Общество

Почему Петербург стал аполитичным городом

26 августа 2011 10:44
версия для печати
20 лет назад отстаивать демократию на Дворцовую площадь вышли сотни тысяч человек. Сегодня на митинги едва собирается несколько сотен петербуржцев. Что способно разбудить гражданскую активность – обсуждали на круглом столе, организованном «МР».

О «тонких местах» в политике Петербурга мы говорили с Николаем Рыбаковым («Яблоко»), Павлом Солтаном («Справедливая Россия»), Анатолием Кривенченко («Справедливая Россия»), Тамарой Ведерниковой (РОТ Фронт) и Андреем Дмитриевым («Другая Россия»).

Представители «Единой России» встречу проигнорировали.

Н.Р.: Народ волнует то, что происходят у них во дворе: уплотнительная застройка, вырубка деревьев, прокладка новых трасс, начиная с ЗСД. Это - Юнтолово, Васильевский остров, площадь Мужества, Светлановская площадь. По всей стране гражданская активность растет вокруг проектов, связанных с ухудшением экологии: Химкинский лес, Байкал и другое.
И, конечно, выделяется из этого списка «Охта-центр». На акции против небоскреба выходили по 3-5 тысяч человек, в Петербурге давно такого не было. Например, по отмене выборов губернатора массовых протестов не было вообще.

П.С.: Это следствие самой глобальной проблемы и в городе, и в стране – монополии власти. Тот же Народный Фронт: как можно говорить о развитии партийной системы, если люди попадают туда добровольно-принудительно? Притом говорится, что они будут участвовать чуть ли не в составлении народного бюджета, а по сути с помощью их голосов решаются свои личные, а не государственные вопросы.

Люди жалуются, но отстаивать свои интересы в суде боятся. Монополия власти - и как следствие – коррупция, которая съедает все.

Т.В.: Максимальная активность жителей города была в 2005 году. Монетизация льгот затронула не только пенсионеров и льготников, но и молодежь. В итоге был пересмотрен бюджет города, бюджет страны, увеличились в разы расходы на социальные нужды. Это говорит о том, что надо довести до отчаяния людей, чтобы вызвать в обществе активность.

А.К.: Сегодня протест обычного человека выражается в том, что он не хочет участвовать в официальном фарсе. Но это на руку власти – чем меньше людей используют единственный шанс выбрать, изменить ситуацию – тем лучше.

Последний яркий факт - выборы муниципальных советов, где выбиралась Матвиенко - всему городу объявляют, что все законно, все хорошо, вчера закончилось выдвижение кандидатов в двух округах, т.е выборы тайные; мы думали раньше, что дальше пойти в беззаконии, которое происходит на выборах, уже невозможно, оказалось – можно.

А.Д.: Две основные проблемы выводили жителей Петербурга на улицу в последние годы: градостроительная деятельность и монополия на власть. Эти вопросы связаны. Кто разрушал город? Кто продвигал «Охта-центр»? Люди из правящей партии, городская администрация. Еще пример: проходили праймериз «Единой России», выбирали кандидатов в депутаты Госдумы. В праймериз участвовала Ольга Слуцкер – один из кандидатов, близкая подруга директора «Газпром Нефти» Дюкова, который продвигал проект «Охта-центра», а сейчас продвигает проект «Лахта-центра», грозящего испортить классические панорамы Петербурга.

Мы отслеживали как проходили праймериз, посылали туда своих волонтеров. Были зафиксированы многочисленные нарушения, адвокат Глеб Лаврентьев подал заявление о том, что праймериз незаконны. В частности та же Слуцкер оказалась в лидерах - человек, который к Петербургу никакого отношения не имеет, живет в Москве, но имеет здесь строительные интересы. Зачем? Для того, чтобы она помогала реализовывать эти проекты: отменять высотный регламент и т.д? Это я только один пример привел, чем чревата монополия на власть.

А.К.: Еще две проблемы можно добавить: снос частной собственности и намыв. Намыв двух новых островов более 400 га и расселение около 200 с лишним частных собственников с побережья Финского залива. Это амбициозный проект. Причем за счет городского бюджета будут построены инженерные сети. Только намывай - уничтожай залив. Для чего и для кого, кто там жить будет? Ясно, что не очередники. Эта проблема пока волнует только жителей прибрежных территорий, но все петербуржцы в воду не смогут зайти на протяжении нескольких лет. Эта проблема пока что волнует только жителей прибрежных территорий, но все жители Петербурга в воду не смогут зайти на протяжении нескольких лет, это точно. Забудет весь город о курортной зоне, о курортном побережье Финского залива.

Н.Р.: Мы оспариваем в суде высотность Лахта-центра, ведь ничего не изменилось - как 40-я статья нарушалась с Охтой, так нарушается и теперь. Это был очень удачный маневр власти - перенести башню в Лахту и сказать: «Ну вы же просили подальше от центра перенести, вон он как далеко уже». Несмотря на то, что никто не предлагал им идти туда, были совершенно другие точки из которых ее, действительно, не было бы видно.

Как только появится Лахта-центр, мы получим огромное количество небоскребов, потому что много заявок уже ждут своего часа.

П.С.: У нас за последние 4 года сложилась пагубная практика, в том числе в ЗакСе, когда важные решения принимаются без обсуждения, буквально - утром вносятся, а через час уже голосование – не посмотреть, не изучить. Голосов всегда хватает, чтобы получить большинство. Они с нарушением принимают проект закона, потом нарушение признается несущественным - и все. Поскольку в регламенте такая норма есть, прокуратура ничего оспорить не может.

Н.Р.: Относительно праймериз: «Единая Россия» имеет право запихать туда эту Слуцкер, и пусть она возглавит хоть федеральный список. Это их дело, лицо их партии, пусть они и решают. Дело избирателей выбирать- надо им это или не надо. По поводу государства - я думаю, мы придем к тому, что будет все больше людей, которые вообще ничего не будут ждать от государства, и чем меньше государство будет вмешиваться в их жизнь, тем лучше.

А.Д.: Не согласен по поводу праймериз. Они изображают единение народа вокруг партии. Мы знаем насколько это серьезная процедура в США. Как долго продолжается, как считают голоса – жесткий регламент и попробуйте его нарушить. А у нас бюллетени увозят считать в приемную Путина, и потом оказывается, что побеждают люди, никакого отношения к Петербургу не имеющие. А потом нам рассказывают о демократии, об игре по правилам.

Самое главное, что по этим праймериз можно понять, как будут проходить выборы в декабре.

В начале 90-х люди хотели свободы, был порыв. А что получили в ответ? Развал страны, шоковую терапию. После этого большинство сказало - больше мы в политику не лезем, все равно ничего не изменится.

Когда к власти пришли люди, которые думают о том, как побольше «спилить» денег, они эту логику транслируют вниз. И теперь даже бедные верят, что все продается, все покупается, что бессмысленно куда-то выходить. В интернете обсуждают «Стратегию 31» – огромное количество людей не понимают, что куда-то можно бесплатно выходить. Для перемен в стране основная проблема – общественная апатия.

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 833

Все опросы…