Общество

Катера в монастырь будут ходить до конца октября

1 октября 2010 19:43
версия для печати
Катера в монастырь будут ходить до конца октября
До Коневской обители плыть недолго - всего-то чуть больше получаса - но приплываешь в другой мир.

«Конь копыто повредил – это новость»

На острове живут 16 монахов. В монастыре нет телевизоров и радиоприемников. Газеты на остров тоже не приходят. Правда, настоятель монастыря и эконом иногда пользуются Интернетом. «Но скорость у него такая, что простая проверка почты превращается в испытание терпения». «А как же вы новости узнаете?» «А зачем они? Главные события – это те, что рядом с тобой случаются. Вот конь копыто повредил – это новость. А что там в Африке происходит, меня мало интересует». «Но если чего-то действительно важное в стране случится – как вы об этом узнаете?» «Позвонят и скажут. Мобильные телефоны у братии есть».

Все строительные материалы на остров завозят, поэтому паломникам и туристам предлагают взять с собой на кораблик по одному кирпичу. На нем можно надписать свое имя, а можно просто положить в общую безымянную кучу…

Службы начинаются в шесть утра, затем идут послушания – монахи работают на ферме, выращивают овощи, заготавливают дрова и сено, занимаются хозяйственными делами.

Потом снова службы, и снова работа - до самого вечера. Свободного времени практически не остается. В монастыре, разумеется, есть библиотека, но книги там преимущественно богословские – ну, и немного классической русской литературы. «А современной литературой вы ее не пополняете?», - спрашиваю у настоятеля. «А чем я должен ее пополнять? Книжками Марининой, что ли?».

На вечном посту

Хлеб насущный в монастыре пекут сами. Стараются, по мере сил, выращивать овощи. Но все же большую часть продуктов приходится завозить. Мясо здесь не едят. В те дни, когда позволено, на стол, помимо овощей и каш, подают также рыбу, яйца, сметану. А вот в скиту, где живет иеросхимонах отец Варахиил - пост вечный.
Собственно, все, что происходит в монастыре – и на острове, происходит с благословения настоятеля. «Я люблю простую работу. Но поработать нормально получается не всегда. Выйдешь в поле траву покосить – а телефон звонит непрерывно. Была бы моя воля, я бы предпочел остаться простым монахом. Но мне сказали, что на этом посту я принесу больше пользы, и я подчинился. Потому что сам я – тоже в послушании у митрополита, и исполняю его волю».

Купола скита выкрашены в черный цвет – в знак ухода его обитателей от суетного мира.

Монаху деньги не нужны

У монахов есть трудовые книжки, каждому из них начисляют зарплату. Но расписываться в ведомости никому из них не приходится. «Монаху деньги не нужны. Да и где бы они стали их тратить? В кафе, которое в сезон работает на острове, им вход заказан. Все необходимое для жизни – еду, одежду – они получают в монастыре». «А если кто-то из монахов по вашему поручению в город поедет?» «В этом случае я, конечно, выдам ему необходимую сумму».

Помолиться и запечатлеть

Приезжают туристы – посмотреть, как возрождается старинный монастырь. Приезжают паломники – помолиться. Впрочем, это разделение достаточно условно. …Немолодая женщина старательно фотографировала крестный ход. «Ты настоятеля запечатлела?» - спросил ее подошедший батюшка. «Запечатлела, - радостно ответила она. – И кое-кого из братии тоже запечатлела». Дома они сделают фотоальбом об этой поездке – точно такой же, какой «светские» туристы привозят из поездок по городам и весям. Впрочем, среди паломников есть, разумеется, и те, кто приезжает сюда в надежде на чудо – список иконы Ковенской Божьей матери украшен золотыми крестиками, которые оставляют те, кто получил отклик на свою молитву.

Здесь становится понятно: кто есть кто

Часть паломников остаются в монастыре на недели и месяцы – они пекут хлеб, моют посуду, занимаются уборкой. Некоторые миряне, бесплатно работающие на монастырь – их называют трудниками – остаются здесь и на зимовку. По сути, именно из их среды выходят люди, изъявляющие желание принять постриг. Но разрешат принести обеты не сразу, а лишь через три года. «Вот, на этой стадии и происходит отсев. Мы же живем в замкнутом пространстве, где быстро становится понятно, кто есть кто, и к чему стремится человек на самом деле», - говорит отец Александр

На Конь-камне в середине 19-го века была построена часовня в память об основателе монастыря. Ее двери, как и двери еще трех часовен, расположенных на острове, никогда не запираются – монахи и паломники могут прийти сюда и помолиться в любое время.

Отрезанные от мира

Осенью остров пустеет – на зимовку остается человек тридцать, монахи и мужчины-трудники. «Когда лед на Ладоге окрепнет, я вместе с напарником прокладываю тропу к берегу – через каждые пятьдесят метров ставлю вешки. Потому что, когда начинается пурга, уже в ста метрах ничего не видно, и можно только от вешки к вешки идти. Но в любом случае никого из чужих я идти по этой тропе не благословлю. Потому что никакой гарантии, что она безопасна, нет – Ладога коварна, и течения здесь сильные», - поясняет настоятель. «Но монахи же по ней ходят…» «Каждый монах знает, что все в руках Божьих».

  • «Преподобный Арсений заповедал братии привечать странников, и мы этот звет выполняем», - говорит отец Александр. При монастыре работает паломническая служба, которая организует поездки и на Коневец, и на Валаам, и в монастыри Тихвина и Финляндии. Более подробно узнать о поездках можно на сайте http://www.konevps.ru/

 

Из истории монастыря    

Коневский Рождество-Богородичный монастырь был основан в конце 14-го века. По преданию, его основателю, преподобному Арсению Коневскому, монашествовавшему на Афоне,  было явлено, что он должен основать новую обитель во имя Пресвятой Богоматери. В благословение он получил икону, которая потом стала почитаться как Коневская икона Божьей Матери. Говорят, что преподобный Арсений не собирался оставаться на острове Коневец – особенно после того, как услышал, что здесь находится Конь-камень – огромный валун, используемый для языческих жертвоприношений. Но сильный ветер дважды не дал ему отчалить от берега, и преподобный решил, что на то – воля Божья.

     В 16-17 веках монастырь дважды подвергался разграблениям – его рассвет относится к  концу 18-го века. Именно в это время был построен ансамбль монастыря и скиты.  После революции жизнь братии мало изменилась – до 1939 года остров входил в состав Финляндии. Но после  монахам пришлось перебраться в Ново-Валаамский монастырь. А на острове разместились военные моряки – на протяжении десятилетий он считался секретной зоной, не обозначенной ни на одной карте. «Открыли» его только в 1989-м, а в 1991-м передали епархии.

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 827

Все опросы…