Происшествия

«Невский экспресс». Помочь хотели все

30 ноября 2009 18:19
версия для печати
«Невский экспресс». Помочь хотели все
Корреспондент и фотограф MR7 побывали на месте крушения поезда «Невский экспресс».

Сутки за операционным столом

Прошли почти сутки с момента взрыва путей под «Невским экспрессом». Дежурный хирург центральной больницы города Бологое Юрий Денисенко смог поспать всего несколько часов, он остался следить за теми пострадавшими в катастрофе, которых нельзя было перевозить в Москву и Петербург. «Сейчас у нас осталось три человека, все в реанимации, состояние стабильно тяжелое, сохраняется угроза жизни», - сообщает последние новости доктор.

По словам Денисенко, в ночь аварии были мобилизованы все хирурги, операционные сестры, санитарки. Уже в 23:00 пятницы, через полтора часа после аварии, были экстренно выписаны все ходячие больные. «Готовились к худшему», - говорит доктор. В больницу, где работает хирург, доставили 26 человек. Все с тяжелыми травмами. Самые распространенные: черепно-мозговые травмы, переломы конечностей, грудных клеток, таза, разрывы внутренних органов, кровотечения. «По травмам было сразу понятно, что удар был ужасной силы. Пожара не было. С ожогами пациенты не поступали». Доктора провели в операционных почти сутки.


Дежурный хирург центральной больницы города Бологое Юрий Денисенко. Фото: Александр Петросян.

«Упомяните Валерия Юрьевича Федорова, нашего заведующего хирургическим отделением, - просит Денисенко, - журналисты снимали всех, а те, кто работал, в кадр не попали. Юрий Федорович, организовал мобилизацию, и сутки стоял в приемном покое, проводил осмотр, распределял больных. В военно-полевой хирургии это самая тяжелая работа. Когда привозить пострадавших перестали, он фактически падал от усталости».

Сюда привозили и тех, кому было уже не помочь. Для тел погибших освободили дополнительные помещения. Всего в Бологом оказалось 25 тел погибших. Отсюда их увозили в Тверь на опознание.

В таком же режиме работали и в других больницах области. «У нас оперировали все, - рассказывает дежурная медсестра приемного покоя больницы в Валдае, - проездом у нас оказались хирурги из Новгорода, узнав о случившемся, они примчались в больницу и встали за операционные столы».


Из больниц транспортабельных пациентов увозили в Москву и Петербург. Фото: Александр Петросян.

Как вывозили раненых?

Чтобы проехать к месту аварии, нам пришлось оставить застрявшую легковушку и ехать на самодельном тракторе. Мы ехали днем, когда видны все ямы и колдобины. Скорость трактора была чуть выше скорости пешехода.


Доехать до места аварии мы смогли только на этом средстве передвижения. Как кареты скорой помощи мчались здесь ночью? Фото: Александр Петросян.

Трудно даже представить, как ночью по этой дороге ехали обычные «Газели» и «Фиаты» Скорой помощи. Насколько были внимательны и бесстрашны их водители, как работалось докторам и, главное, что чувствовали, пациенты – люди с тяжелейшими травмами.

 

 

К счастью помощь подоспела очень быстро, учитывая расстояния до крупных населенных пунктов. «Мы смотрели телевизор, когда услышали звуки взрыва. Как раз началась передача «Минута славы». Затряслись окна. Недалеко карьер (в пяти километрах от места происшествия находится комбинат «БазЭл», примечание редакции), подумали, что там взрывают, - рассказывает Вера Папаримова, - когда передача закончилась, переключили канал, «Вести» сообщили об аварии, мы поняли, что взрыв был там».

Женщина и ее супруг Николай вышли из дома. Там, где случилась трагедия, уже было видно зарево, которое создавали работавшие на месте машины спасателей и Скорой помощи. «Коля, ни секунды не думая, схватил тулуп и побежал через лес туда».

Просто хотелось помочь

«Я думал завести трактор, но решил бежать, - рассказал Николай Папаримов, - трактор «кочегарить» минут десять, а помогать надо было немедленно». Когда Николай добежал до места событий, его развернули милиционеры, сказали, не суйся мужик, там справятся, а ты можешь и в подозреваемые попасть. У Николая не было с собой даже документов.


Супруги Папаримовы слышали взрыв. Николай в ночь трагедии не тратил время на трактор, он побежал пешком. Фото: Александр Петросян.

«Было обидно, мне просто хотелось помочь. Но в этот момент уже поехали Скорые, я понял, что там помочь не смогу», - рассказал Николай. Он пошел домой, но уснуть они с супругой этой ночью не могли от волнения. Уже в 3:00 к ним зашли милиционеры, снимали показания.

Помощь Николая все-таки понадобилась. Он возил на место аварии журналистов. Пробраться туда на машине почти невозможно. Самодельный трактор Николая, сделанный из двигателя водяного насоса, с горем пополам продвигался по лесной дороге.

«Меня поразило то, что уже за полкилометра от места происшествия были слышны крики раненых, стоны, при приближении к месту они соединялись в ужасный гул», - рассказывает Николай.

Было действительно страшно. Местные милиционеры помогали в эвакуации, один из них рассказал: «Это было месиво тел, обломков, носили перекрученные куски мяса, о чем тут говорить», - говорит разбуженный нами милиционер и недовольно уходит обратно в дом.

«Мы поехали туда сразу, как только узнали об аварии из новостей, - рассказал Рашид, работник комбината, который живет в Угловке, - пока ехали, погнули колесо, но вывести кого-нибудь могли. Но там уже были милиционеры, спасатели, сказали, что помощь уже не требуется – справятся».

В ближайших к месту аварии деревнях – Селище и Ерзовке Николай Папаримов один из самых молодых жителей (ему около пятидесяти), остальные – старики. «Мы из новостей узнали, рассказывает пенсионерка Лариса Григорьевна, не спали всю ночь, думали, что может, придется раненных принимать, готовили постели. Но приходили только милиционеры опрашивать».


Большинство местных жителей узнали об аварии из новостей. Многие не спали, готовясь принимать пострадавших. Фото: Александр Петросян.

По словам, Николая Папаримова, который все-таки оказался на месте аварии с телевизионщиками, там было около тысячи человек, но работали все организованно.

Авария мобилизовала не только медиков, спасателей и милиционеров. Как только разобрались с ранеными, на место прибыли железнодорожники. «Работали сутки, почти без перерывов, оттаскивали переломанные шпалы, укладывали новые, всего положили почти полтора километра пути», - говорит очень усталый человек, в грязно-оранжевой жилетке, сидящий в путевом отделе станции Угловка.


Железнодорожники за сутки работы восстановили полтора километра дорожного полотна. Фото: Александр Петросян.

Отдала последние валенки…

На месте трагедии – стоит дом, у него нет адреса, он считается железнодорожной казармой «284 километр». А жители в нем есть. Елена Голубева – старушка лет под восемьдесят выходит на стук в вязаных носках, прямо в них спускается с крыльца.


В доме Елены Голубевой раненым оказывали первую помощь. Старушка отдала свои последние валенки одному из пострадавших. Фото: Александр Петросян.

«Страшно было, когда рвануло, слышали взрыв, побило окна, потом еще взрыв, рассказывает бабушка, - вон в огород прилетело что-то, думала оттащить, да она тяжелая штуковина».

Штуковину показываем работникам Следственного комитета. Оказывается это элемент ходовой одного из вагонов, следователи начинают ее измерять и фотографировать, журналистов выгоняют, чтобы не мешали.

На шум из дома выскакивает внучка Елены Голубевой – Лариса. Она кричит: «Перестаньте, вы ее мучить, ей после журналистов уже Скорую вызывали, она ж босиком, последние валенки отдала».

Оказывается в доме Ларисы и Елены был пункт, где оказывали первую помощь раненым. В простом деревенском домике работали сразу с восемью пострадавшими. Одному из них старушка отдала валенки, чтобы смог дойти до Скорой.


Взрывом в доме Голубевых выбило стекла.

Усталость и непонимание…

И доктора, и местные жители, и железнодорожники… общее впечатление от людей – усталость и непонимание. Они сделали свое дело, кто-то помогал, кто-то рвался помогать, кто-то восстанавливал. Переживали за пострадавших все. Почти все, с кем удалось поговорить, заканчивали беседу вопросом, «да кто ж это мог сделать?» в разных вариациях. Ответа не было ни у кого.

Супруги Папаримовы вспомнили, как недавно в деревне появился новый парень, внук давно умершей женщины. «Жил здесь, часто уходил с удочками, якобы на рыбалку, возвращался поздно, потом пропал, - вспоминают они, - вроде его даже арестовали за убийство или воровство, может вот он и готовил этот теракт. Следователям рассказали, пусть разберутся».


 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 292

Все опросы…