Жертвы благотворительности

29 ноября 2006 14:25
версия для печати
Людей, которые когда-то получили от районной администрации возможность жить в маневренном фонде, отправляют обратно – туда, откуда они пришли

Фоторепотаж здесь

 /photogalery/pushkin.html

Маленькая смежная «хрущевка» в Пушкине заполнена мебелью и скарбом. Мимо стеллажей ящиков с трудом протискиваются судебные приставы. Они помогают семье Залуцких выносить мебель. Старушка, хозяйка квартиры, ходит с непониманием в глазах и одним и тем же вопросом: «Где же я буду спать, неужели опять, как в лагере, на полу?»

Суд решил, что семье Залуцких следует переехать обратно по месту прописки в «хрущевку» на Школьной, где они жили до того, как администрация района сжалилась и предоставила им три комнаты в деревянном ветхом доме в центре Пушкина. Предполагалось, что, пока они будут жить в этом доме, подойдет их очередь на квартиру. Но за десять лет жизни в коммуналке Залуцкие продвинулись ненамного. Теперь они во второй тысяче желающих обрести отдельное жилье – это как минимум еще лет пятнадцать ожиданий. Зато инвесторов, желающих построить новые здания на месте старых домов, стало много, и они ждать очереди они не хотят. Дом, где они временно и «на птичьих правах» жили, скоро снесут.

Ветхая крыша над головой

Десять лет назад, кроме отставного военного Евгения, его жены и дочери, в «двушке» жили еще три человека: мать Евгения, брат и племянник. Было очень тесно. Исполком города Пушкина вошел в положение семьи: когда у Евгения родилась еще одна дочь, ему дали три комнаты в деревянном доме на Малой улице, 16. Документов на новое жилье у Залуцких не было, кроме так называемого «дачного ордера», который не давал прав на площадь. В 2003 году такие временные ордера выдавать перестали, и они потеряли какую-либо юридическую силу. «Дачникам» даже перестали приходить квитанции на оплату коммунальных услуг.

Тем временем очередь на новую квартиру шла, но неохотно. В 1991 году Залуцкие были 3153-ми, а сейчас они 1376-е. «Предоставление жилья до подхода очереди для временного проживания не предусмотрено действующим ЖК РФ, также не было предусмотрено и прежним ЖК РСФСР, – письменно отвечает администрация района о ситуации на Малой улице, – однако при наличии возможности район предоставляет временно помещения в маневренном и ветхом фонде». Видимо, такие возможности себя исчерпали.

Два с половиной метра на человека

Стоимость элитного жилья в Пушкине приравнивают к стоимости квартир в Москве. Центральные улочки Пушкина и Павловска привлекают все больше внимания строителей. Нашелся инвестор и на дом, где жили Залуцкие. Незарегистрированных жителей, или «дачников», как их называют, попросили покинуть помещения. Попросили через суд, который и выселил семью Залуцких по месту прописки. Администрация предлагала еще один выход – комнату в коммунальной квартире в Павловске, но Залуцкие отказались. «Мы больше не можем так жить. Нас пугают не сами условия, которые в этой комнате ужасны, а неопределенность. Решили уехать туда, где хотя бы есть регистрация – в квартиру, где живут еще трое человек», – говорит Ольга Залуцкая.

В квартире у матери, куда уедет семейство, для четырех человек отведена комната в 11 квадратных метров. Получается по 2,5 метра на человека. Это далеко даже от норм для заключенных.

Бывшего пожарного выселили на улицу

Соседа Залуцких, бывшего пожарного Александра Тютюнника, получившего увечья во время службы и потерявшего здоровье, суд выселил из дома на Малой даже не по месту прописки, а просто в никуда. «Я не юрист, но, по-моему, такое выселение противоречит 40-й статье нашей Конституции, хотя в суде были и из прокуратуры. Но противоречия никто не заметил. Городской суд подтвердил решение районного. В итоге я просто на улице», – рассказывает Александр.

Впрочем, прописка у него есть, на Леонтьевской, в здании пожарной охраны. Там когда-то было мини-общежитие, три жилые комнаты для пожарных. Но сейчас жилых помещений там нет, в комнатах работают инспекторы. Справки об этом у Александра есть, но они никого не интересуют. Так бывший пожарный, отдавший 21 год службе в нашем районе, остался на улице.

За Александра вступилась только его бывшая пожарная часть. Оттуда написали запрос в администрацию. Но ответа не получили. В итоге Александр живет у знакомых и не знает, что делать дальше. «С огнем умел бороться, а с административной машиной не выходит. Честно, не знаю, что делать. Просто устал от всего этого», – обреченно говорит Александр Яковлевич. За последние 5 лет очередь Александра продвинулась на 1000 человек. Сейчас перед ним «всего» 4000 людей, ждущих квартир.

Справка «МР»
По данным жильцов дома на Малой, 16, в ветхом здании проживали 11 семей, около 25 человек. Все они очередники, все жили временно.


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 271

Все опросы…