Общество

«О чем бы я спросил у деда»: итоги акции

9 мая 2011 01:00
версия для печати
«О чем бы я спросил у деда»: итоги акции

День Победы: 30 вопросов от читателей и 20 ответов фронтовиков – о самом важном.

Подробнее об акции

Вопросы

  • - Как на самом деле все было? Не так, как показывают по телевизору?
  • - Что можно было бы изменить, чтобы всего этого избежать?
  • - Скажи, дед, как воспитывались такие люди, которые воевали не только за свои интересы, а еще за счастье того парня, вон той девушки…
  • - Скажи мне, дед, отчего ты, кавалер трех орденов Славы, герой-победитель, въехавший в Берлин на своем танке, после войны беспробудно пил горькую 50 лет?
  • - Если бы ты знал, что умрешь на этой войне, ты бы все равно пошел воевать?
  • - Когда думал о смерти, видел смерть, что тебе казалось самым важным? Думал ли ты, что что-то будет потом? Что кто-то смотрит на тебя? Верил ли? Молился ли?
  • - Хотелось ли иногда оспорить приказ командира?
  • - Было ли что-то такое, чтобы когда совсем страшно и плохо, не сойти с ума?
  • - Как вы заставляли себя идти в атаку? Ну, чтобы идти под пули и взрывы бомб - что нужно с собой сделать?
  • - Как часто вы мылись, что делали с вшами и блохами? И что говорили немцам первым делом?
  • - Чем я могу тебе помочь? Чего ты боишься в жизни после всего пережитого?
  • - Мой дед контуженный и с осколком в ноге работал на добыче камня сразу после войны. Бабушка тоже работала там же, адский труд, двое детей, никакого тебе центрального отопления и горячей воды. При этом они жили очень дружно, любили друг друга. Как они все это выдерживали?
  • - Как тебе удалось завоевать сердце бабушки?
  • - Если бы в твоей жизни не было войны, какой бы она была?
  • - Что такое любовь?
  • - Ты гордишься мной?
  • - Дед, ты шел в атаку за Родину или за Сталина? Разделял ли ты эти понятия тогда? И еще: дед, за что тебя расстреляли сразу после войны? Что такого крамольного ты, фронтовик, мог сказать или сделать?
  • - Как относился ты к местным на "мирных" территориях и как к тебе? Как "набирались" храбрости перед боем?
  • - Дед, любил ли ты бабушку так, как она любила тебя? Встретились ли вы с ней хотя бы после ее смерти? В твою она не верила, до самых 80-х надеялась, что ты потерял в результате ранения память - даже после того, как сыновья нашли тебя в братской могиле под Смоленском. Ведь ей написали, что ты без вести пропал.
  • - Дед, как ты, костромич, оказался в блокаду в Ленинграде, что было с тобой до того, как ты оказался в могиле №9 на Пискаревке?
  • - Что чувствуешь, когда идешь по земле врага - вот едешь на танке, врываешься на землю поверженных. Каково это, по впечатлениям?
  • - Разделял ли ты людей, сидящих с тобой в одном окопе, по национальному признаку?
  • - Ты воевал против фашистов или против немцев?
  • - Скажи мне, дед, как ты думаешь, случись сейчас война - смогло бы наше поколение так самоотверженно сражаться, не жалея себя, и победить не смотря ни на что?
  • - Моя прабабушка так и прождала своего сына, Евгения, у окна коммунальной квартиры на Фонтанке, надеясь, что он все-таки вернется с фронта... Ходили слухи, что Евгений попал в плен к немцам, а после плена ему власти не разрешили повидаться с близкими. Сколько мы не пытались что-нибудь узнать о его судьбе, но, увы... Почему многим людям, побывавшим в плену, не позволили встретиться с родными, не позволили даже написать письма?
  • - Мой дед погиб в шталаге (концлагере для солдат) в Германии в январе 1942 года. Если бы мне довелось поговорить с ним, я бы рассказала, что его двоих детей моя бабушка, пережившая блокаду, одна подняла на ноги. Что его дочка – моя мама, пережила немецкую оккупацию, выросла, выучилась, родила нас сестрой. И до самой смерти не могла без слез слушать песню «Журавли» в исполнении Марка Бернеса. А спросить мне очень хочется у сотрудников Министерства Обороны, почему нельзя было сообщить семье, что их отец и муж погиб в Германии! Ведь его карточка военнопленного с нашим домашним адресом попала в архив МО в 1947(!) году.
  • - Скажи, а когда GPS не было, вы как ориентировались?
  • - Как было с сексом на войне?
  • - То, каким вас показывают в кино и то, какие вы были в жизни – отличается?
  • - Только честно: не хотелось ли сбежать, когда воевали и возвращались домой по Европе? Не чувствовали вы тогда, что загнется коммунизм?
  • - Говорят, европейским женщинам вы не нравились как мужчины?
  • - Большинство "военных" песен, которые мы знаем, пошли в народ из фильмов, после войны. А что на самом деле пели на фронте? И были ли вправду такие моменты, когда люди на войне пели?

 

Ответы

Про реабилитацию

«Дмитрия мы нашли в 48-м, но он так и не понял, что мы его родные. Нашли его через военкомат, он вернулся живой, а радости мало... Горел в танке, был контужен - почти всю жизнь провел в психиатрической больнице... Но и там всегда отмечал День Танкиста. Приходил в себя и в такие часы - был хороший механик - мог собрать любую машину. Но потом на этой машине изображал из себя танкиста – привязывал к ней оглоблю, и вроде у него танк, а он стреляет...» - Валентина Ефимовна Гурович, медсестра.

Про любовь

«Однажды я проверял линии связи - чтоб телефонистки не спали. На пятой станции наводки дежурила Галина. Ну, обычный служебный разговор – как связь, как чего. Что мне в голову тогда ударило? Начали болтать. Еще раза два, когда дежурил, разговаривали. Так вот по телефону и познакомились. Женились – я в гимнастерке, в форменных брюках, она в платье армейского образца и в кирзовых сапогах» - Добрицкий Ярослав Карлович, солдат-наводчик зенитного орудия.

Про "каково убивать"

«С немцами конкретно мы не сталкивались. Я, например, только с самолетами. Сколько мы их сбили – не знаю. Потому что если самолет подбит, он все равно еще летает некоторое время. Но три самолета, сбитых нами, я видел» - Ярослав Карлович Добрицкий.

Про быт

«Спали мы всегда одетыми и с винтовкой у изголовья. Дежурства, дежурства, дежурства. Только умоешься – и опять дежурить! Бывает, только выкопаешь землянку – а там уже вода, лягушки. И болели, и температура была, и по-женски… Ничего не давали – ни ваты, ничего вообще. Вспоминать – вот так тебя корежит» - Галина Евстафьевна Добрицкая, телефонистка.

Про голод

«Кушать нечего было – ну, мы взяли мыло и пошли в Кузьмолово к бабулям менять на еду. Они нам дали картофельной ботвы, в котле ее и сварили» - Галина Евстафьевна Добрицкая.

Про страх

«Раза три, по крайней мере, я был на волоске от смерти. Однажды выбегаю из своего общежития на Лесном, слышу свист – половина нашего дома рухнуло. Я только лег на землю – забор надо мной пролетел, осколки над головой свистели. Короче говоря, не только та сторона улицы на Невском была опасна – многие улицы были опасны» - Вениамин Васильевич Волков, генерал-майор медицинской службы

Про гигиену

«В бочках на хвойных ветках готовили отвар – для профилактики цинги, авитаминозов. И каждый солдатик и офицер должны были принимать этот хвойный напиток. И такого же типа бочки использовались, чтобы парить белье» - Вениамин Васильевич Волков.

Про отдых

«Можно, скажем, помыться, отдохнуть – да нельзя, потому что приказ гнать. Потому что если ты отдыхаешь – и противник отдыхает. Поэтому для меня лучше всякой постели была грязная дорога. Когда говорили «Привал» - плащ-палатка, и ты прямо в грязь ложишься и сладко дремлешь, пока не скажут «Подъем»» - Вениамин Васильевич Волков.

Про Родину и Сталина

«Шли ли мы в атаку за Родину или за Сталина?.. Да чушь – разорвать эти понятия. И потом, мы все как-то чувствовали сталинскую заботу» - Вениамин Васильевич Волков.

Про приказы

«Чтобы не выполнить приказ - у меня такой мысли не было. Глупых приказов я не получал никогда. Помню случай, когда командир полка – на марше, не в бою – обходя свой полк, проверял готовность. У солдата взял автомат, посмотрел – а там чуть ли не пауки паутину плетут. И он расстрелял этого солдата на месте, но и сам отправился в штрафной батальон» - Вениамин Васильевич Волков.

Про штрафбаты

«О штрафбатах пишут и фильмы снимают – не видел я их! Хотя прошел от Волги до Дуная, они где-то и существовали в каком-то мизерном количестве» - Вениамин Васильевич Волков.

Про войну

«Вероятно тем, кто не воевал, трудно представить жизнь на войне: она складывалась из фрагментов относительно мирной жизни, когда где-то передышка, когда и о мытье, и о письмах можно подумать» - Вениамин Васильевич Волков.

Про спиртное

«У нас были фронтовые сто грамм – и не больше. Причем не каждый день полагалось, а перед какими-то ответственными боевыми моментами. Сто грамм для молодого мужчины – это совсем чуть-чуть (смеется)» - Вениамин Васильевич Волков.

Про воспитание

«Сомнений в том, что надо любить Родину и защищать ее всячески, ни у кого не было. Так был воспитан наш народ. Это слово «народ» я бы к нынешнему народу даже не мог применить: он настолько пестрый, этот наш теперешний народ. У нас тогда одинаково стыдно было быть богатым и ковыряться в мусоре» - Вениамин Васильевич Волков.

Про плен

«Я знаю двух человек, которые попали в плен, но бежали оттуда и вернулись в свою часть. Приняли их – и все. Но тех, кто плотно попал в плен – тех обязательно проверяли. Люди же очень разные. Мы иногда на Украине видели виселицы, где наших партизан вешали. А иногда на освобожденных землях так же висели полицаи. А некоторые наши солдатики женились на немках, потом трудности были в оформлении этих отношений» - Вениамин Васильевич Волков.

Про людей

«В Германии, когда бежали люди с чемоданами из города, наши солдаты у них отнимали кое-что. Не по приказу, а от обиды, что те наших обижали» - Двойнова Клавдия Алексеевна, ефрейтор воздухоплавательного дивизиона артнаблюдения.

Про любовь

«Врач была в санроте молодая. Я лежу, а война идет, наши подверглись очень сильной танковой атаке, одна батарея просто погибла под танками. А как я могу, зная это, оставаться в госпитале? Рана еще не зажила, я начал собираться на фронт. Врач посмотрела, сорвала болячку и наложила новую повязку – и я уже не смог уйти. Уверен – если бы она так не поступила, я бы погиб в том пекле. Очень мы с ней дружим, правда, не поженились. У нее своя семья, дочь, внуки. Но у нас все равно любовь крепкая, неразлучная. Вот когда начинают делить дружбу и любовь, я этого не понимаю. У нас и любовь и дружба – неразрывны» - Анатолий Алексеевич Бобриков, командир дивизиона.

«Забирали нас из Ленинграда 128 девушек. А вернулись только 18. Это не потому, что все погибли, а потому что демобилизовались. Встретили своих мужчин и забеременели» - Двойнова Клавдия Алексеевна, ефрейтор воздухоплавательного дивизиона артнаблюдения.

Про песни

«Не до песен было. Может быть, в тылу где-нибудь и пели, а я воевал на переднем плане, там песен петь не приходилось» - Анатолий Алексеевич Бобриков.

«У нас был хор небольшой. А если отдых выдавался дня на три хотя бы, мы даже пьесы Чехова ставили. Я в «Медведях» играла вдову. А вообще я всегда пела. Еду за рулем, пою, бомбежка вокруг, а я романсы Шульженко пою» - Смелкова Лидия Григорьевна, рядовая, водитель.

Про задания

«Мы всегда помнили о том, что можем не вернуться: вокруг пули свистят, снаряды рвутся. Это жизнь все время под гнетом сознания смерти. Чувство это не заедает, к нему привыкаешь. Возникает какая-то психологическая защита» - Анатолий Алексеевич Бобриков.

Про Бога

«Я неверующий человек. Но в критической ситуации, когда вот сейчас ты живой, а скоро тебя не будет, кроме Господа Бога обратиться не к кому.

В национальных дивизиях было такое: вот дивизия из Узбекистана прибыла, наступают, пошли в атаку. По ним немцы стреляют. Убьют одного, а вокруг кучка собирается и начинают кланяться, молиться. А немцам это на руку - и всех постреляли. Нет, обряд на войне совершенно не нужен» - Анатолий Алексеевич Бобриков.

Про кино

««Курсанты» - это же памфлет! Я сам был курсантом четыре месяца во время войны, нам на ужин на 10 человек на противне подавали морковку, по две ложки на нос. А в фильме – и воровство, и любовь, просто чушь собачья. Вот "Они сражались за Родину"- это настоящая война. Здорово похоже» - Анатолий Алексеевич Бобриков.

 

Спрашивали: Александр Малинин, Сергей Шакунов, Ирина Кравченко, Евгений Иванов, Олег Ироишвили, Юлия Шафорост, Анна Овчинникова, Мария Андреева, Ирина Яровая, Татьяна Морозова, Наталья Кузнецова, Валентин Северский, Андрей Доломан, Анна Теплякова, Валентина Шаганова, Юрий Гнездилов, Максим Кузнецов, Полина Малышева, Алексей Седов, Евгения Силантьева, Михаил Гадомский, Элеонора Бойцова, Евгений Боровиков, Алина Сасова, Иван Ярошецкий, Екатерина, Максим, Вальтер. Все вопросы читателей.

Отвечали: Добрицкий Ярослав Карлович, солдат-наводчик зенитного орудия; Добрицкая Галина Евстафьевна, телефонистка; Вениамин Васильевич Волков, генерал-майор медицинской службы; Валентина Ефимовна Гурович, медсестра; Анатолий Алексеевич Бобриков, командир дивизиона; Двойнова Клавдия Алексеевна, ефрейтор воздухоплавательного дивизиона артнаблюдения; Смелкова Лидия Григорьевна, рядовая, водитель.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter





Лента новостей

Проверь себя

Нужно ли передавать Исаакий РПЦ?

Проголосовало: 4846

Все опросы…