Эксперт: почти в каждой стране Европы есть крайне правые радикальные и экстремистские партии

27 июля 2011 19:37
версия для печати
Эксперт: почти в каждой стране Европы есть крайне правые радикальные и экстремистские партии
По просьбе "МР7" доктор политических наук, профессор по кафедре социологии, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ Игорь Барыгин рассуждает о радикальных, экстремистских и националистических движениях в Европе


- Как вы считаете, какой характер носят действия Андерса Брейвика?

- Действия Брейвика носят религиозно-националистический характер. В одном из отрывков его политического памфлета была фраза о том, что «мы должны быть крестоносцами». Вы представляете, что это такое? Война между восточной и западной культурами, подчеркнутый крах мультикультурализма. При этом поведение Брейвика парадоксально: он убивает людей, которые носят крест. Скорее всего, чтобы этим поступком привлечь к себе внимание.

Кто стоит за Андерсом Беринг Брейвиком, и стоит ли кто-нибудь, вряд ли кто-то в мире может сказать сейчас однозначно. Идёт следствие, до его окончания прямых доказательств наличия такой организации нет. Заявления самого обвиняемого противоречивы. Первоначально он говорил, что действовал в одиночку, позже изменил эти показания и сказал, что в организации есть ещё две ячейки, которые могут действовать самостоятельно.

Известно, что он был членом террористической группы, созданной в 2002 году, целью которой было воссоздание Ордена тамплиеров для борьбы с мусульманами в Европе. В своем 1500-страничном манифесте он заявлял о существовании 80 взаимосвязанных ячеек террористов правоэкстремистского толка во всем мире. По косвенным материалам, анализируя список рассылки, по которым Брейвик за несколько часов до взрыва разослал своё заявление и манифест, можно говорить о существовании некой сетевой структуры правоэкстремистской направленности.

- В Норвегии существуют радикальные партии?

- Да, могу выделить две крупные радикальные партии, заявляющие о том, что они основывают свою политику на радикальных христианских ценностях: «Партия прогресса» и «Христианская народная партия». При этом большинство экспертов к радикальным относят только «Партию прогресса». Она характеризуется радикальными идеями в вопросах традиционных ценностей, европейской идентичности и, кроме того, занимает очень жесткую антиэмиграционную и антимусульманскую позицию. Является второй по значимости партией страны. А. Брейвик был её членом. По исследованиям, в 2009 году «Партию прогресса» готовы были поддержать 30% населения страны. Сейчас ее сторонников не стало меньше.

Кроме того, в Норвегии существуют радикальные политические движения, которые объединяют антимусульманскую и антиэмиграционную политику с христианской идеологией - например, «Норвежский антиджихад».

- Какие крупные радикальные партии можно назвать в Германии и Франции?

- На самом деле практически в каждой европейской стране есть крайне правые радикальные, экстремистские политические партии, организации и группы. При этом нужно понимать, что в политическом контексте радикалы – это партии или организации, которые призывают изменить конституцию страны. Экстремисты – те, кто призывают действовать неконституционным путем.

Во Франции существует крупнейшая праворадикальная партия в Европе – «Национальный фронт». Она была создана в 1972 году Ж.-М. Ле Пеном, с 2011 года лидером организации стала его дочь Марин. Возникновение партии было связано с возрастающим числом мигрантов во Франции, основная идея объединения - «Французы сначала»: приоритеты во всех сферах жизни, в первую очередь, касающиеся рабочих мест. Представителей партии можно назвать и националистами – по их мнению, законодательство Франции должно быть приоритетно перед законодательством Евросоюза. В сторонниках Ле Пена много антисемитов и ксенофобов, тех, кто не терпит афроевропейцев. В 2002 году представитель этой партии стал вторым на президентских выборах в стране.

В 1999 году во Франции была создана партия «Национал-республиканское движение». Ее представители считают себя национальными и республиканскими правыми, в парламенте сейчас не представлены. Помимо «Национального фронта» и «Национал-республиканского движения», во Франции есть еще ряд мелких радикальных движений и партий.

В Германии в 1964 году возникла «Национал-демократическая партия» - как неофашистская. В 60-х годах их можно было назвать экстремистами, сейчас – радикалами. Представители этого объединения выступают против утопии просвещения (против демократических свобод), мультиэтнических процессов. Еще в 70-х годах они писали о том, что мультикультурное общество – это общество потерянной культуры. В прошлом году канцлер Германии Ангела Меркель фактически это подтвердила. С начала 80-х годов в Германии существует «Республиканская партия», о ее представителях можно говорить не только как о политических националистах, но и как о бытовых. В их программе заявлено: Германия – это не страна для эмигрантов. А у движения «Немецкий народный союз», созданного в 1971 году как неформальная ассоциация из-за увеличения количества эмигрантов, есть такие лозунги: «Турок ест ваш суп», «Турок работает на вашей работе», «Турок спит с вашей женой». Нужно отметить, что все эти немецкие партии представлены в земельных парламентах.

- Какая ситуация в других странах?

- В Австрии существует «Австрийская партия свободы», она основана в 1956 году как патриотическая партии Австрии. Ее представители выступают за свободу от возможных поглощений. В 1986 году партию возглавил известный радикал Йорг Хайдер, при котором партия достигла серьезного политического влияния в стране. В Швейцарии действует радикальная партия «Швейцарская народная партия», она представлена в парламенте и правительстве.

«Британская национальная партия» выступает (так записано в уставе этой партии) за «воссоздание расового состава Великобритании по состоянию на 1948 год», предлагается депортировать всех нелегальных эмигрантов и выслать на бывшую родину потомков эмигрантов неевропейского происхождения». Кроме того, в Великобритании существуют сепаратистские националистические движения.

В Дании радикальная партия «Датская партия прогресса» выступает против эмигрантов. В Испании существуют радикальные партии «Испанская альтернатива», «Испанское католическое движение», «Испанское молодежное движение» и другие. В Италии также есть экстремисты – «Национальный альянс». Эта партия «осовременила» идеи Муссолини.

В Венгрии есть крупная парламентская экстремистская партия «Движение за лучшую Венгрию», которая претендует на часть территорий Болгарии, Румынии, Молдавии, территории бывшей Югославии. В Румынии, в свою очередь, есть организация «Новые голодранцы», выступающая за захват территорий некоторых государств, в том числе Молдовы.

- Почему в российском парламенте не представлены крайне радикальные партии?

- Наличие таких партий во власти – это элементы демократического управления. Они выходят на официальный уровень, приобретая рычаги власти, чтобы вот такие норвежцы, как Брейвик, не стреляли. Российские институты пока не имеют демократического характера, как в Европе: у нас просто нет такого опыта.

- Какая среда, на ваш взгляд, «вырастила» Брейвика?

- Могу сказать точно – этого человека взрастила среда мультикультурного общества. Его поступок – это бунт против такой системы. Острота проблем, например, в Германии, отчасти проявилась во время визита в марте этого года турецкого премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана. Он призвал своих соотечественников, проживающих в Германии, стремиться к интеграции в немецкое общество, однако избегать ассимиляции. Это заявление Эрдоган сделал в Дюссельдорфе на встрече с 10 тысячами представителей турецкой общины в Германии. По словам турецкого премьера, немецкие турки не должны забывать о своем происхождении. Кроме того, Эрдоган призвал соотечественников в первую очередь обучать своих детей турецкому языку и только потом - немецкому.

Заявления премьер-министра Турции вызвали недовольство в Берлине. Комментируя выступление Эрдогана, министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле обратился к турецкой общине с призывом первым учить все же не турецкий, а немецкий язык.

- Можно ли это назвать примером предпосылки действий Брейвика?

- Безусловно. Напомню, что в прошлом году Меркель уже сама признала крах мультикультурализма (и еще и один парадокс – в памфлете Брейвика была информация о его намерении совершить покушение на Ангелу Меркель). Или еще одна история, которая произошла со мной в 1995 году во Франции. Я работал в одном институте на севере Парижа, после работы сел в метро, мне нужно было сделать пересадку. Я проспал и проснулся почти на конечной станции ветки, где никогда не бывал. В вагоне я был один с белым цветом кожи. В час-пик. Это было непривычно. Теперь я к такому роду «сюрпризам» привык и отношусь без опаски.

- В каких странах, на ваш взгляд, ситуация с межнациональными отношениями близка к конфликту?

- В целом ряде европейских стран. Проблемы в Великобритании, где живет большое количество мусульман. Недавно они предложили, чтобы на территориях, где проживает большинство мусульман, ввести шариатские суды. Соответственно, эти районы могут выпасть из системы контроля государственной власти или структура государственной власти должна поменяться.

Сложные ситуации в Норвегии, Финляндии. К примеру, на последних парламентских выборах в Финляндии радикальная партия «Истинные финны», выступающая против любой формы эмиграции в страну, неожиданно получили 20% голосов населения. С нуля. Это беспрецедентный случай.

На чем основываются националистические настроения в европейских странах? Естественно, на боязни потерять собственную культуру.

- Сложившаяся ситуация в Европе – тупиковая?

- Форма мультикультурализма потерпела крах. Когда во второй половине 60-х-начале 70-х годов эта идея разрабатывалась, предполагалось, что культуры будут взаимодополнять друг друга, произойдет обмен. Этого не получилось. Сообщества не объединились, а, наоборот, создались автономии – но не в рамках государственных границ, а в рамках районов и окраин больших городов.

В конечном итоге вопрос стоит так: «Что вместо мультикультурализма?» Должна быть эффективная система сосуществования разных культур. Какая у нее будет конструкция?

- В таком случае, что сейчас происходит с известной европейской толерантностью?

- Я пока не вижу для нее какой-либо угрозы. Толерантность как культурная практика поддерживается большинством населения европейских стран, вне зависимости от их партийной принадлежности.

- Почему идея мультикультурализма не «заработала» в европейских странах?

- Над этим мы сейчас и думаем. Лично у меня нет другого ответа, кроме банального: политика - удел очень талантливых людей. Чтобы создать идею – люди нашлись, но «исполнителям» ее реализовать не удалось.

- Но ведь есть вероятность того, что в Европе это в принципе было невозможно?

- Вполне может быть.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 844

Все опросы…