О праве на насилие – 2

28 октября 2010 14:16
версия для печати

Две недели назад я написал колонку о судебном процессе активиста нижнетагильского отделения фонда «Город без наркотиков» Егора Бычкова. Моя мысль была такова: власть в лице президента Медведева и общество в лице обеспокоенных приговором граждан поддерживают человека и организацию, которые во имя благой цели нарушали закон, причем нарушали серьезно. Эта поддержка как бы дает благословение на подобные действия и для других людей, в других ситуациях. И это – чрезвычайно опасно.

За эти две недели в десятках городов России прошли митинги в поддержку Бычкова, ему были посвящены самые популярные ток-шоу на телевидении и радио. Свое сочувствие работе (а косвенно - и методам) «Города без наркотиков» высказали представители официальной наркологии, Госнаркоконтроля, православной и других церквей. «Я свято верю, что Егор – это Робин Гуд нашего времени», - подвел итог музыкант группы «Чайф» Владимир Бегунов.

А в какой-то момент мне позвонила родная мать. Как ты можешь, сказала она, критиковать человека, который решает эту страшную проблему, которую не решает власть? Ведь если не он, то кто?

Словом, вы понимаете - я просто вынужден объясниться.

Во-первых, я вовсе не защищаю власть. «Власть отвратительна, как руки брадобрея», сказал классик. Власть от наркологии – не исключение. Борьба с наркоманией – это большой и грязный бизнес, тесно связанный с государством. О правилах этого бизнеса мы знаем мало, но кое-что знаем.

Только за нулевые годы, только в Питере убиты, взорваны в дорогих авто, избиты арматурой несколько профильных чиновников, кто-то ударился в бега… На мой взгляд, эта статистика говорит о многом. Но, примечательно, что крайности - шерифы и робингуды - пока вполне сходятся. Сегодня робингуды насильно вразумляют наркомана по просьбе его несчастной матери. А завтра мать уже не спросят - ведь шерифы из госорганов идут гораздо дальше Бычкова, они мечтают о принудительном лечении. А как эффективно у нас умеют принуждать к здоровью, мы все помним на примере советской борьбы с пьянством.

На самом деле, власти слышать не хотят о лечении – они хотят применять силу. И в этом, мне кажется, они тоже вполне сходятся и с робингудами, и с общественным мнением. Здесь-то и главная угроза, причем уже не только для прав наркозависимых.

Насилие опасно потому, что имеет тенденцию к эскалации, а наркомания – далеко не единственная наша болезнь. Сегодня – наркоман, завтра пьяница, послезавтра инородец, а затем, например, – тот, кто живет побогаче.

Общество, в поисках квази-стабильности, поддерживает и шерифов, и робингудов. Но однажды пути профессиональных и неформальных силовиков могут разойтись. И вторые, конечно, окажутся сильнее. Не весело будет благополучным представителям среднего класса объяснять сердитому голодному народу, откуда у них иномарки, нарядная одежда, румяные дети...

Словом, ставка на насилие, презрение к закону, вера в упрощенные способы решения сложных проблем – это пострашнее, чем НАТО, ваххабиты или китайцы.

Мама, мне кажется, я тебе ответил:)

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 222

Все опросы…