Запись№ 1: И вот мы в Архангельске

4 октября 2011 15:27
версия для печати
Запись№ 1: И вот мы в Архангельске
Наши корреспонденты следуют вдоль маршрута, по которому Михаил Ломоносов добирался с рыбным обозом от Белого моря до Москвы. Каждый день они рассказывают о своих маленьких и больших открытиях, ищут великое в обыденном и обыденное в великом, собирают истории о людях, земле и городах.

Мы проехали на машине 1200 километров. И вот мы в Архангельске. По дороге мы встретили всего пару десятков человек - а ехали, в основном, по лесу. Неожиданно появился современный город, на улицах многочисленные прохожие. Часть города находится на островах. В центре узнаваемое здание – Морской речной порт, он изображен на 500-рублевой купюре. Встречаются старинные домики. Подальше от центра – деревянные здания: в основном двухэтажные на несколько семей; огромные сараи.

Кегостров

В понедельник утром мы отправились на Кегостров - смотреть, как ловят рыбу. Сейчас мимо острова идет семга, рыбаки ставят на нее сети - тяни. Здесь установлена длинная Губернаторская тянь. Местный житель Вадим Морозников рассказал, что здешняя семга признана норвежцами лучшей в мире.

Кегостров - часть города, все сообщение с которой возможно только по воде. Почти каждый час сюда ходит «пароход». Билет стоит 22 рубля, добираться – в среднем минут 15, это еще зависит от погоды. Сегодня довольно спокойно, правда, моросит дождь, а далеко от берега довольно ветрено. Так что пассажиры собрались в каюте и трюме.

Вдалеке видны огромные мосты. Они, оказывается, разводные. Как сказал матрос с нашего речного трамвайчика, поднимают их пару раз в месяц – чтобы пропустить в Двину сразу несколько морских судов.

Сети в море мы посмотрели, а рыбак к нам так и не вышел. Он живет на «дебаркадере» - старой барже у берега. Мы ему кричали, а на нас бросался цепной волкодав.

На острове несколько деревень и несколько тысяч жителей. Тут довольно пустынно – кто может, ездит на работу в город.
Без работы бродит Настя. Ей 25 лет. Она рассказывает, что вчера бросилась с парохода в воду – когда ее парень сказал по телефону, что женится на другой.


Кегостров. Настя ждет пароход.
Фото: Александра Деменкова

На обратном пути на пароход поднимается семья: девушка с ребенком и бородатый дядька – Александр. Он перебирает четки и рассказывает, как умер, когда ему было 2 года, а потом 4, а потом стал вообще умирать каждый год по 2 раза.


Пароход Кегостров – Архангельск.
Фото: Александра Деменкова

Описал, как видит в такие моменты со стороны свое тело, а еще общается с Христом. Александр отказался от паспорта – он верит, что под фотографией встроен чип, в паспорте на каждой странице встречается число 666.


По словам Александра, под фотографией встроен чип.
Фото: Александра Деменкова

Его жена Лена вернула по той же причине ИНН и полис.


Пароход Кегостров – Архангельск.
Фото: Александра Деменкова

Вообще Александр цитирует время от времени Апокалипсис.


Пароход Кегостров – Архангельск.
Фото: Александра Деменкова

Так же поступили и еще несколько человек той же веры (Александр, кстати, считает себя православным). Александр принципиально не работает, только сдает металлолом: собирает на острове, сдает на материке. За проезд на корабле он заплатил починкой обуви капитану.

Соломбала

Соломбала – еще один район Архангельска, окруженный водой. Правда, здесь много мостов. Здесь в основном деревянные двухэтажные дома.

Самый известный местный житель – Николай Сутягин. Это он построил тут «деревянный небоскреб» высотой с тринадцатиэтажный дом. А рядом баню – вполовину меньше. Мы долго бродили вокруг «бани» - в нескольких этажах там горел свет, потом из последнего этажа высунулась и залаяла огромная собака, а вскоре вышел и сам Сутягин.

Часа полтора он рассказывал нам свою печальную историю. Краткое содержание: в 90-е годы у него было все: несколько заводов, миллиарды, дружба с разнообразным городским начальством. Тогда, кстати, он и решил построить высоченную башню, с которой будет видно все окрестности. А на высоких этажах гости из разных стран будут пить чай, а потом париться в соседней бане.


Соломбала, Архангельск. Баня Николая Сутягина.
Фото: Александра Деменкова

Но власть сменилась, начальники стали вымогать у Сутягина деньги, а его самого посадили в тюрьму. Производства разворовали. А когда он вернулся из тюрьмы, решили сносить его дом – потому что построен без разрешения и пожароопасен.

Сутягин утверждает, что дом и баня всего лишь двухэтажные, с башнями – а это не запрещено. В общем, снесли, по его мнению, башню незаконно. Теперь он подает в суд на Путина и Медведева и считает, что всех приходящих журналистов присылают его враги.

Поморский ресторан

Уже вечером мы поехали в самый центр Архангельска – на «Чумбаровку» - улицу Чумбарова-Лучинского. Это старая пешеходная улица с купеческими двухэтажными домами. В доме №8 – ресторан-музей «Трескоед». Здесь готовят настоящую поморскую еду (трескоеды– прозвище архангелогородцев).


Чумбаровка, Архангельск. Управляющая ресторана «Трескоед» Марина Тюркина c латкой.
Фото: Александра Деменкова

Половину рецептов для меню собрала по деревенским селам преподавательница института Людмила Черемухина, другая половина – варианты на тему (например, треска с ананасами). А вот традиционный «трескоед»: треска с творогом и сыром, кстати, в меню указано, что это любимое блюдо Ломоносова.

Готовят блюда по старинным рецептам на современном оборудовании, а подают в латках – это такие глиняные горшочки-тарелки. Пока ешь, можно рассматривать собранные опять же по деревням предметы крестьянского обихода – всяческие сети, снегоступы и пестики. Тут же и описания предметов – все-таки ресторан еще и музей.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 265

Все опросы…