«Женитьба» без лишних изысков

26 сентября 2010 14:47
версия для печати
«Женитьба» без лишних изысков
Почти детские впечатления от похода на взрослый спектакль.

Гоголевская «Женитьба» ставилась в сотнях театров. Классическая и во все времена актуальная, она всегда была «лакомым кусочком» для театральных режиссеров. А поскольку в самом этом «совершенно невероятном событии в двух действиях», как назвал его Гоголь, в сущности ничего невероятного нет, многие пытались «невероятить» его силой собственной фантазии.

В одном омском театре женихи в гостиной у Агафьи Тихоновны хлестали водку, смачно закусывая ее морковкой, Подколесин курил и гасил сигареты об ладонь, а в конце спектакля звучала песня «Жил-был у бабушки серенький козлик».

У Марка Захарова в «Ленкоме» во время «Женитьбы» по сцене летают декорации, буфет словно лифт ездит вверх-вниз, а музыку собственноручно играют семеро одинаковых длинноносых Гоголей. А в другом московском театре веселое действие периодически обрывается, на сцену выходит режиссер в крылатке и печально зачитывает отрывки из писем Гоголя о душе, Боге и судьбах России, что местами напоминает проповедь…

В отличие от столичных и провинциальных коллег режиссер петербургских «Комедиантов» Михаил Левшин решил не поражать воображение зрителей никакими этакими трюками и сделал свою «Женитьбу» такой, какой ее, наверно, задумывал Гоголь: легкой, смешной, немного грустной и трогательной. В общем, душевной.

Поистине можно расслабиться и отдохнуть душой на этом спектакле, без лишних изысков, без выпендрежа и непонятной «зауми», без отсебятины. Спектакль доступен даже ребенку!

Последнее утверждение не голословно: на «Женитьбу» в «Комедианты» я взяла с собой 10-летнего сына. Опасалась, что он заскучает или что-то не так поймет. Напрасно. Ребенок был не просто доволен – он был в полном восторге.

«Мам, почему мы до сих пор ходили только на детские спектакли? Больше никаких детских! Слушай, а на взрослых спектаклях всегда зрителям раздают шампанское?»

Да нет же. Просто мы угодили на открытие сезона, поэтому попали под такую раздачу. Всех пришедших в фойе приветствовали гоголевские персонажи и действительно угощали шампанским. Поводом для праздничного настроения стало и то, что сам спектакль в этом году – юбиляр. Премьера «Женитьбы» в «Комедиантах» состоялась 12 марта 2000 года.

«Знаешь, тетенька, которая рядом сидела, все время наблюдала за мной! Она так радовалась, когда я смеялся! А кто она? Я так и не понял. Почему-то режиссер ей цветы подарил…»

Приветливая пожилая дама, сидевшая рядом с нами, неожиданно оказалась бывшим министром культуры Ленинградской области Галиной Семеновной Пахомовой. Именно с ее благословения 20 лет назад были открыты «Комедианты», поэтому для театра она вроде как крестная мама. Выходя на поклон, Михаил Левшин представил ее залу, назвал самой дорогой гостьей и подарил цветы.

А позже, когда зрители уже расходились, режиссер вновь подошел к Галине Семеновне, и я слышала, как она, кивнув на моего Ваньку, сказала, что этот зритель был ей особенно интересен и, судя по его реакции, спектакль удался. Что ж, вот и я о том же.

«Главное, чего я не понял - почему этот дядька, жених, сбежал, он ведь так хотел жениться! Что тут такого страшного, чтобы в окошко прыгать?»

Хотела ответить, мол, вырастешь – поймешь, но осеклась. Нет, и когда вырастешь, тоже вряд ли поймешь, почему все так по-дурацки иногда происходит в жизни. Почему человек, у которого все хорошо, вдруг чувствует вокруг себя «такую скверность»? И почему, когда счастье лежит перед ним на блюдечке, он, вместо того, чтобы взять, сигает в окно?

В роли Подколесина, главного счастливца-страдальца, актер Валерий Полетаев выглядит более чем гармонично. Признаюсь, я не очень много видела Подколесиных, но он из них – точно самый настоящий Подколесин: манерный и вальяжный, а в то же время искренний, чувствительный, застенчивый и ранимый.

«Но еще непонятней - почему его друг так стремился его женить? Ему-то что?!»

Друг Кочкарев так устроен – его раздражают бездействие и нерешительность, а еще он просто очень любит «рулить» и «разруливать», это его стихия, наверно, он без этого жить не может.

Вообще Кочкарев (быть может, благодаря актеру Сергею Николаеву, а быть может, благодаря Гоголю) очень отличается от всех других героев и персонажей «Женитьбы». Он словно из другого мира, не того, в котором все они пребывают. Мне показалось, что он похож на нашего современника, попавшего в гоголевское время и с трудом уживающегося там среди этих «архаичных» людей.

«А как же я растерялся, когда этот Кочкарев сел напротив нас и прямо нам говорит, еще рукой в нас тычет: «Ну скажите, пожалуйста, вот я на вас потом сошлюсь! Разве я не дурак?» Мам, а ты как думаешь, он дурак или нет?»

Я думаю, нет. Просто это еще одна вечная, досадная и до боли знакомая по жизни история: хочешь помочь близкому человеку, изо всех сил желаешь ему добра и счастья, а в итоге мало того, что он остается несчастен, так еще и на тебя все шишки... Чувствуешь себя по-идиотски в таких ситуациях.

Размышляя об этом в тот момент, когда Кочкарев сидел напротив меня и буквально тыкал в меня ладонью, вопрошая сочувствия и ответа, я перестала чувствовать себя зрителем в зале. Возникло ощущение, что я тоже участвую в этом спектакле.

Такие моменты случались не раз, и наверняка это чувствовали все сидящие в зале. Актеры то и дело обращались к ним, задевали их, бегая по проходу, садились рядом, пытались вовлечь в диалог.

В этом – особая прелесть и изюминка «Комедиантов», которые изначально создавались как камерный театр: в их маленьком зале нет лож и галерок, и постоянный живой контакт между сценой и залом – обязательная составляющая любого спектакля.

«Но как же это трудно, наверно: играть роль, когда зрители сидят прямо тут, рядом! Особенно невесте было трудно – она так женихов стеснялась, а тут еще мы все сидим и на нее смотрим».

Невесте не позавидуешь! Но Нине Мещаниновой, как и другим актерам этого театра, глаза зрителей – это заметно - не в тягость. Она играет Агафью Тихоновну с момента премьеры спектакля, и играет замечательно.

«Слушай, ну какие же смешные были эти женихи! Я ухохотался».

Жевакин, Анучкин и Яичница – на первый взгляд все трое словно и не люди, а ходячие карикатуры на людей. По ходу действия это впечатление меняется, каждый из них раскрывается по-своему и за каждым оказывается человек, со своими странностями и «тараканами», каждый по-своему трогателен, по-своему несчастен, в чем-то хорош, а в чем-то отвратителен. И все-таки в целом, конечно, все они ужасно смешные.

«А тетушка мне понравилась! Мне так жалко ее было в конце. Единственный самый нормальный человек там, по-моему».

И мне понравилась тетушка, Арина Пантелеймоновна, в исполнении актрисы Натальи Коньковой. Мне кажется, определение «самого нормального человека» ей подходит, поскольку, в отличие от всех других персонажей, ее образ практически лишен какой бы то ни было карикатурности, она от начала до конца – очень естественная и «настоящая».

«Что я понял на этом спектакле? Две умные вещи. Что, во-первых, нельзя зазнаваться. Это очень смешно выглядит, когда люди зазнаются – как Яичница, например. А второе – что все-таки жениться надо по любви, а не так».

Что ж, отличные мысли! Надеюсь, мой ребенок никогда не станет Яичницей. И женится исключительно по любви. А еще...

«Мам, а у нас есть книжки Гоголя? А что он еще написал? А почему мы так редко бываем в театре? А давай еще на какой-нибудь хороший спектакль сходим!»

Обязательно сходим. И Гоголя почитаем. Это, пожалуй, самый важный итог нашего похода в театр. Спасибо, «Комедианты»!

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 866

Все опросы…