Митинги протеста: А вы выходите?

15 октября 2009 13:39
версия для печати
Митинги протеста: А вы выходите?
Почему одни петербуржцы ходят на уличные акции протеста, а другие - нет.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»
  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»
  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»
  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»
  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»
  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»
  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»
  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»
  • Фоторепортаж: «Митинги протеста: А вы выходите?»

Испанец Даниель Руфо недоуменно вертел головой перед «Юбилейным». Ему сказали, что здесь 10 октября в полдень будет митинг против небоскреба, и он страстно захотел это увидеть. Но не мог понять – где же собственно митинг.

Испанца можно понять. В Мадриде на веселый митинг в поддержку традиционной семьи вышло полтора миллиона человек, а на скучную первомайскую демонстрацию – 50 тысяч.

Для нашего города 3-5 тысяч горожан (называется разная цифра), что пришли на митинг в защиту Петербурга, - рекорд нового времени.

«По моим данным, на акции было около 3000 человек. Это не так мало в ситуации информационной блокады и обычно жесткого разгона демонстраций, - говорит Артемий Магун, политолог, философ, преподаватель Смольного института свободных искусств и наук. - Сотни тысяч у нас выходят на улицы только в революционные периоды».

Судьба человека

27-летняя Инна Прохоренко, работник банка, хотела поехать на митинг, но с утра у нее сломалась машина. Инна осталась дома и следила за митингом по Интернету.

Людмила Эльяшова, блокадница, тоже сомневалась – ехать или нет. 88-летней женщине непросто добираться от Гражданки до «Спортивной». Чувство долга победило.

Она выступала первой и очень волновалась. Митинг проходил недалеко от Тучкова моста – для Людмилы Леонидовны это страшное место. Когда-то она каждый день ходила здесь в госпиталь, на работу. А мимо изможденные ленинградцы везли на санках хоронить умерших родственников - много-много, целые караваны. Людмила всю жизнь обходит этот район. Но в субботу пересилила себя, хоть и подъехала к «Юбилейному» с другой стороны.

На митинге Людмила Эльяшова говорила, что в блокаду не думала, что когда-то придется защищать город от соотечественников. Она не верит в Бога. Зато верит в торжество духа - она его видела блокадной зимой, когда в промерзшем городе давали «Травиату».

Ленинградцы стояли, прижавшись друг к другу, закутанные в платки, в пальто, валенках. А артистки, несмотря на дикий мороз, выступали в декольте. «И мы поверили тогда, что выстоим», - призналась Людмила Леонидовна.

Она перестала бояться, когда, вернувшись после рытья окопов в общежитие, не нашла своей комнаты. В конце коридора зияла пустота: в здание попала бомба, сравняв с землей их флигель. Ночью доставали из-под обломков раненых. «Как вы думаете, страшны мне после этого дубинки, наша власть?» - усмехается Эльяшова.

Пойдем другим путем

Владимир Верховых на митинг не ходил. Он выбрал свой путь протеста. 10 октября, за час до митинга против «Охта-центра» Верховых проводил чаепитие и субботник в «Саду Путина». Дав такое название безымянному скверу на Приморском проспекте, Верховых надеется спасти его от застройки. Вот уже два года это удается.

Верховых неустанно подкидывает СМИ информационные поводы – то в саду посадит именную сосну Путина, то организует сбор ключей для памятника лабрадору Кони.

«Люди понимают, что это спектакль, идиотизм, – смеется Верховых, - Но эффект есть – как от басен Крылова. Да, нас могут не послушать, а сад застроить. Но идея-то живет - уже много «садов Путина» появилось в других городах».

Раньше Владимир был простым садовником и не занимался общественной деятельностью. «А потом понял, что когда мы сидим молча на кухнях – мы не гражданское общество. Сейчас мы получаем шикарную обратную связь. Нам ответили две королевы, представители 10 государств. Мы им отправим семена из сада Путина. Это шоу, но это лучше, чем ничего не делать».

Супруга Владимира сначала боялась – муж встал на пути у строительных компаний. Сейчас смирилась. В семье растет малыш - ему два года - столько же, сколько саду Путина.

Где молодежь?

Виктория Андреева, студентка факультета философии РГПУ имени Герцена, на митинг против башни выплыла словно из позапрошлого века – шляпка с вуалью, меха, кроткий взгляд. Этот костюм из домашнего гардероба представлялся ей истинно петербуржским методом протеста. Таким образом она пыталась подчеркнуть контраст «между наследием истинного Петербурга и варварством стеклобетонного колосса».

Раньше студентка философии никогда не участвовала в акциях протеста. Она и сейчас не верит, что это что-либо изменит, но молчать не собирается.

«Потому что хамство, с которым навязывается башня, заставляет чувствовать себя не человеком, а «льдом под ногами майора»», - говорит Виктория.

«Молодежь становится все более зрелой и грамотной», - уверен политолог Магун.

Александр Карпов из «Экома» не столь оптимистичен. «Молодые люди десоциализированы нашим образованием, – говорит он. - Их не учат пользоваться правом, быть гражданином. Только спустя годы человек доходит до понимания своей позиции».

Ровесница Виктории, Анастасия Лебедева на митинг не ходила. Она нашла другой способ проявить свою гражданскую позицию. С шестого класса она организовывала досуг детям-сиротам. Приехав в Петербург из Мурманска, стала искать, где требуется помощь.

Из-за недостаточного веса не смогла стать донором. Девушка отчаянно пыталась пополнеть до нужных 45 килограммов – не получилось. Сегодня она работает в фонде доноров организатором.

«Я думаю от этих моих действий будет больше пользы, чем от участия в митингах», – говорит Настя.

Творческие планы

«Когда мой ребенок вырастет и спросит: «Мама, а что ты тогда делала, когда строили эту дуру?», я что скажу – «дома спала в субботу»? - Надежда Васильева, художник по костюмам и жена режиссера Алексея Балабанова, вышла на митинг впервые.

В 90-е, когда это было всеобщим увлечением, ей не пришлось поучаствовать в протестах - все время была то при детях, то при деле.

С утра ее посетила мысль о том, что она может запросто получить дубинкой по голове. Это не остановило Надежду - если всю жизнь бояться, можно все потерять.

Отговаривать жену от похода на митинг Балабанову и в голову не пришло. «Он сам по башке все время получает. Он с людьми в серой форме плохо контактирует», - призналась она.

Сам Балабанов тоже подписался против башни. Но на митинг не пошел. «Он не любит, не умеет говорить. Но человек, который так снимает город, не может быть за башню», - объясняет Надежда.

На ее позицию по поводу небоскреба невольно повлияла профессия: «Ну, он же некрасивый, понимаете? Я же художник, я же это вижу».

Накануне Надежда была на дне рождения. Полвечера убеждала коллегу, работающую на телевидении, что нужно обязательно выходить на митинг. Та настаивала – ничего не изменится, если сильные захотели, никакими митингами уже это не изменить.

«Леша мне то же самое говорит - что плохое сильнее. Что зло если приходит, то побеждает, – печалится художница. - Но я все равно пошла – иначе что мне потом ребенку говорить?»

Разные мысли о гражданской позиции

  • «Сдвиг в головах людей произойдет через желудок. Вот когда в магазинах перестанут продавать сигареты и хлеб, только тогда люди выйдут на улицу», - Михаил Борзыкин, музыкант.
     
  • «Первые марши несогласных вызвали больший интерес, чем последующие. К сожалению, организаторы не сумели придать им осмысленности. Но судя по митингу против Охта-центра, наблюдается всплеск интереса», - Александр Карпов, директор Центра экспертиз «Эком».
     
  • «Одна из причин, по которой люди не выходят на марши и митинги, – то, что на дворе эпоха безмерного потребления. Многие мои знакомые находятся в долговых ямах и боятся вылететь с работы, если выйдут протестовать», - Михаил Борзыкин, музыкант.
     
  • «А какие бывают отказы! В Москве наш митинг в защиту Байкала от нефтепровода пытались запретить из-за "возможного схождения оползней со склона Воробьевых Гор". Не позволили раздавать людям саженцы «в связи с опасностью террористических актов», - Дмитрий Артамонов, руководитель петербургского отделения Гринписа.
     
  • «Многие, кто участвовал в перестроечных митингах, сегодня считают, что все хорошо, ценности завоеваны», - Максим Резник, «Яблоко».
     
  • «Гражданскую позицию в правовом государстве нужно проявлять и в суде, и на улице. Я точно знаю, что управление Росохранкультуры приняло решение не из-за митинга, а потому что провело анализ историко-юридической экспертизы проекта. Но чтобы это сделать, понадобилась массовость обращений», - Александр Карпов, «Эком».
     
  • «Благотворительность и тому подобное - это компромисс, который остается, когда отказываешься от гражданской позиции», - Артемий Магун, политолог.
     
  • «Количество молодых доноров в Петербурге за последний год выросло в два раза. Так молодежь сегодня выражает свою гражданскую позицию», - Дарья Малышева, сотрудник донорской программы «Служба крови».
     
  • «В плане отстаивания своих прав Петербург ушел далеко вперед. Как бы не ругали общественные слушания, у нас они идут уже несколько лет. В Москве к этому пришли только в прошлом году», - Александр Карпов, «Эком».
     
  • «Лурье говорил, что в воздухе запахло апрелем 85 года. Я не думаю, что все настолько хорошо, но низшая точка апатии преодолена», - Максим Резник, «Яблоко».

Что препятствует гражданской активности в России
(по версии политолога Артемия Магуна)

  1. Милицейские репрессии и информационная блокада.
  2. Недоверие к политике и политикам, нежелание всерьез их рассматривать.
  3. Ценности индивидуализма, частной жизни, консюмеризма - то, что пропагандируется по ТВ (наряду с ура-патриотизмом).
  4. Относительная удовлетворенность собственной частной жизнью.
  5. Отсутствие демократических институтов, в которых у людей бы появилась привычка к коллективному действию.
  6. Отсутствие серьезной альтернативной программы.

Много или мало?

Максим Резник, руководитель петербургского отделения «Яблока», митингом доволен. Народ пришел (собрано 4600 подписей под письмом президенту), погода не подвела.

«Главное, что у нас было разрешение – люди шли, не боясь милицейских дубинок - все помнят еще 2007 год», - говорит Резник.

Александр Карпов, директор Центра экспертиз «Эком» и один из заметных борцов с небоскребом, считает: самое важное, что произошло – это то, что вместе собрались разные политические и гражданские силы. «В случае с «Охта-центром» демонстрация массовости действительно изменит ситуацию» – уверен он.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 294

Все опросы…