На врачебные ошибки хотят закрыть глаза

4 апреля 2008 12:46
версия для печати
Вместо того чтобы заставить статью Уголовного кодекса работать, от нее решили отказаться

Михаил Иванов за четыре года судебных разбирательств так и не смог добиться наказания врачей, виновных в смерти его тещи от инсульта. «Александра Михайловна в 2004 году приехала в Гатчину к родственникам, – рассказывает он. – Когда ей стало плохо, на «скорой» отвезли в центральную городскую больницу. Доктор в приемном покое осмотрел ее, сказал, что все в порядке».

Парализованную и с трудом говорящую женщину переложили с каталки на кушетку и велели забирать домой. В Мариинской больнице, где через неделю Александра Михайловна умерла, родным сказали: именно долгий переезд мог сыграть роковую роль, он в таких случаях категорически противопоказан. «Но эксперты, которых вызывали в суд, все, как один, оправдывали врачей из Гатчины», – говорит Михаил Иванов.

Сейчас инициированное им уголовное дело находится в Верховном суде, но шансов добиться правды мало. Скоро у тех, кто столкнулся с такой же ситуацией, даже возможности обратиться в суд не будет.

Не наказаны − значит, не виноваты
Депутаты Госдумы намерены отменить наказание врачей за халатность. Коммунист Виктор Илюхин и «единоросс» Алексей Волков предлагают вычеркнуть из Уголовного кодекса первую часть статьи № 124 «Неоказание помощи больному». Правда, оговариваются при этом, что речь идет только о причинении вреда здоровью средней тяжести.

Один из авторов данного законопроекта, коммунист Виктор Илюхин, мотивирует это тем, что при причинении вреда «средней тяжести» медики на практике все равно не несут ответственности – уголовные дела по врачебной халатности возбуждают крайне редко. Получается, что наказание лучше отменить, чем создать прецедент и призвать врача к ответственности.

Вскрытие показало…
«То, что статья не работает, не значит, что она плохая и ее нужно отменить, – замечает Александр Балло, руководитель исследовательского центра «Независимая медико-юридическая экспертиза». – Следователи и судьи просто не знают, как с ней работать.

Доказать, что врач ошибся, сейчас почти невозможно. Дать оценку его поступку, как правило, просят судебно-медицинских экспертов или врачей из других больниц». Все они работают в одной системе − здравоохранения. Коллеги не хотят вредить друг другу. Для того чтобы разорвать порочный круг и заставить закон работать, необходимо, подчеркивает Александр Балло, вывести бюро судебно-медицинской экспертизы из системы здравоохранения и передать в ведомство Министерства юстиции.

Больной, на что жалуетесь?
Пока соответствующие поправки внесены на рассмотрение в Думу. Прежде чем они вступят в силу, депутаты должны принять их в трех чтениях, сенаторы Совета Федерации – одобрить, а президент – подписать.

Но в том, что поправки легализуют, мало кто из экспертов сомневается. Их введение активно лоббируется. В изменениях УК заинтересованы врачи государственных и частных клиник – дергать в суды их больше не будут. По данным Александра Саверского, президента общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов», каждый год в стране от ошибок врачей страдает более 50 тысяч человек.

По словам Александра Балло, принятие поправок опасно еще и тем, что таким образом можно «спрятать» результаты отсутствия реформы здравоохранения, в первую очередь –растущую некомпетентность врачей, ставящих пациентам не те диагнозы.

Таких дел - единицы

До 2004 года в новейшей российской истории не было известно ни об одном решении уголовного суда в отношении врача, оказавшего некачественную медицинскую помощь с последствиями для здоровья, отмечают в общественной организации «Лига защиты пациентов».

Впрочем, и сейчас таких дел – единицы. Ситуация стала меняться в последние годы, когда пострадавшие начали активно бороться за свои права. Одним из громких дел стал случай с Соней Куливец. Двухмесячному ребенку из Краснодарского края в результате врачебной ошибки пришлось ампутировать руку.

В итоге врач и медсестра были приговорены судом к году лишения свободы в колонии-поселении. А совсем недавно в самом Краснодаре был всего лишь уволен главный врач больницы, где во время лечения менингококковой инфекции четырехлетнему ребенку ампутировали ноги.

«Дела о врачебных ошибках очень трудно доказуемы, – считает Василий Рыжиков, следователь городской прокуратуры. – Если за тяжкий вред еще можно привлечь виновных, то когда речь идет о вреде средней тяжести, практически невозможно уличить врача в ошибке или халатности. Да и наказание по этим статьям до смешного мягкое. Вот и не горят желанием следователи копаться в этих делах».

Что такое преступление «средней тяжести»?
В исследовательском центре «Независимая медико-юридическая экспертиза» говорят, что понятие «вред здоровью средней тяжести» очень размытое.

Как правило, под ним подразумевают ошибку врача, которая привела к тому, что человеку после нее пришлось лечиться более 21 дня. Сюда относят ошибочные диагнозы, забытые в теле больного после операции салфетки и медицинские инструменты. В том числе отказ в госпитализации, который впоследствии привел к тому, что человек умер в другой больнице.

Где консультируют и защищают пациентов, пострадавших от врачебных ошибок:
– исследовательский центр «Независимая медико-юридическая экспертиза». Юристы центра специализируются на ведении судебных дел, которые связаны с врачебными ошибками. Подробную информацию можно найти на сайте www.med-legal.ru. Телефон для справок 342-04-86.

– общероссийская организация «Лига защитников пациентов». Основное направление деятельности организации – консультации пациентов. Региональных представительств у Лиги нет, поэтому она не может участвовать в судебных разбирательствах. Тем не менее, операторы могут сказать, кто из юристов в том или ином городе страны может помочь пострадавшим людям. Телефон для справок (495) 975-35-53.

Комментарий эксперта

По словам Сергея Ануфриева, исполнительного директора ассоциации частных клиник Петербурга, исчезновение первой части статьи № 124 УК РФ не решит главной проблемы – катастрофического положения системы здравоохранения. Чем меньше судебных дел в отношении врачей, тем лучше медицинская статистика, а значит, на официальном уровне в системе здравоохранения не будет проблем.

«В любом иностранном государстве врач дорожит своей репутацией, – говорит Сергей Ануфриев. – И не из-за судебных разбирательств, а потому что может лишиться врачебной лицензии». У нас даже тех, кого удалось осудить за ошибку, лицензии никто не лишает.


Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 844

Все опросы…