Происшествия

Пассажир вагона № 8: В «Невском экспрессе» не было инструментов, носилок и бинтов

2 декабря 2009 17:38
версия для печати
Пассажир вагона № 8: В «Невском экспрессе» не было инструментов, носилок и бинтов
Леонид Сайкин, адвокат, пассажир вагона № 8, рассказал, что тем, кто вытаскивал раненых из искореженных вагонов «Невского экспресса», приходилось буквально разрывать железо руками – ни топоров, ни ломов в поезде не было.

«Где-то в течение часа после аварии вообще ничего не происходило. После остановки поезда мы около получаса сидели в купе, потом наша попутчица Ирина – видимо, врач, - сказала, что пойдет к проводнице, узнает, не нужна ли помощь.

Вернулась она минут через двадцать, и сказала, что, по словам проводницы, три вагона сошли с рельсов.

Мне кажется, что и поездная бригада не сразу осознала масштабы бедствия, ведь оторвавшиеся вагоны были достаточно далеко от основного состава. Я и еще один мужчина из нашего купе решили идти вместе с Ириной.

Собрали воду, на всякий случай захватили скатерти, которые можно было разорвать на бинты.

Когда шли мимо состава, видели людей, мирно ужинавших в вагоне-ресторане. Впрочем, и мы сами поняли, какая стряслась беда, лишь после того, как дошли до третьего вагона, который действительно сошел с рельсов, но остался в сцепке с поездом, и увидели, что еще двух вагонов просто нет…

Прошли метров семьсот по путям – увидели второй вагон, лежащий на боку. К этому моменту те, кто мог из него выбраться сами, уже выбрались.

Я забрался в лежащий вагон и стал кричать, есть ли живые. Увидел мужчину, который полз к выходу – помогли ему выбраться. Потом вылез проводник, сказал, что живых там больше не осталось.

Дальше мы подошли к третьему вагону. Люди сами начинали выносить раненых. У многих были открытые переломы конечностей, травмы позвоночника – нести их на руках было нельзя, а никаких носилок, естественно, не было. Вместо них использовали узкие щиты.

Но вокруг была кромешная тьма, мы наступали на лежащих на земле, плюс всюду были оборванные провода, и можно было легко навернуться вместе с носилками.

Для того, чтобы хоть что-то видеть, разжигали костры. Решили, что будем переносить раненых на другую сторону полотна – укладывали их на разложенные кресла. Потом проводники принесли матрасы.

Где-то в 23:50 подтянулись основные силы спасателей. Пригнали платформу с мощным прожектором. Пассажирам, которые не пострадали (или пострадали несильно) предложили садиться в подогнанный поезд – потом мы пересели в «Сапсан», который и отвез нас в Петербург.

Здесь все было организовано достаточно четко. Но вот то, что происходило сразу после катастрофы, вызывает множество вопросов.

В поезде не было медикаментов и перевязочных материалов – любой автолюбитель обязан иметь аптечку, а в экспрессе, она, оказывается, не обязательна. Не было инструментов – обыкновенных топоров и ломов, которые понадобились, чтобы вытащить людей из искореженных вагонов.

По информации пресс-службы Октябрьской железной дороги, аптечки положено иметь в каждом вагоне, и в каждом вагоне «Невского экспресса» они были. Плюс - одна дополнительная аптечка у начальника поезда.

Наличие ломов и топоров в вагонах «Невского экспресса», сказали в пресс-службе, не предусмотрено».

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 271

Все опросы…