Культура

Александра Семёнова: Город, который мне приснился

13 сентября 2011 15:40
версия для печати
Александра Семёнова: Город, который мне приснился

Победители Литературной номинации конкурса «Будущее начинается сегодня». Напомним, общегородской конкурс детского творчества организован Группой компаний «ЦДС» при поддержке Комитета по образованию Правительства Санкт-Петербурга и при информационной поддержке газеты «МР».

Александра Семёнова, лауреат номинации "На слово впереди" собрала 140 голосов.

Город, который мне приснился

Это был конец зимы. Мороз спал, и столбик термометра с каждым днём поднимался всё выше. Но прохожие, рыскавшие в зимнем вечернем полумраке , даже ещё не смели мечтать о весне. Огромные хлопья снега падали, казалось бы, с крыш высоких зданий, которых так много в этом городе.

Среди обитателей вечернего города затесалась миниатюрная девочка Яна, шагая домой со скрипкой наперевес.
В этот вечер ей казалось, что весь мир против неё. Что снег, этот мокрый и противный снег, специально летит ей в лицо. Что фонари нарочно светят тусклее и стоят реже, чем обычно. Что каждый прохожий мечтает затолкать её в мокрый и грязный сугроб.

Все её мысли были направлены в эту сторону. Определенно, весь мир против неё.

Глупый день. Никчёмный. Вот досада. В музыкальной школе наша руководительница сказала, что если коллектив в ближайшее время не пригласят ни на один концерт, то его будут расформировывать. А я, понятное дело, не хочу этого. И вообще, я считаю, что это несправедливо. Ведь в этой ситуации ничего от нас не зависит. И получается, что моё будущее зависит от воли случая.

Не люблю этот город. Ненавижу. Вот в нём всё так. К тому-же он некрасив и местами обшарпан слишком сильно для того, что называться «Северной столицей». Эти страшные дома, сверху донизу исписанные граффити. Они меня пугают. Как будто они глазеют на меня своими окошками с грязнющими стёклами, когда я иду по двору. А если не закрыть занавеску, то ночью они могут подглядывать в окно за тем, как я сплю.

Я просто не понимаю, как вообще можно любить город? Город- это несколько миллионов зданий, несколько миллиардов человек и гектары мусора…

С такими мыслями я дошла до дома, скинула с себя вещи и сразу пошла спать.

В ту ночь мне приснилось несколько снов. Первые два-три не несли собой никакой смысловой нагрузки, а вот последнему я удивляюсь и порой ужасаюсь до сих пор.

Я появилась на большой и безлюдной площади. Да-да, появилась. Вот меня не было, а вот я и есть. А на моём плече висит чехол от скрипки. И, судя по весу, скрипка в нём присутсвует.

А площадь была огромна. На асфальте, судя по частичным остаткам краски, по периметру площади когда-то были начерчены квадраты. А в середине этого геометрического единства была мраморная колонна красно-бурого цвета. Прямо напротив меня стояло когда-то прекрасное и пышное здание глубокого зелёного цвета, украшенное белыми колоннами, множеством разнообразных окон и изумрудно-зелёными мраморными статуями, стоящими на верхушках колонн.
Я посмотрела правее. Там была дорога, вся в выбоинах и колдобинах, а по ней ехали редкие, но дорогие на вид машины, не слишком похожие на те, которые ездили за пределами моего сна.

Я повернулась ещё правее. Напротив зелёного здания, так сильно смахивающего на дворец, стояло бежево-песочное здание. А посередине него возвышалась большая, но изящная арка. С неё на меня пренебрежительным взглядом смотрела мраморная женщина с колесницей, в которую запряжена пятёрка коней. И они были готовы сорваться с места, спрыгнуть на площадь и обогнуть кругом одинокую колонну, выскочить на дорогу и убежать вдаль, к стенам бездушных зданий. Я завороженно смотрела на арку, у которой тоже по краям начинала облупливаться краска. Меня целиком охватило чувство дежавю. Где-то я всё это уже видела. Это точно что-то знакомое.

Из арки завернула длинная фигура в чёрном плаще до пола и ярко-рыжей шевелюрой. Фигура быстрым шагом направлялась в мою сторону, уверенно сокращая расстояние между нами.

Когда фигура подошла ко мне, она оказалась молодым человеком. Он широко улыбнулся и спросил:
-Яна?- Его высокий бас дрогнул.

Сам он был худощав и высок, а на вид ему было лет двадцать пять. Его широкое лицо, покрытое редкими веснушками, излучало сияющее добро и открытость, а серые бегающие глаза и руки, теребящие край чёрного плаща, выдавали волнение.

Я кивнула. Он снова улыбнулся.

-Я – Максим. Добро пожаловать…
-Где я?- Спешно перебила его я.
Этот рыжий негодяй ещё шире улыбнулся.
-Добро пожаловать в 2021 год.

Я впала в ступор. Под моими ногами начала образовываться чёрная дыра. У меня, кажется, даже челюсть отвисла.

-Ты… ты шутишь?- Спросила я его дрожащим голосом. Но его ответ меня совершенно не интересовал. И так было ясно, что Рыжий не шутит.
А Максима очень напугал моя реакция. Ещё бы. Я просто стояла напротив него и пыкала-мыкала.
Он сначала растерялся, а потом взял меня за плечи и, смотря мне в глаза, начал трясти, словно яблоньку.
-Янаааа…-Лепетал он, словно не был вдвое старше меня и словно знал меня с самого детства.
–Яна, не забывай, это сон!
Ах, ну да, конечно. Сон. Я же сплю. И он мне тоже снится. И этот город, который я уже где-то видела.
Максим, видно, заметил, что у меня камень с души упал, поэтому решил всё благополучно испортить.
-Яна, это сон, но ты всё равно должна относиться ко всему, что здесь происходит серьёзно. Это необычный сон. Ты же чувствуешь вес скрипки? – Рыжий показал на чехол, висящий у меня на плече.
-Ну даа…-Запинаюсь, задумываюсь. Понимаю, что он правду говорит.
-Но тогда… Что это за город?
Смотрю на Максима. Лицо его сначала выражает негодование. Потом удивление. А потом Рыжий вообще развеселился.
-Неужели, не узнаёшь?
-Нет.- Он начинает смеяться.- Что тут вообще смешного?!- Я на него рассердилась.
Он угомонился. Развернулся к арке и на ходу кинул:
-Пойдём.

Оказалось, что вокруг площади стоит много небольших зданий всё того же песочного цвета, образующих непроходимые лабиринты дворов.

А потом мы вышли на широкую улицу. И шли, и шли. И казалось, что ей нет конца.

Одни здания сменяли другие, множество маленьких мостов с красивыми чугунными перилами, величественные соборы, уютные кафе и яркие рекламные щиты взбудораживали моё воображение. Изредка по дороге ехали диковинные автомобили, а ещё более нечастые прохожие, как и мой экскурсовод, были одеты в плащи до пола.

Несмотря на тёплый уютный свет, лившийся из отверстий во ставнях окон жилых домов и кафе, город производил впечатление заброшенности и неухоженности.

Мы шли по этой улице, местами также исписанной граффити, как и мой город, тоже с облупившейся краской и запылившимися тротуарами, и мне казалось, что мы идём так уже целую вечность. Или несколько вечностей. Впрочем, довольно счастливыми и беззаботными они получились. И нас впереди ждёт ещё несколько…

Изредка я спрашивала Максима о чём-либо, а он широко улыбался, а потом отвечал кратко.

Он даже рассказал мне историю этого города, но, по большей части, всё же говорила я.

-Почему оконные ставни закрыты?
-В этом городе много пыли.
-Почему на улице так мало людей?
-Людям нечего делать на улице.
-Почему люди ходят в плащах?
-Говорю же. В городе много пыли. Входя в помещение, их снимают.
Такая постановка вопроса мне совсем не нравилась.
-Ты так боитесь пыли?!- Я вызывающе посмотрела на Рыжего. Он взглянул на меня на секунду, хмыкнул и сказал:
-Ян, за десять лет много воды утекло.
-И что, ничего нельзя изменить?

Вдруг Максим остановился. Сначала я подумала, что чем-то обидела его. Но этот хитрец обернулся ко мне и, выдав свою всегдашнюю улыбку, сказал:

-Вот мы и пришли.

А я и не заметила, как мы перешли пустую дорогу и оказались на довольно большом пешеходном островке. На пьедестале стояла внушительных размеров бетонная колонна с позолоченной звездой на верхушке. А по колонне со всех сторон расклеены объявления.

Рыжий подошёл к ступенькам и сел на самую нижнюю их них. Он снова широко улыбнулся и вздохнул:

-Эхх. Люблю я эту площадь! - Ему, кажется, было всё едино, есть на колонне объявления, или нет.
Я улыбнулась. Впервые за этот сон. А ведь я уже и стала забывать, что это всё мне снится. Я села рядом с Максимом.
-Этот город был бы невообразимо прекрасен, если бы люди за ним ухаживали.

Максим хмыкнул, затем кротко улыбнулся и сказал:

-Будущее зависит только от тебя.- Он потрепал своей большой и тёплой рукой ладонью мои волосы.
-Уже поздно. Не пора ли тебе домой?- Он опять улыбнулся.- Но сначала ты должна выполнить одну мою просьбу…
Но я уже не слушала его. На большом и красивом, но измученном временем здании была надпись. Первая надпись, которую я увидела в этот городе.
-Московский вокзал?!- С ужасом закричала я.- Мы в Москве?!- Я повернулась к Рыжему, а тот, растянувшись на ступеньках, хохотал. Я смотрела на него с возмущением.
-Что ту сме…
-Ты до сих пор не поняла?!- Он взрывался от хохота, впадая в истерику и вытирая своим чёрным плащом ступени. Вдруг он успокоился и посерьёзнел.
-Ладно. Пошли на Московский вокзал. Всё же не просто так ты эту бандурину с собой носишь.- Он указал на мою скрипку, тихо-мирно покоившуюся в чехле.

На вокзале были люди. Но немного. Совсем немного. Они уныло сидели по разным углам зала ожидания. Никогда бы не подумала, что на вокзале может быть такая тишина.

-Мы что, зарабатывать будем?- Изумлённо спросила я.
-Почти,- хихикнул Максим и уселся на один из стульев,- играй.

Я растерянно посмотрела на него. Потом открыла чехол, бережно извлекла из него смычок и скрипку, начала играть.

Звуки эхом разносились по большому залу. А все обитатели этого зала с интересом смотрели на меня. И это добавляло мне бессознательного, но безумного азарта. И чем дольше я играла, тем сильнее он становился, тем удивлённее смотрели на меня люди, и тем безразличнее становилось лицо Максима.

И тогда, когда я опьянела от собственной музыки, я услышала молодой женский голос.

-Врёшь мотив.

Я остановилась и посмотрела на его обладательницу. Люди начали изумлённо охать.

Она улыбнулась.

-Для твоего возраста совсем неплохо.- Она поправила русую прядь, выбившуюся из длинной косы.
Мы с ней были почти одного роста и комплекции, и она смотрела своими бледно-карими глазами в мои бледно-карие глаза.
-Это же Яна Грунина!- Крикнул кто-то из только что образовавшейся толпы, указывая пальцем на девушку. А меня передёрнуло. Меня же тоже так зовут!

Я почувствовала тёплую руку на своём плече. Голос Максима сказал:

-Молча убирай скрипку и уходим.

Как только мы вышли из здания Московского вокзала, я остановилась.
-Максим, я требую объяснений. Кто эта девушка, почему мы ушли и почему люди ею так восхищаются?
Рыжий, как всегда, перед ответом улыбнулся.
-Это Яна Грунина. Это ты через десять лет. В моём времени она стала известной скрипачкой, когда помогла одному рыжему знакомому.- Максим широко заулыбался.
Ну конечно. Как я могла не додуматься? Это же вылитая я…

Я вспомнила. Вспомнила тогда, когда мы вернулись на площадь.
-Максим?- Осторожно спросила я.
-Дааа?- Протяжно ответил он, вновь растянувшись на ступенях как сытый и довольный жизнью кот.
-У тебя была какая-то просьба.
-Да. Но ты её уже выполнила. Верней, выполнишь. Как результат мы увидели Яну Грунину. Моя просьба теперь- всего лишь дело времени.
-Времени.- Отозвалась я эхом.
Рыжий встал, подошёл ко мне, взял за руку и сказал:
-Тебе пора домой. Закрой глаза.

А я открыла глаза. Чтобы в последний раз увидеть моего экскурсовода и этот город. Но увидела лишь только потолок собственной комнаты.

Я проснулась. Здравствуй, родной 2011 год. И настроение у меня чудесное.

Я поняла.

Когда я это осознала, я ехала в троллейбусе в музыкальную школу, когда троллейбус выехал на Невский проспект. Это знание охватило меня целиком, до кончиков пальцев. И когда я поняла это, всё встало на свои места. Город, который показывал мне Максим – это мой родной Питер!

Вот же он, во всей красе, живой, наполненный людьми и автомобилями, без ставней на окнах и пыли!
И именно в тот момент я задумалась, как сильно всю свою жизнь любила свой город. И как несправедливо поступала по отношению к нему, когда сваливала на него всю свою злость.

На репетиции я старалась изо всех сил. А когда она была в самом разгаре, то зал вбежал Фёдор Алексеевич, что-то шепнул дирижёру, и тот остановил репетицию.

-Ребята!- Начал вещать нам наш грузный директор Фёдор Алексеевич.- Нам предложили год сотрудничества и совместного выступления в самых известных концертных залах страны сам,- ужасающий акцент на слове и почтительно вздёрнутый палец к небу,- Кирилл Захарович! Но так как он человек занятой, то с этим предложением пришёл его сын. Он теперь часто будет появляться здесь.

Судя по реакции оркестра, никто, включая дирижёра, не знал, кто такой Кирилл Захарович и этот его сын.

В этот время Фёдор Алексеевич толкнул на себя тяжёлую дверь зала и в неё вошёл высокий и худощавый парень с рыжей шевелюрой, серыми глазами и редкими веснушками, мой ровесник.

На моё лицо сразу полезла неконтролируемая улыбка. Максим собственной персоной. И года не прошло. По его меркам даже минус десять.

Он тоже меня заметил. Широко улыбнулся и подмигнул мне.

-Я всё поняла. Всё сразу встало на свои места. Этот город – город из сна. Да. Мне снился Санкт-Петербург таким, каким он будет через десять лет.

Я посмотрела на него. Он одобрительно качал головой, улыбаясь.

-Ничего нельзя исправить?- Я посмотрела на помолодевшего Максима так жалобно, как только могла. Будто от него что-то зависело.

Мы сидели в одном из кафе на Невском проспекте. Оно было залито тёплым светом. Ещё несколько человек кроме нас сидели в этот кафе. А за окнами ходили (слава Богу, без плащей!) люди.

Максим подвинулся чуть ближе ко мне вместе с стулом, заговорщицки оглянулся и полушёпотом сказал:

-После твоего ухода будущее начало меняться. Сначала люди. Перестали носить плащи, потом открыли окна и высыпали на улицы. А затем весь Невский 2021-го года изменился, похорошел и стал ещё прекраснее.- Он широко улыбнулся.- Это всё благодаря тебе. Яна Грунина, известная скрипачка, занялась благотворительностью и восстановлением красоты города. А самое главное- все люди, кроме меня, полностью уверены, что так и было, и так и должно быть.

После этих слов я готова была разорваться на части от огромного, колоссального количества перспектив, открытых передо мною. Я поняла. Теперь я поняла, как я люблю этот город. И теперь я осознала, как много дорог сейчас открыто передо мною. Будущее в моих руках.

А через десять лет Рыжий напомнил мне об этом чудесном сне. Но разве я могла забыть о нём?


 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 167

Все опросы…