Политика

Радован Караджич: «Никогда не говорю «никогда»

9 апреля 2010 19:20
версия для печати
Радован Караджич: «Никогда не говорю «никогда»
Экс-президент Республики Сербской Радован Караджич в эксклюзивном интервью RT рассказал о своих ожиданиях от суда в Гааге, о ситуации по его соглашению с американским дипломатом Холбруком, и высказал свою точку зрения на вступление Сербии в Евросоюз и НАТО.

На телеканале сообщили, что добиться интервью с сербским политическим деятелем находящемся в Гаагском трибунале оказалось непросто. В сентябре 2009 года Международный трибунал по бывшей Югославии запретил экс-лидеру боснийских сербов давать это интервью. Однако Караджич продолжал настаивать на интервью в течение восьми месяцев.

Позже, под предлогом запрета проносить в тюрьму записывающие устройства и видеокамеры российское СМИ получило отказ на интервью. Но Гаагская сторона все-таки дала возможность Радовану Караджичу ответить на вопросы RT в письменном виде.

MR7 публикует интервью Радована Караджича предоставленное RT.

«Три дня меня держали в полной изоляции»

RT: Вы утверждаете, что в ходе Вашего ареста были нарушены Ваши права. Что Вы имеете в виду? Почему трибунал, который заявляет, что защищает права человека, пользуется, как Вы утверждаете, такими методами?

Радован Караджич: Действительно, я подал ходатайство, в котором указал, что при моем аресте мои права были нарушены. Когда меня схватили в Белграде, меня не проинформировали о причинах моего ареста, мне не позволили связаться с внешним миром и меня не доставили в суд немедленно. Я пробыл в заключении три дня, не зная, кто меня захватил. Я думал, что это «охотники за головами», пытающиеся получить за меня награду в 5 миллионов долларов. Я просил разрешения сообщить своим близким, что я жив, но они отказались. В течение этого времени меня держали в полной изоляции. Я предстал перед судьей в Белграде только на четвертый день. Я разочарован тем, что трибунал не стал защищать мои права в этом вопросе.

«Цель процесса станет ясна, когда начнется разбирательство»

RT: Многие утверждают, что трибунал чрезвычайно субъективен. По Вашему мнению, какова действительная цель процесса?

Радован Караджич: Я прикладываю все усилия, чтобы защищаться в чрезвычайно трудных условиях. Действительная цель процесса станет ясна, когда мы увидим, как будет проходить разбирательство.

«Письменное соглашение, под которым якобы подписались я и Холбрук - фальшивка»

RT: Ричард Холбрук (американский дипломат доставивший президенту Югославии Слободану Милошевичу ультиматум НАТО перед началом бомбардировок страны – ред.) продолжает отрицать, что в 1996 году Вы, как Вы утверждаете, заключили сделку, гарантировавшую Вам иммунитет. Вы выполнили свои обязательства и прекратили общественную деятельность. Почему, как Вам кажется, соглашение было нарушено?

Радован Караджич: Либо Холбрук с самого начала не собирался выполнять условия соглашения и для него была важна только тактическая победа — чтобы я ушел со своей должности, либо ему не хватило влияния, чтобы настоять на соблюдении условий соглашения, когда на него начали давить и требовать, чтобы надо мной устроили суд. У тех, кто знаком с ситуацией, нет никаких сомнений в том, что такое соглашение существовало. Поэтому было вынесено решение, согласно которому для того, чтобы соглашение имело силу, нужна резолюция Совета Безопасности, и такая резолюция еще может быть принята. Без принятия такой резолюции достигнуть мира будет невозможно.

RT: Предполагаемый текст соглашения был опубликован в газете Glas Javnosti. В нем говорится, что США могут в одностороннем порядке выйти из договора. Может быть, именно это и произошло? И если да, то почему так получилось?

Радован Караджич: То письменное соглашение, под которым якобы подписались я и Холбрук, — это фальшивка. Причем сделал это не кто-то из моих людей, потому что моя подпись тоже подделана.

«Не чувствую себя преданным Сербией»

RT: Сербские власти выдали Вас тем, кто держит Вас под стражей. Чувствуете ли Вы себя преданным страной, за которую сражались?

Радован Караджич: Я не чувствую себя преданным Сербией, потому что мне никогда не обещали, что меня не арестуют. Я не знаю, с чем им пришлось иметь дело, потому что я не на их месте. Если тому есть разумное обоснование, и если мой арест будет полезен Сербии и Республике Сербской, я не стал бы возражать. Я боюсь, что в обмен на меня они ничего не получили, так что с точки зрения интересов Сербии я стал напрасной тратой. Как бы то ни было, я не против встретить свою судьбу лицом к лицу. Все это — тоже борьба за мой народ.

RT: Чего Вы ожидаете от этого суда? Сможете ли Вы защитить свои права?

Р.К.: Эта судебная система полностью отличается от той, к которой я привык. В рамках нашей системы есть судья-следователь, который осуществляет следствие как для стороны обвинения, так и для стороны защиты. На стадии расследования стороны сотрудничают и оказывают влияние на процедуру. Но в рамках «общего права» обвинение производит свое расследование, а защита — свое. На защиту возложена обязанность соответствующим образом информировать судей в ходе процесса, а для этого нужно обладать хорошей подготовкой. Поэтому защите нужно время и ресурсы; нужно заручиться помощью разных стран, чтобы получит необходимые документы. Некоторые страны идут на сотрудничество, за что я им благодарен, другие — нет. Я благодарен судьям за то, что они с пониманием относятся к потребностям защиты, за то, что они призывают страны оказывать нам содействие, и за некоторые другие положительные решения, в том числе — за возможность ответить на ваши вопросы.

«Косово — это сербский Иерусалим»

RT: Как вам кажется, Сербия потеряла Косово навсегда?

Радован Караджич: Я никогда не говорю слова «никогда». У нас рассказывают такую историю. Один человек разговаривал со своим лугом: «Ты весь мой, лужок, мой навсегда!» А луг отвечал: «Не говори глупости! У меня только кривых хозяев было сто человек, а уж зрячих — и не сосчитать! Хозяева приходят и уходят, а я остаюсь». Евреи две тысячи лет молились и в итоге вернулись в Иерусалим. Косово — это сербский Иерусалим.

RT: Каковы шансы, что Сербия когда-нибудь в обозримом будущем вступит в Евросоюз и НАТО?

«НАТО использует Россию, чтобы выкачивать из напуганной Европы  деньги»

Радован Караджич: Сербия должна немедленно присоединиться к Европе, но в НАТО никому вступать не нужно. НАТО похожа на устаревший инструмент, от которого больше хлопот, чем пользы. НАТО использует Россию, чтобы пугать ей Европу и выкачивать из нее деньги. Но Россия — это тоже часть Европы, и они нуждаются друг в друге и должны жить в мире. Пусть уж лучше или весь мир вступит в НАТО, и тогда НАТО нужно переименовать в Вооруженные силы ООН, или надо распустить НАТО.

RT: Сербия хочет вступить в Евросоюз. Но некоторые страны ЕС признали независимость Косово. Нет ли здесь парадокса, противоречия?

Радован Караджич: В отношениях между Сербией и странами ЕС много противоречий, но это не помешало интеграции с Европой. В действительности сербы и Сербия не являются объектом имперских устремлений со стороны Запада. Нам не надо переоценивать собственную значимость. Но этот кризис подготовил последующие события. Сербия и Республика Сербская послужили чем-то вроде куклы вуду, олицетворяющей Россию: наши западные союзники по двум мировым войнам втыкали булавки в нас, а представляли при этом Россию. Нас подозревали в том, что мы потенциально можем стать союзниками России, но, оказывая на нас нажим, они только подталкивали нас в сторону России. Мы всегда любили Россию за ее культуру, но теперь мы говорим, что для нас Россия – единственный выход. Кроме того, западный империализм традиционно одержим идеей российской угрозы, хотя Россия никогда не собиралась завоевывать Европу, которая в наши дни представляет собой ночлежку для пенсионеров, студентов и безработных. Между тем, в мире есть много других стран, вроде Китая и Индии, которые становятся все сильнее и сильнее, а сербы тем временем страдают из-за того, что Запад одержим Россией.

Наполеон хотел объединить Европу, но сначала решил захватить Россию — и потерпел поражение. У Гитлера с Россией даже был договор о ненападении, но он все равно решил завоевать Россию прежде, чем продолжать войну в Европе. Один русский поэт сказал: «Умом Россию не понять». Я могу от себя добавить: «…и силой не завоевать». Не нужно снова и снова повторять одну и ту же ошибку. Тем более что Россия тоже нуждается в Европе и готова торговать с ней на равноправной основе.

Сербия всегда была частью Европы. Было бы очень хорошо, если бы мы присоединились к Европе без этих унижений, бомбардировок, шантажа и попыток навязать нам неприемлемую цену за вступление в виде отказа от Косова. Во всем остальном мы разделяем все европейские ценности, и нам будет не трудно поладить с Европой. Сербы живут по всей Европе. Они вполне интегрированы, и здесь нет культурных проблем. Они достигли высот в тех профессиях, которыми занимаются.

Напомним, что главным пунктом (на первом слушание Караджичу были предъявлены обвинения по 11 пунктам) обвинительного заключения Гаагского трибунала против Радована Караджича считается организация геноцида боснийцев (боснийских мусульман) в городе Сребреница в 1995 году. Сребреницкий анклав был захвачен армией боснийских сербов 11 июля 1995 года. Согласно основной версии обвинения сербы убили от 7-ми до10-ти тысяч безоружных боснийских мужчин в возрасте от 13 до 77 лет. По сербской версии, число убитых в результате самосуда - 100 военнопленных.

  • «Если бы в Гааге работал настоящий судебный орган, я был бы готов поехать туда или дать показания по телевидению. Но трибунал в Гааге - политический институт, организованный для того, чтобы свалить всю вину на сербов», - заявлял в 19996 году в интервью «Таймс» Караджич, которого арестовали в июле 2008 года.

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 883

Все опросы…