Спорт

Легендарному гонщику - 72

2 апреля 2010 11:42
версия для печати
Легендарному гонщику - 72
Эдвард Георгиевич Сингуринди провел 50 лет в автоспорте под "счастливым" номером 13.

Легендарному советскому автогонщику Эдварду Георгиевичу Сингуринди завтра исполняется 72 года. Двукратный Чемпион СССР, выдающийся тренер – он в течение пятнадцати лет тренировал сборную СССР по ралли, заслуженный тренер России живет в Петербурге.

Преподаватель, профессор, доктор наук, автор основополагающих книг по теории и методике автомобильного спорта. Настолько опытного и заслуженного человека из мира автоспорта, берусь утверждать, в нашей стране нет. Ленинградец – Петербуржец, грек по происхождению Сингуринди – единственный.

Под номером 13

Первое число его нынешней формулы, 13 – неизменный стартовый номер его боевого раллийного автомобиля. 50 - это количество лет, которое он прожил в автомобильном спорте...Полвека Эдвард Георгиевич Сингуринди провел либо в «жилой зоне» (так называют гонщики пространство внутри спортивного автомобиля, защищенное каркасом безопасности), либо рядом со своим автомобилем.

Спортсмены, которых он тренировал – обладатели побед в своих классах на этапах Чемпионатов Мира и Европы, Кубков Социалистических стран. Его воспитанник Иоэль Таммека первым в Советском Союзе на КАМАЗе выиграл «Париж-Дакар» и получил Орден от Правительства СССР. Еще один его ученик, Виктор Московских был следующим, кто выиграл «Дакар» и стал кандидатом наук, защитив в Военном институте физкультуры диссертацию по теме «Подготовка гонщиков к работе в условиях высоких температур и вибраций».

"Как получилось, что именно 13-й номер, от которого многие шарахаются, как черт от ладана? В иных стартовых протоколах ралли очень часто после 12-го идет сразу 14-й, это становится своего рода традицией. Вы настолько не суеверны?", - спросили мы гонщика.

"В шестидесятых годах в ЦК ДОСААФ существовала система распределения номеров на государственные автомобили для спортсменов. Всего их было несколько десятков. Давали бортовой номер и государственный. Например, «052 спорт». И когда списки были поданы, выяснилось, что тринадцатый номер никто не взял. То есть уже раздавали какие-то шестидесятые, семидесятые номера.

Я и сказал: «Хочу тринадцатый». Сначала посмеялись, но вот так за мной и оказался закрепленным тринадцатый номер, и я с ним начал долгую спортивную жизнь. Но потом таких автомобилей стало очень много и смысл распределения этих номеров пропал. Конечно, это был выпендреж в своем роде, но начало моей спортивной деятельности было связано с 13-м номером. А мое личное суеверие было именно в том, что 13-й номер - счастливый. Если человек сам по себе уникальный, то простое суеверие его не коснется. Он отмечен более высокой меткой", - рассказал Эдвард Георгиевич.

Первый автомобиль

А откуда же появился самый первый автомобиль, «Москвич-402», на котором в 1958-м году Эдвард Сингуринди завоевал первый чемпионский титул в соревнованиях по фигурному вождению? Все не так просто. Он всегда «жил» по чужим гаражам, в том числе часто бывал и в таком престижном, как гараж городского исполнительного комитета Совета народных депутатов.

Детские фантазии, в которых Эдуард представлял себя водителем, покоряющим то бескрайние пустыни Азии, то снежные поля Арктики родом именно оттуда, из гаражей, где доводилось просто посидеть за баранкой грузовичка или легковушки.

Ему не был интересен футбол: он «заболел» автомобилями. В те годы машины продавались в центральной галерее «Пассажа»: с одной стороны стояли «Москвичи», с другой – «Победы». Потом автомагазин переехал в «Апраксин двор».

Однажды, еще будучи школьником, классе в восьмом, Эдвард вместе с тремя одноклассниками занял очередь на автомобиль. На дворе стоял 1952-й год, и это было чистое мальчишество. Стоять в очереди было нелегкой работой: приходилось раз в две недели вставать в пять утра и лично отмечаться в списках.

Было множество тетрадей – Эдвард Георгиевич вспоминает, что тетрадь, в которую была занесена его фамилия, числилась под номером 37. толпы, давка, крики: «Сингуринди есть? – Есть! Я здесь!». За другого отмечаться было нельзя. Если кто-то не приходил – его вычеркивали. И так – на протяжении пяти лет. Родители сперва удивились: откуда очередь на автомобиль?

Но Эдварду удалось довести дело до конца. Из той тройки школьных товарищей, мечтавшей об автомобиле только ему удалось дойти до своего первого автомобильного финиша – финиша автомобильной очереди. Это произошло, когда он учился на третьем курсе института.

Стоил тогда усовершенствованный «Москвич 402» с 407-м двигателем 15 тысяч рублей – то есть, если считать после деноминации 1961 года, всего 150 рублей. 401-й стоил 9 тысяч, 401-й кабриолет, был и такой!, - на тысячу дешевле.

Предпочтение было отдано последнему поколению москвичевской техники. Так в семье Сингуринди – и персонально у студента института, - появился будущий соратник побед в автоспорте. В который будущего Чемпиона и профессора привело объявление, наклеенное на афишной тумбе.

Гуру. Учитель. Кумир.

Объявление гласило, что на стадионе им. С. М. Кирова будут проводится соревнования по фигурному вождению. Главным судьей этих соревнований был первый победитель первого всесоюзного ралли, учитель физкультуры средней школы Ленинграда Евгений Викторович Ионайтес.

У которого много лет был 401-й «Москвич». В этом автомобиле самое удивительное было то, что в этом 401-м спокойно помещался почти двухметровый Ионайтес. И вторая особенность этой машины: боковины покрышек были неизменно выкрашены белоснежной нитрокраской. Запасное колесо – в том числе. Каждая царапинка бережно шпаклевалась, полировалась и закрашивалась. Так что немцам, - поскольку АЗЛК возник из репарационного завода «Опель», - было от чего пускать слюнки, глядя на это волшебство.

Именно Евгений Викторович Ионайтес в итоге и сыграл решающую роль в судьбе студента Сингуринди, который просто как-то раз приехал на Кировский стадион поучаствовать в фигурке. И выиграл эти соревнования. На удивление всем.

Несказанно изумленный Ионайтес и спросил: «Это кто еще такой тут?». На новичка, казавшегося сумасшедшим из-за исключительно высокой скорости, на которой он проходил фигуры, уважительно смотрели все. А Эдвард анализировал прошедшие соревнования и понимал, что он выстроил свою систему ориентирования автомобиля в замкнутом пространстве: он «брал под прицел» не один флаг, огораживающий фигуру, а выстраивал линию из флагов, и чтобы проехать по этой линии быстро ему хватало зазора в один – пару сантиметров. И ни один флаг в том первом состязании не был сбит никому не известным водителем Сингуринди.

"Это было на третьем курсе института. Тогда я понял, что могу относительно просто делать то, что другим дается с трудом. Линия. Траектория. И второе, что я тогда положил на кон, - это то, что сейчас считается выдающейся методикой: быстрое вращение руля. У меня не было живота и двадцати лет, и достаточно было правильно поставить руки на руль и освоить перехват.

Сейчас это считается большой наукой. Хотя это и есть большая наука – начального обучения водителей. Посадка, руки, ноги, их расположение – это основа начального обучения, а не высшее водительское мастерство. С этого должен начинаться второй урок. Потому что первый урок должен начинаться с разъяснения поведения человека за рулем. И только второй урок – где и как он должен сидеть", - говорит прославленный гонщик.

Возраст - не помеха

Кстати, в гонках он участвetn до сих пор. В 2008 году пригласили на ралли в Вильнюс. "Я, честно говоря не хотел, потому что уже и руки болят. Но когда мне сказали, что мы тебе дадим тринадцатый номер, - тогда я сказал, что поеду куда угодно, хоть на Северный Полюс!  А я в первый раз стал Чемпионом Ленинграда в 1958 году. Это же пятьдесят лет под тринадцатым номером!"

А в августе 2009 года профессор Сингуринди вновь оказался за рулем спортивного автомобиля – на гонке в Литве, ралли «Вильнюс».

Параллельно проводилось два соревнования, одно из них было «ретро». По большому счету, это была самодеятельность: никто даже не знал, сколько участников приедет. На старте оказалось сорок пять экипажей. Учитывалось все: возраст экипажа и возраст автомобиля, секунды, рабочий объем двигателя – все, все в одной куче. 

"Дистанция была по современным меркам нешуточная: три дня, шестьсот километров, со всеми скоростными упражнениями – их было около тридцати. Я согласился только потому, что мне дали тринадцатый номер и эту «двадцать первую» «Волгу», как в прошлом году", - говорит профессор.

Так что в итоге Эдвард Георгиевич поехал и, несмотря на боль, занял в этом упражнении – «змейка» на сорок столбиков, второе место. Причем проиграл лучшему всего одну секунду! А лучшим был еще один легендарный гонщик Иоэль Таммека на «Ягуаре» мощностью в триста лошадиных сил

"Понимаете, между паспортным и биологическим возрастом есть очень большая разница, я веду активный образ жизни. Довольно поздно ложусь. Потом часа в четыре утра просыпаюсь, просто час брожу. А потом в семь встаем с дочкой, которая еще учится в школе, - Прошло уже больше пятидесяти лет, и иногда я задумываюсь: что поменялось в стиле, в манере вождения? И даю ответ: ничего. Разве что стал ездить несколько медленнее. Но ездовая тактика осталась. И это все тот же дар", - говорит именниник.

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 888

Все опросы…