся реализовать проект в установленные сроки, но даже если он будет запущен с большим опозданием, из-за разногласий, которые усиливаются в Европе, политические дивиденды конечно же получит Россия.

Обещанных Путиным прорывов не ждите

Даже если ситуация с Северным потоком — 2 разрешится максимально удачно для Газпрома, состояние российской экономики принципиально не изменится. Потому что это будет локальный успех.

После того, как в России прошли выборы президента, мы подвели итоги прошедших 18 лет правления Владимира Путина и сделали небольшой прогноз на ближайшие шесть лет.

Что касается экономики, если не случится больших мировых кризисов, то их не будет и в России. Несмотря на какие-то отдельные успехи в энергетической сфере. В целом на развитие экономики они не повлияют. Сейчас мы видим процесс стагнации, который будет продолжаться. Никаких прорывов, о которых говорил Путин, не будет. Они просто не возможны в сложившихся условиях, когда даже не предпринимается никаких попыток модернизировать российскую экономику.

Не возможны они и при сложившейся схеме управления, которая в первую очередь работает на сохранения действующей политической системы. Поэтому никаких серьезных преобразований в ближайшие шесть лет ожидать не стоит. Это наш прогноз.

Публикация приурочена к 100-летию независимости Польши

Другие публикации серии:

Самоуправление — это крепость, которая охраняет демократию

Варшавские вещи не лгут

Захента: Другое будущее

В чем обретает сердце пищу

Принцип мирных перемен

«Полезное кафе» — для всех варшавян

Мать и отец польских вузов

Музей стремления к свободе

Гданьск — польская мечта

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: Яндекс.Дзен, «Вконтакте», Facebook, Twitter, Одноклассники




Ранее по теме

Лента новостей

Проверь себя

Пенсионный возраст: повышать или нет?

Проголосовало: 1240

Все опросы…