Общество

Социологи: Россию ждет поколение дауншифтеров и антикапиталистов

24 февраля 2011 13:07
версия для печати
Социологи: Россию ждет поколение дауншифтеров и антикапиталистов

Через десять лет 30-летних не будет интересовать ни гламур, ни деньги, ни жизнь в мегаполисе.

Если сегодня у вашего 15-летнего отпрыска на уме одни гаджеты и клубы, вступив во взрослую жизнь, он плюнет на все это и уедет жить в деревню. Свыкнитесь с этой мыслью сейчас, и не удивляйтесь, когда «малыш» подастся в волонтеры, «забив» на карьеру хирурга, к которой вы его так страстно готовили.

Социологи уверены, от нынешней молодежи, пережившей в 15-18 лет кризис 2008, через десять лет стоит ожидать именно таких манер.

Это поведение будет казаться до безобразия неприличным тем, кому сейчас тридцать - убежденным прагматикам с фигой в кармане, которые получают удовольствие от шоппинга и статусных вещей. «Я хоть и не мегабосс, но начальник, мой автомобиль не самый дорогой, но и не дешевый, зато холодильник размером со шкаф и телевизор во всю стену». Знакомый список ценностей?

Так вот, когда те, кому сегодня 17, дорастут до 30, они совершенно спокойно откажутся от такого ранжира и выдадут миру свой, в котором слово деньги не будет фигурировать даже сотым пунктом. А на первом плане будет стоять помощь тем, кто в ней нуждается: больным, сирым, нелегальным, четырехногим, инопланетянам и т.п.

При этом у самих помощников едва ли будет стабильное жалование, а многие и вовсе будут, как и в 18 лет, в 28 рассчитывать на помощь родителей. Социологи дали им определение поколение «R» - калька от английского словосочетания «recession generation», поколение рецессии. Термин отражает процессы снижения, замедления жизненного темпа.

Будущих и нынешних тридцатилетних объединит только одно – пережитой кризис за плечами: дефолт-1998 и экономический коллапс-2008. Но в остальном, две схожие экономические передряги дадут обществу два абсолютно противоположных типа людей.

О том, почему так получится, рассказывает Елена Омельченко, профессор социологии ГУ ВШЭ, которая участвовала в исследовании о влиянии кризиса на молодежь:

«В качестве отправной точки мы брали молодежь в возрасте 15-18 лет - это момент с которого начинается новое поколения. Вторая группа была в возрасте 19-24 лет, тот период, когда утверждаются жизненные ценности.

Первая группа ребят практически не пострадала от кризиса, так как удар в основном пришелся на их родителей. Вторая, в которой люди в большинстве своем уже начали самостоятельную жизнь, сильно разочаровалась в капитализме, поняла, что это не только стабильность, но и потери.

Мы заметили, что в молодежи из-за этого понимания начинают зреть сильные антикапиталистические настроения, формируются какие-то гражданские инициативы, причем на добровольной основе. Это связано с опытом неожиданного разочарования, когда после «жирных» и стабильных нулевых годов, вдруг стала меньше зарплата, или не стало работы вообще.

Сегодня они теряют интерес к капиталу, роскоши, все больше склоняются к дауншифтингу, вегетарианству.

Если сравнивать поколение, пережившее дефолт, и будущее поколение 30-летних, пережившее кризис-2008, то главное различие между ними - в отношении к власти. Из тех, кому сегодня 30-35 лет, большинство поддерживают первых лиц государства. Исключительно по причине пофигизма. Им кажется, если не предпринимать никаких телодвижений и ничего не менять, то будет стабильность.

Поколение «R», напротив, будет все время требовать от власти перемен и защиты.

Не исключено, что сегодняшние 20-25-летние в 2020 году будут менее обеспечены, чем их родители-пенсионеры. Это нарушение имеет серьезные последствия. В частности, когда придет время заботиться о родителях, это будут не эмоциональные отношения, а формальная практика - контракты и договоры».

 

20-летние - о том, правы или не правы социологи на их счет:

Татьяна Шеремет, 21 год:

- Всех моих знакомых, кому уже тридцать или около того, объединяет то, что они знают, чего хотят. У них есть конкретные цели, они представляют, куда и зачем движутся, в отличие от нашего поколения. Среди друзей моего возраста – такой разброд. Почти каждого кидает из крайности в крайность.

Я живу настоящим. Максимум, что могу планировать – это завтрашний день. Но я знаю и таких людей моего возраста, кто живет иначе, у кого есть цель, есть план. 

Анна Маточкина, 25 лет:

- Я согласна. Я это замечаю на собственном примере. Для меня капиталистические ценности не играют большой роли. Конечно, хочется найти высокооплачиваемую работу, но это чтобы иметь больше возможностей - увидеть что-то новое или чему-то еще научиться.  Но за роскошью и гламуром я не гонюсь. В деревню, правда, меня совсем не тянет. Хотя с тем, что между родителями и детьми будут формальные отношения – согласится не могу: чувство любви и заботы уйти не может.

Игорь Явдощук, 22 года:

- Не согласен. Любовь к потреблению и дорогим игрушкам не проходит просто так. Дауншифтинг и вегетарианство – это формы субкультурных движений, какое они имеют отношение к отказу от благ потребления?

Мое поколение сейчас, несмотря на некоторое разочарование в рыночной экономике, увязывает неудачи не с самой системой как таковой, а со спецификой российской экономической и социальной действительности.

Я полагаю, через 10 лет четверть представителей моего поколения будет проживать в Западной Европе и США, половина будет работать на низкооплачиваемых работах, четверть будет представителями среднего класса.

Анастасия Сангаевская, 21 год:

- Я не согласна. Вряд ли люди станут больше думать о других и материальные ценности потеряют свою значимость. Думаю, мы наоборот будем более обеспеченными, и ни в какую деревню не уедем! А вот с тем, что многие и в 28 лет будут сидеть на шее у родителей – согласна. Но не все. Родители в нашем возрасте были более самостоятельными. Они более экономные, у них все по плану.

Дмитрий Зимин, 23 года:

- Из больших городов мы вряд ли уедем. Думаю, мы станем более обеспеченными, чем родители и будем больше помогать нуждающимся. Волонтерством буду заниматься, если это будет в моих силах. Деньги для меня, конечно же, имеют значение! Мне сейчас для счастья нужна зарплата 40 тысяч в месяц, а со временем, думаю, потребности только возрастут.

Власть мне ничего не дала, я на нее рассчитываю, я сам всего добился! И позже на неё рассчитывать нечего. Сейчас для меня главная ценность – телевизор!

В будущем у меня будет всё прекрасно: квартира, машина, работа, семья, дети.

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 833

Все опросы…