Озера и их берега распродаются

29 мая 2008 10:54
версия для печати
Владельцы коттеджей незаконно ставят заборы, не пускающие «посторонних» к воде; красивые места на берегу озер Ленобласти и Карельского перешейка все чаще закрываются табличками «Частный берег» и «Выход на пляж запрещен».

По данным общественной организации «Против захвата озер», только на Карельском перешейке частично перекрыто около 100 озер. Даже улицы близ Токсовских озер – общая муниципальная собственность граждан – закрыты и охраняются собаками.

Вокруг озера Чайное – дорогие виллы. Простому смертному к воде не попасть. Берега Кавголовского озера, похоже, ждет та же участь.

«Зимой по его берегу шли лыжники, мои друзья, – рассказывает Ирина Андрианова, активист движения «Против захвата озер». – Владельцы береговых домов спустили на них собак!»

Закон не писан

Владельцы коттеджей у рек и озер ставят заборы и охрану на прибрежной территории и не пускают посторонних в свои владения, несмотря на то, что действие закона – Водного кодекса – никто не отменял.

Согласно нему, людям гарантируется свободный доступ к воде, а 20-метровая береговая зона вообще защищена от любых построек и перекрытий. Она должна сохранять свой природный вид.

Сейчас жители Токсово ведут борьбу за берег озера Вероярви – компания «Хонка-парк» планирует построить на берегу коттеджный поселок.

Река Вуокса в районе поселка Лосево, озера Суходольское, Комсомольское, Медное частично перекрыты для общественного доступа. Практически лишены нормального отдыха на берегу жители Рощино, у разлива реки Рощинки. Здесь на 20 тысяч жителей оставлено три небольших прохода к воде.

От жителей закрывается и берег Финского залива, что для любителей водно-моторного спорта настоящее бедствие. Территория на южном берегу залива, которая в течение 30 лет обустраивалась силами Петергофского водно-моторного клуба, должна отойти инвестору под застройку.

«Сейчас все неэлитные клубы находятся под дамокловым мечом. Нас вытесняют с береговой линии, отнимают участки, которые мы занимали десятилетиями, исправно платя за аренду», – говорит Олег Канаев, глава клуба.

Заплатил штраф и живи дальше

«Бум захвата озер начался с конца девяностых, но тогда мы не представляли, что он достигнет таких масштабов», – говорит Ирина Андрианова.

По словам Дмитрия Афиногенова, юриста центра общественных экспертиз «ЭКОМ», территория с береговой линией действительно могла быть продана в собственность до 2006 года. Однако действовал Водный кодекс, по которому 20-метровую зону перекрывать запрещено.

В 2006 году в Земельный кодекс вошли поправки – пункт 8 статьи 27 исправил ситуацию и запретил продавать 20-метровую зону.

«Даже если участок был куплен до 2006 года, перекрывать доступ к воде владелец не имеет права. Водный кодекс это регламентирует. Владелец обязан оставить бесплатную и свободную территорию у воды – так называемый сервитут – полосу шириной 20 метров.

Исключение – оздоровительные базы, лагеря, которые получили это право еще в пятидесятых годах, при другом законодательстве», – объясняет Дмитрий Афиногенов.

Однако на практике дела о закрытии доступа к воде редко доходят до суда, а если и доходят – никто не рушит заборы. Владелец просто платит штраф и живет дальше.

Кусок берега за 9 миллионов

Сергей Морозов, начальник департамента природопользования и экологической безопасности Ленобласти, в телефонном разговоре с корреспондентом «МР» сравнил нарушения Водного кодекса с нарушениями правил дорожного движения: все их знают, но не выполняют.

Причина, на его взгляд, в низких штрафах – от 500 до 2000 рублей. Повысить их правительство области не может – это прерогатива федеральной власти. Об усилении ответственности пока никто не задумывается.

«Мы проводим выезды, составляем протоколы. Если нарушение неоднократное – пытаемся действовать через суд, например лишить аренды земельного участка». Но пока борешься с одним владельцем коттеджа, появляется другой нарушитель, вздыхает чиновник.

Владимир Иванилов, прокурор природоохранной прокуратуры Петербурга и Ленобласти, передал корреспонденту «МР» через секретаря, что разговаривать на эту тему ни ему, ни его сотрудникам некогда, и предложил перезвонить недели через две.

В Управлении Росприроднадзора на запрос движения «Против захвата озер» ответили, что с 2004 года Управлением выявлено всего 11 случаев самовольного захвата прибрежных полос, тогда как у самого движения их уже сотни.

И это не предел: продажа коттеджей на берегу озер рекламируется все чаще.

Корреспондент «МР» позвонила в одну из самых крупных компаний-застройщиков, представившись покупательницей, желающей приобрести коттедж у воды, с частным доступом. Операторы напомнили, что по закону это запрещено, но «варианты можно найти».

И тут же предложили участок в 25 соток за 8 миллионов 242 тысячи рублей или 35 соток за 9 миллионов 850 тысяч на озерах Карельского перешейка.

Бороться с застройщиками можно

На сегодня есть действенный способ защитить водоемы – присвоить им природоохранный статус. Что и пытаются сделать сейчас с берегами Вероярви.

По словам Дмитрия Афиногенова, жителям нужно активно обращаться к местной власти, добиваться поддержки муниципальных образований, которые имеют право инициировать создание природоохранной зоны с запретом на застройку.

Куда обращаться

Каждый, кто видит забор около озера, может написать в прокуратуру данного района, сославшись на статью 6 Водного кодекса.

http://vkontakte.ru/board.php?id=357750 – группа движения «Против захвата озер», которая создает карту захваченных берегов, чтобы использовать ее в общении с чиновниками.

http://www.ecom-info.spb.ru/themes/index.php?id=58 – информация о захвате береговых линий.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 839

Все опросы…