Общество

«Я дважды чуть не слетал в космос»

12 апреля 2011 19:13
версия для печати
«Я дважды чуть не слетал в космос»
В День космонавтики горожане говорят о сувенирах, оставшихся им от Гагарина, своих попытках покорить звездную высь, и Дне победы над земным притяжением.

«Все высыпали на улицу, была стихийная демонстрация, всеобщее ликование, плакаты висели на памятниках...», - вспоминает 12 апреля 1961 года 70-летняя петербурженка Юлия Лунюшина.

«Невский и Дворцовая, несмотря на будний день, были заполнены народом. В руках у многих были шарики, написанные от руки лозунги, люди искренне веселились и радовались», - рассказывает петербуржец Алексей Покровский. В связи с юбилеем Алексей вспоминает забавный случай, произошедший с его бывшим начальником: накануне 12 апреля тот пошел в баню, где какой-то подвыпивший мужчина стал рассказывать, что завтра в космос впервые пошлют человека. Все слушатели дружно улыбнулись, не приняв его слова всерьез. Но каково было их удивление, когда на следующий день по радио сообщили, что Гагарин полетел в космос. «В моей жизни было только три даты, когда люди совершенно искренне и по доброй воле массово выходили на улицу - День Победы в Великой Отечественной Войне, Полет Гагарина и 19 августа 1991 года», - добавляет Алексей.

«Я помню всеобщее ликование после приземления Гагарина. К нам в институт (ЛИТМО) попал кусочек ткани от парашюта Юрия. Ниточка от него у меня даже где-то хранится», - делится воспоминаниями Лев Новиков.

Попытка первая: ученый-космонавт

А вот для Гургена Иваняна полет Гагарина определил всю дальнейшую жизнь. Он связал ее с космонавтикой и сам два раза чуть было не покорил звездную высь. Первый раз – как ученый-исследователь, а второй – как журналист.

Гурген шутит, что на нем теперь навеки стоит клише «чуть не слетавшего в космос». Хотя заслуг в космонавтике у него предостаточно, что и говорить – ведь не просто же так он попал в несколько научных энциклопедий. Работал главным специалистом Особого Конструкторского Бюро «Интеграл», сотрудником Военно-инженерного университета им. А. Ф. Можайского и Санкт-Петербургского Государственного Университета. Наблюдение за поверхностью Земли, фотосъемка земной поверхности, оптимизация деятельности космонавтов при проведении экспериментов – вот чем он стал заниматься в эпоху, когда люди сумели преодолеть земное притяжение.

Лучший подарок – доступ на медосмотр

«Когда Гагарин полетел в космос, я был на четвертом курсе Ереванского университета и уже тогда занимался космическими исследованиями, но после 12 апреля 1961 года окончательно для себя решил: посвящу свою жизнь космонавтике, и перевелся в МГУ на физический факультет», - говорит ученый. Через четыре года он создал проект, доказывавший, что участие в космических полетах географов, метеорологов, экологов даст много нужных для изучения Земли сведений.

Каким же образом его «записка-программа» нашла отклик в Комиссии по исследованию и использованию космического пространства АН СССР? Ведь во время повального увлечения космосом тысячи писем с желающими отдать свои жизнь и здоровье во имя новых космических побед Союза ежедневно приходили на адрес Комиссии. Помимо серьезного научного обоснования проекта молодому ученому помогли родные стены университета: отец его однокурсника – Н.Сикасян, академик-секретарь Президиума АН СССР, подсказал отправить проект академику А.А. Благонравову. И вот через шесть лет, в день своего тридцатилетия, Гурген получает лучший в жизни подарок – допуск к медицинскому обследованию.

«У некоторых от перегрузок лопались капилляры»

Целых 7 лет кандидат подтверждал свою пригодность для полета. «Среди испытаний самое сложное – центрифуга, - признается Гурген Абелович. – В первый день ты проходишь четырехкратное ускорение -4g и шестикратное -6g. Это довольно приятно, катаешься как на карусели. Но потом уже ускорение становится восьмикратным и десятикратным. У некоторых от перегрузки лопались капилляры на спине, их тошнило.

Но это самое последнее испытание. А до него есть еще барокамера. Тебя поднимают на 5 км. и со скоростью 45 м/сек. – это фактически свободное падение – отпускают. При этом очень закладывает уши. Даже не знаешь, во время какого из этих экспериментов сорвешься.

Ты можешь быть уверен, что у тебя прекрасное зрение, отличные зубы, здоровое сердце, а на деле все оказывается совсем не так - любой орган может дать сбой». Мужественному кандидату пришлось и научиться плавать, и на Эльбрус подняться, и не один раз прыгнуть с парашютом. А параллельно он готовил большую программу научных исследований для космического полета.

Проиграл скафандру
Тогда в медицинских обследованиях приняли участие 500-600 человек из различных научных учреждений. Но ни одному из них не суждено было повторить путь Гагарина. Звездный час Иваняна практически настал: в феврале 1971-го его кандидатуру утвердила главная медицинская комиссия СССР. Но в этом же году после гибели экипажа орбитальной станции «Салют» во время регерметизации спускаемого аппарата заветное третье место в аппарате (рядом с командиром экипажа и бортинженером) оказалось занято. Занято… скафандрами. В спускаемом аппарате «Союза» помещалось только два человека в скафандрах, которые отныне обязан был надевать каждый космонавт – Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев не погибли бы, будь они не в тренировочных костюмах, а в скафандрах.

Попытка вторая: журналист-космонавт
Казалось бы, путь к звездам отныне и навсегда был закрыт, но Гурген Абелович не терял надежды. По счастливому и неожиданному стечению обстоятельств, ровно через 20 лет получил шанс испытать судьбу заново. «Второй раз было интереснее», - улыбается он.

Теперь наша держава стала участницей гонки на опережение со страной восходящего солнца. Японская телевизионная корпорация TBS подписала с Главкосмосом соглашение о полете японского журналиста в космос на нашем корабле. Следуя старой традиции быть во всем первыми, руководство страны в лице Горбачева постановило: «Наш журналист полетит первым!» и запустило проект «Космос - детям».

В короткий срок Космическая комиссия от Союза журналистов СССР объявила о творческом конкурсе. В нем приняло участие 980 работ, из них 38 вышли в финал, их авторов пригласили на амбулаторные обследования. Иванян представил две статьи: «Как студент может стать космонавтом» и «Выбирая профессию космонавта», обе были высоко оценены. В том году Гургену Абеловичу исполнилось уже 50, но он был в прекрасной форме, такому здоровью могла позавидовать многие 20-летние. Он и сейчас отличается крепким здоровьем – в свои 70 ни разу не обращался к врачу.

Военные место не отдадут
Когда вместе с остальными семнадцатью избранными Гурген был приглашен на стационарное обследование, то … решил добровольно отказаться от участия – не верил в успех, да и не хотел прерывать свою научную деятельность в ЛГУ. И оказался прав: никто из кандидатов так и не оторвался от Земли. «Не хватило времени. Горбачев не понимал: на полноценную подготовку будущего космонавта нужно потратить 1,5-2 года, а японцы по сверхупрощенной программе подготовки уже через год готовы были отправить своего журналиста в космос», - объясняет Гурген Абелович.

На вопрос, почему же российские ученые не полетели в космос, когда у нас стали строить трехместные аппараты, с заметным сожалением вздыхает: «Военные свое место не отдадут – это командиры экипажа, они финансируют практически всю космическую программу. Разработчики ракетоносителей, бортинженеры, – фирма Королева - тоже».

Почему россиянки давно не летают в космос?
Но сильной досады и огорчения Гурген не испытал: «Изучение космоса само по себе очень интересное занятие. Я ощущал, что нахожусь в единой сплоченной команде, что мы все (исследователи космоса – прим. автора) – участники большого дела. Обидно было и есть из-за того, что американцы уже давно отправляют в космос специалистов по полезным нагрузкам – медиков, астрономов, биологов.

У них летает много женщин. А когда последний раз россиянка побывала в космосе? Больше десяти лет назад. Хотя, надо сказать, что хоть у нас и нет ученых, ставших космонавтами, зато есть космонавты, ставшие учеными, и прекрасными учеными. Это Виктор Петрович Савиных, Валентин Витальевич Лебедев, это Георгий Михайлович Гречко, Александр Александрович Серебров».

Гурген Иванян и сегодня предан «космическому» делу: 4 дня в неделю он проводит в крупнейших библиотеках города. Составляет обзор по космическим исследованиям поверхности Земли. А еще занимается журналистикой – пишет в газету «Аватамк – веруем!», одним из основателей которой является, о своих земляках – знаменитых ученых и культурных деятелях. А один из главных в своей жизни праздников собирается отметить с размахом.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 294

Все опросы…