Что происходит в Белоруссии

24 июня 2011 20:07
версия для печати
Что происходит в Белоруссии
Правду ли россиянам показывают по телевизору? – мы попросили белорусов рассказать о том, чем живет их страна сегодня.

Разговор о белорусском кризисе у торговых палаток

- Что у вас в Белоруссии творится? – заглядывает в торговую палатку покупательница. В ответ продавец вздыхает. Такие вопросы на белорусской ярмарке, проходившей возле СК «Юбилейный», он слышал регулярно.

Длинный ряд торговых палаток с белорусскими флагами на тротуаре. Продается все: от мясных продуктов до носков. Покупателей достаточно: кто-то, возвращаясь домой с работы, прикупает продукты на ужин, кто-то целенаправленно приходит на ярмарку: в какой-то степени белорусские товары уже бренд.

За палатками стоят автомобили белорусов, на которых они прибыли в Петербург. В окне одной машины видно одеяло – некоторые торговцы ночуют прямо в авто. Кто-то делает это из-за экономии, кто-то не хочет оставлять товар. Остальные спят в гостиницах, хотя есть и такие, кто ходит на ночные экскурсии.

О последних событиях в родной стране белорусы рассказать не могут – некоторые уехали из дома уже две-три недели назад. «Подорожали продукты, - сетует продавщица Светлана. – Но на прилавках есть все. С апреля поднялись цены на топливо: с 2200 белорусских рублей за литр дизельного до 4900. Правда, квартплату пока не подняли». По словам белорусов, цены повысились в два-три раза. Женщины приводят близкий им пример: краска для волос стоила 8-10 тысяч белорусских «зайчиков», сейчас – 24-30 тысяч. Цена лака «Прелесть» была 6 тысяч, сейчас его можно приобрести за 16 тысяч белорусских рублей.

«Платье стоит 1900 рублей», - отвечает Светлана на вопрос подошедшей покупательницы, и уже на наш: «Как народ относится к Лукашенко? Есть категория населения, которая всегда могла сопоставить то, что говорит президент, и что он реально делает. Из моих знакомых, например, нет ни одного человека, который бы за него голосовал. Я - самодостаточная женщина, у меня нет богатых родственников и поклонников, зарабатываю своим трудом. Но многим по-настоящему тяжело, – у меня бухгалтером работает пенсионерка. Ей 78 лет…

В другой торговой точке продавщица отказывается рассказать об экономическом кризисе. «Я лично своим президентом очень довольна, - заявляет она, хотя вопроса о Лукашенко не прозвучало. – И буднично, и празднично я за него молюсь. Он у нас справедливый, честный. Знаем, что если дети в армию пошли – обязательно здоровыми вернутся. Ну, цены поднялись, топливо», - под конец заключает она. Торопится, ей нужно складывать товар – уже начало десятого.

К машинам идут две продавщицы. Спрашиваю у них, как обстановка в Белоруссии. Одна говорит, что нормальная. Вторая удивляется словам подруги: «Как нормальная?!», на что та замечает: «Войны же нет».

Молоко дешевле воды, в обменники – по списку

Андрей Бастунец, зам.председателя Белорусской ассоциации журналистов:

Деньги. Девальвация белорусского рубля стала следствием предвыборных популистских мер. Глава государства поставил задачу довести к концу года среднюю зарплату до 500 долларов, что и было сделано - приблизительно с 300 долларов на начало 2010. Рост необеспеченной рублевой массы на руках и привел к валютному и потребительскому кризису: люди начали скупать товары, драгоценности, валюту. После тщетных попыток изменить ситуацию Нацбанк Беларуси обвалил рубль на 54,4%. С начала года девальвация составила 71 процент к валютной корзине. При этом многие товары (особенно импортные) резко подорожали. Периодически возникал ажиотаж, когда товары сметались с прилавков, - сахар, подсолнечное масло и т.д. и т.п. Очень серьезно подорожали… памперсы, что стало серьезной проблемой для молодых семей. На некоторые товары цены держат искусственно: в Интернете появились расчеты, что молоко стоит дешевле воды.

Почти не подорожали только вино-водочные изделия белорусского производства, российское пиво увеличилось в цене почти в два раза.

Сейчас дефицита как такового нет. Пропали какие-то отдельные товары – например, картриджи в фильтры для очистки воды не найти.

Бензин. После очередного подорожания провели самую, пожалуй, громкую акцию «Стоп-бензин», участие в которой приняли сотни автомобилистов. После чего цены на бензин – по прямому указанию А.Лукашенко – были несколько снижены. Что, к слову, показывает возможности власти давить на топливные компании (впрочем, как и на все остальные работающие на белорусском рынке: лояльность - во всех отношениях - является одним из главных условий серьезного бизнеса здесь и сейчас).

Границы. Одновременно со снижением цен были введены запретные меры на вывоз топлива из страны. В первые дни в некоторых регионах вообще не выпускали автомобилистов, которые выезжали за рубеж в течение 5 дней до того. Это привело к волнениям в Гродно – водители,которые жили за счет приграничной торговли, перекрыли пограничный переход. Границы открыты, но ограничен объем вывозимых товаров – сигарет, мяса, техники и т.д.

Батька. Знакомая рассказала: ее соседка всю жизнь голосовала за Лукашенко. В прошлом году ей в наследство досталась квартира отца. Она ее продала (разумеется, за валюту, как в Беларуси и осуществляются практически все сделки по продаже/покупке недвижимости, - что само по себе показатель), половину денег отдала сыну, а половину разменяла на белорусские рубли и положила на рублевый депозит, польстившись на проценты и заверения, что девальвации не будет. На сегодня она потеряла (и это с учетом «накапавших» высоких процентов) больше трети, если перевести в долларовый эквивалент. Разговоров про свой выбор теперь избегает… «Обесценивание» рублевых вкладов вряд ли поднимает рейтинг президента у населения.

Революция. В последнее время и в Беларуси резко возросла активность в социальных сетях с антилукашенковскими лозунгами. Они используют в названиях слово «революция», но вся их «революционная» деятельность заключается в призывах выйти на площадь. В первую среду в Минске вышли 100 человек – просто стояли и молчали. Через неделю уже 500. Более 100 схватили, но вскоре выпустили – потому что инкриминировать им было нечего. Тогда спецслужбы пошли другим путем: изучают сообщества, вызывают людей и «проводят с ними работу». Возможно, поэтому люди стали выходить из этих групп.

15-го июня в центре Минска собралось уже, по некоторым данным, от 4 до 8 тысяч человек, аналогичные акции состоялись и в других городах Беларуси. В эту среду , чтоб не дать людям собраться, перегородили Октябрьскую площадь, закрыли выходы из метро, оцепили близлежаший сквер...

Интернет. Социальные сети пока не закрыты. Но за год было принято несколько законов, регулирующих работу Интернета в Беларуси. Часть сайтов попали в черный список – на них невозможно выйти из госучреждений и предприятий, только с частных точек. В этом списке, например, находится сайт, названный по имени экс-главы Нацбанка Прокоповича - это площадка, где люди договариваются об обмене валюты. Собственно сам обмен идет в официальных точках, но там очереди в 200-300 человек, списки и т.п.. По предварительному же договору один сдает - другой тут же покупает, разницу с официальным курсом доплачивают потом. В Беларуси ведь все расчеты по арендной плате, крупным покупкам идут в долларах.

Возможно ли такое развитие событий в России?

Вадим Капусткин, доцент экономического факультета СПбГУ:
- В чем причина такой экономической ситуации в Белоруссии? Ошибка властей достаточно типичная – желание создать видимость благоприятной обстановки перед выборами. Власти подняли выплаты пенсионерам, работникам бюджетной сферы. При этом сдерживался рыночный курс белорусской валюты. А после выборов уже не было необходимости этого делать, поэтому так «скакнул» доллар. Нельзя расходовать больше, чем можешь заработать – простое экономическое правило.

Похожая ситуация была в России в 1996 году во время предвыборной компании Бориса Ельцина. Тогда были необоснованно увеличены расходы бюджета, именно поэтому произошел дефолт 1998 года. Но если наше государство тогда занимало средства в основном на внутреннем рынке, то Белоруссия – на внешнем. Кроме того, нестабильная ситуация в экономике у нас длилась дольше, чем в Белоруссии сейчас.

На данный момент наш валютный резерв – более 500 млрд долларов, у Белоруссии на два порядка ниже. У нас более благоприятная конъюнктура рынка – сейчас дорожает нефть и газ, которые покупает Белоруссия, а Россия продает. Кроме того, в нашей стране сейчас достаточно сбалансированный бюджет, дефицит небольшой, возможно, он даже в конце года сойдет на нет. Поэтому в России невозможна ситуация, которая на сегодняшний день сложилась в Белоруссии».
 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 833

Все опросы…