Новости читателей

Ночь, когда музеи не спят

24 мая 2011 12:36
версия для печати
Ночь, когда музеи не спят
В этом году я изменила своей привычке спать по ночам и не посещать массовые мероприятия, отправившись на широко разрекламированную Ночь музеев. Впечатлений получила массу, но отнюдь не от соприкосновения с музейными ценностями.

Если основная цель мероприятия – приобщение к посещению музеев молодежи, то она с блеском достигнута.

Толпы студентов, школьников и юных влюбленных парочек с пивом в руках осаждают вход в Музей гигиены и прочие «малые» храмы муз, о существовании которых многие из них еще вчера и не подозревали, а в обычный будний день наверняка прошли бы мимо.

Впрочем, эти же привлеченные рекламой толпы, образующие гигантские очереди, рушат основной принцип благого начинания – по одному билету фиксированной стоимости ты можешь посетить большое количество открытых в эту ночь музеев. На самом деле, даже несколько выбранных из программы музеев посетить крайне сложно.

В аптеку доктора Пеля очередь стояла от Большого проспекта. Над толпой носился слух:

- Каждые 15 минут пускают по 30 человек!

Прикинув, что в лучшем случае ждать придется часа три, мы рванули на Петроградку. Пока стояли в очереди на вход в Ботанический сад, стемнело.

Шагая меж клумб и подталкиваемая сзади в спину спешащими на долгожданную ночную встречу с корнеплодами гражданами, я то и дело чувствовала, что невольно топчу ногами какие-то колючие кустарники. Очевидно, вечнозеленые – в темноте не разберешь.

- Сфоткайте меня рядом с этой еврейской елью! – требовательно кричала барышня нежного возраста.

Когда просьба ее была исполнена, я наклонилась к табличке, чтобы узнать, что же это за ель такая еврейская, оказалось – европейская.

В Ботаническом музее было людно. Навстречу попался пожилой седой биолог, мне показалось, что волосы на его голове шевелятся. Приставленные к особо ценному экспонату два сотрудника музея каждые две минуты жалобно взывали к толпе:

- Не трогайте руками! Зачем вы это делаете? Пожалуйста, не надо! Пожалуйста…

На часах было 01:30. Мысленно пожелав им сил продержаться до 6 часов утра – официального времени окончания битвы, я спустила на первый этаж. Там стояла не менее внушительная очередь в туалет.

Эта очередь сталкивалась с другим потоком людей – тех, кто, желая сэкономить время, пробирался в Ботанический музей через черный ход. Активированная рекламой любовь к высокому в действии.

- Здесь начинается экспозиция грибов? Можно начинать осмотр? – на ломаном русском вопрошал гость нашего города.
- Здесь, здесь! – ржала ему в лицо нетерпеливо переминающаяся с ног на ногу очередь.

В оранжерею мы так и не попали. Была там днем, любопытно было бы побывать и ночью, но я не настолько люблю кактусы, чтобы стоять часа три в уходящей в темноту очереди на улице. Покидая сад, мы наткнулись на группу девиц: вытоптав газон, они устроили фотосессию с каким-то удивительной красоты цветущим кустарником.

- Зато поссали! – слышалось со всех сторон от выходящих из сада молодых людей.

В музей петербургского авангарда очереди не было, хотя внутри не протолкнуться. В кресле у входа крепко спала девочка лет шести. Малевич, Матюшин и прочие авангардисты, равно как и пришедшие по их творчество современники, не тревожили ее крепкий сон.

Я тоже зевала и мечтала о теплой постели, а если честно – проклинала себя за то, что купилась на рекламу. Все эти музеи можно посетить в обычный день, без ажиотажа и показухи.

- Не спать! – скомандовал проходящий мимо дядька.

Очень хотелось вернуться домой, но это было как-то неспортивно.

Музей Сергея Мироновича Кирова предусмотрительно закрыл свои двери еще в 23.00. Повсюду стремительно росли горы банок, бутылок и хабариков. Маленькие урны явно не справлялись с непрерывно производимыми отходами вышедших на тропу культуры горожан.

С другого района города знакомые, передвигающиеся по жизни на джипах, радостно сообщали:

- Два часа стояли в музей горэлектротранспорта, 5 минут прокатились на трамвае!

В Планетарий очередь стояла такая, что казалось: проще дождаться эры космического туризма. А вот предутренний зоопарк порадовал.

Белый мишка сладко спал на боку, подложив под голову переднюю лапу и вытянув задние. Ему совершенно не мешали громкие возгласы из толпы:

- А нас в армии тоже звали «белыми медведями!», - надрывался один из зрителей.

В террариуме, прижавшись носами к стеклу, мы с мелким экзотическим крокодилом долго гипнотизировали друг друга взглядом, пока до меня не дошло, что возможно измученная ярким светом и вниманием рептилия просто спит с открытыми глазами.

Возле одной из клеток я увидела разговаривающую с собой женщину. Она твердила одну фразу: «Ну, открой глаза, я же знаю, что ты не спишь». Подойдя ближе, я поняла, что она не сошла с ума, а просто пытается разбудить дремлющую у самой решетки рысь.

Когда над зоопарком раздался утренний крик петухов, подобно Хоме Бруту я испытала настоящее облегчение.

Обратный путь по Александровскому парку пролегал сквозь горы мусора. Перешагивая через эти завалы, я думала, что если ты по-настоящему любишь музеи, в эту ночь надо сидеть дома.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 276

Все опросы…