Новости читателей

Не пил? Попробуй, докажи!

26 января 2010 13:52
версия для печати
Не пил? Попробуй, докажи!
Петербургский водитель, лишенный прав, полгода пытается доказать в судах, что инспектор ГИБДД и врач передвижного медпункта несправедливо признали его выпившим.

Пункт первый: пост ГАИ

4 июня 2009 года я около 17:00 выезжал на своей машине по Мурманскому шоссе из Санкт-Петербурга на кольцевую дорогу.

На КПП меня остановил инспектор, проверил документы и сказал, что от меня пахнет спиртным. Предложил пройти освидетельствование, я согласился.

Сначала он предложил мне дунуть в какой-то прибор в виде жезла. Я дунул, инспектор покачал головой и спросил, что же я пил. Я ответил, что ничего, кроме корвалола, да и то утром - более четырех часов назад.

Инспектор сказал, что в выдыхаемом мною воздухе присутствует алкоголь, и предложил дунуть в другой прибор, что я и сделал.

После этого он предъявил мне показания – на приборе стояли цифры «07» – и сказал, что я пьян, видимо, «со вчерашнего». Но я-то знал, что не пил ничего ни в этот, ни в предыдущий день, и был уверен в ошибке прибора.

Я потребовал провериться в медучреждении, и он согласился меня туда отвезти, предложив поставить машину в сторонке, чтобы она никому не мешала.

При этом протокол о направлении на освидетельствование был составлен, я его подписал, но копию мне не дали. Копию протокола об отстранении от управления мне также не выдали. Да к чему мне бумажки, если я ничего не пил?

Пункт второй: врач в «Газели»

Мы поехали на освидетельствование. Что меня удивило, так это то, что мы поехали не на Боровую улицу и не на Ивановскую (в 3 км от поста), а вокруг всего города, километров за 30, куда-то в сторону Петергофа. Там на КПМ стояла «Газель» с надписью, что это передвижной медпункт, и сидел человек в зеленом халате.

Сначала он предложил мне расписаться о том, что я не возражаю против освидетельствования, я расписался. Затем он предложил мне два теста на координацию и смерил давление, а потом велел дунуть в прибор.

Результат измерения давления он мне объявил, а что показал прибор, я не знаю, он мне не сообщил. При этом он показал результаты инспектору, по мимике врача я понял, что как бы с претензией – на что инспектор без слов развел руками.

Потом врач порекомендовал мне выйти на свежий воздух, поскольку давление у меня действительно было для меня высокое, а через некоторое время пригласил обратно и снова предложил дунуть в прибор.

На этот раз после измерения он показал мне цифры на табло прибора - там стояло «017» – и сказал, что я могу идти. Заполненного акта освидетельствования я не видел, и копию мне не выдали. «Чек» прибор не распечатал.

Через некоторое время вышел инспектор, и мы поехали обратно на Мурманское шоссе. Я был уверен, что мне сейчас вернут документы (помнил, как Дума принимала закон про 0,3 промилле), и очень удивился, когда инспектор мне сказал, что изымает у меня права, поскольку тест показал наличие алкоголя.

Я сказал ему, что в таком случае, я поеду в Наркологический диспансер, на независимую экспертизу. Инспектор ответил, что это, конечно, мое право, и что пускай тогда приедет жена забрать машину, а иначе он обязан немедленно отправить ее на штрафстоянку.

Бросить машину я не мог, поскольку в ней находилась собака. Собака большая, при попытке зацепить машину могла бы выбить стекла и выскочить к обидчикам. Пришлось ждать жену.

Через некоторое время, когда я сидел в машине и ждал жену, ко мне подошел сержант «поговорить о жизни» и посоветовал пойти к инспектору и попробовать «уладить ситуацию». Я обратил внимание на то, что он обратился ко мне по имени-отчеству, хотя документов моих не видел. Тогда я понял, что он пришел по поручению инспектора и меня «разводят» на деньги, и ответил сержанту, что денег нет и улаживать вопрос я не пойду.

Когда приехала жена, ей «передали» машину. А я очень торопился на независимую медицинскую экспертизу и не обратил внимания, что у меня на руках не осталось никаких бумаг о случившемся – ни актов, ни протоколов, только временное разрешение. Характерно, что жене сержант сказал, что я не пьян и могу садиться за руль.

Пункт третий: наркодиспансер

С женой мы сразу же поехали в ближайшую лабораторию, где проводят экспертизу. Она оказалась на Ивановской улице, совсем рядом с постом ГИБДД. Там меня проверили и составили акт о том, что я трезв. Заодно и проконсультировали.

Доктор рассказал, что на данном посту ГАИ есть такая практика - трезвых «делают пьяными» по сговору с передвижным наркологическим постом, посочувствовал мне, объяснил, что попался я прочно, и оправдаться практически невозможно.

Что странно – врач даже не то, чтобы советовал, а просил меня написать о случившемся в прокуратуру. Сказал, что это сможет помочь уже не мне, но следующим.

Пункт третий: суд

Я знаю, что не пил спиртного ни в этот, ни в предыдущий день, поэтому был уверен, что стал жертвой мошенничества со стороны работника ГАИ и медика. Заявления об этом я 10 июня подал в Управление ГИБДД по СПб и ЛО и 15 июня - в Прокуратуру СПб и ЛО.

Позже, 9 июля, секретарь суда дала мне возможность ознакомиться с представленными в деле документами. Я узнал, как зовут моих обидчиков, и отправил уточняющее письмо в Управление ГИБДД и в ГУЗ «Наркодиспансер № 1».

Потом начался «футбол»… Получив мое заявление 22 июня, Горпрокуратура неделю думала и 30 июня зафутболила его в Невский район. Там тоже немножко подумали и 8 июля отфутболили обратно. Теперь в Горпрокуратуре задумались основательнее и 20 июля отправили в ГИБДД. При этом, правда, упустили, что я писал про ДВУХ мошенников – инспектора и врача. Но теперь я был рад уже и такому результату. Правда, месяц они отыграли.

Письмо из ГУЗ «Наркодиспансер № 1» в конце концов вернулось нераспечатанным.

Пока ГИБДД проводило проверку, настало время суда.

Судья оказалась очень приятной женщиной. Хоть я и читал на форумах, что мировой судья ничего не слушает – здесь, наоборот, слушала внимательно, удовлетворила мои ходатайства – и о вызове в суд понятых, и о приобщении к делу технических характеристик использованного «наркологом» алкометра, и о приобщении к делу его инструкции по эксплуатации. Допросила в качестве свидетеля мою жену. У меня появилась надежда на справедливое решение.

Однако на следующее заседание, 31 июля, вместо понятых в суд явился сам инспектор, который меня задержал. Тут он вообще заявил, что я, вроде, сам остановился на посту и стал ему жаловаться, что выпил вчера много красного вина, и теперь болит голова, а добрый инспектор отвез меня к доктору.

Собственно, это уже и не было важно. Когда не явились понятые, уже стало понятно, что судья приняла решение не в мою пользу. Может быть, сама, а может быть, ей так посоветовали. Кто – не знаю: может, судейское начальство, может, ГАИшники, а может, и доктор, на действия которого я жаловался в ГУЗ «Наркодиспансер № 1» и в Горпрокуратуру.

Вскоре после суда, 20 августа, закончилась проверка ГИБДД. Мне бодро процитировали решение суда. Суть заявления, правда, передернули основательно, но за два месяца можно уже было и забыть, о чем речь шла.

Пункт четвертый: правозащитники

Пытался я достучаться до так называемых «защитников водителей». Не получилось. Знаменитый Виктор Травин оказался недоступен. На его форуме каждый может высказаться и получить комментарии от таких же. Сам он там присутствует в качестве небожителя. До меня не снизошел.

Питерские «справедливороссы» ни на одно из моих четырех писем не ответили. По телефону разговаривать не стали. Их «юридическая помощь» тоже стоит бешеных денег без гарантии результата. Выгоднее откупаться на месте.

Пункт пятый: снова суд

Подал я жалобу на решение мирового судьи. На этот раз жалобу составил адвокат. Хорошая получилась жалоба, грамотная. Мне, правда, не очень понятная, но – грамотная, с нужными словами. Потом адвокат еще и дополнение к ней написал.

Суть жалобы была в том, что результаты измерений алкоголя у меня можно трактовать и как «в пределах нормы» с учетом погрешности прибора. То есть показания «17» и «18», погрешность +/-5, а норма «15». А сомнение, дескать, должно быть истолковано в пользу обвиняемого… И привел ссылку на решение Верховного суда про обязательное подтверждение акта результатами измерений. Для моего технического склада ума – просто неопровержимые доводы.

Неприятно было, что в основу легла не суть проблемы – что оклеветали невиновного – а всякие крючки юридические. Но адвокат сказал, что так надежнее.

На всякий случай для суда я заготовил еще два ходатайства – снова о вызове понятых и о направлении меня на экспертизу на полиграфе. Проверку на полиграфе можно пройти и самому, но эксперт-полиграфист подсказал, что суд ей поверит, только если сам направит на экспертизу.

Дождался я суда. Слова не успел вставить, а суд уже удалился на совещание. Результат тот же. Ладно, я замешкался, но они что же, в школе физику не учили?

30 октября приговор и вступил в законную силу.

Съездил к адвокату. Тот разводит руками, говорит, нельзя у нас судиться с государством. Дескать, правосудие правосудием, а государство государством.

Сказал, что можно не спеша подавать жалобы выше, но вероятность положительного результата близка к нулю. То есть в правовом поле шансов нет.

Пункт шестой: министерство…

17 ноября я снова написал письмо в питерскую ГИБДД. Предложил проверить меня и инспектора на полиграфе. Ответ пришел почти сразу: мое предложение НЕПРИЕМЛЕМО.

20 января отправил письмо в МВД. Может, для министра это будет приемлемо? Жду его реакции. Но есть опасение, что мое письмо в очередной раз вернется в петербургское ГИБДД. А тогда уже получить можно будет не только отписку, но и по голове. Неприятно.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram





Лента новостей

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 7577

Все опросы…