Спонсор раздела:

Политика

Интервью Путина государственным телеканалам: самое интересное

18 октября 2011 12:06
версия для печати
Интервью Путина государственным телеканалам: самое интересное

MR7 публикует самые яркие цитаты из разговора премьер-министра с руководителями "Первого канала", "России" и НТВ.

Фотогалерея

  • Фоторепортаж: «Интервью Путина государственным телеканалам: самое интересное»
  • Фоторепортаж: «Интервью Путина государственным телеканалам: самое интересное»
  • Фоторепортаж: «Интервью Путина государственным телеканалам: самое интересное»
  • Фоторепортаж: «Интервью Путина государственным телеканалам: самое интересное»
  • Фоторепортаж: «Интервью Путина государственным телеканалам: самое интересное»
  • Фоторепортаж: «Интервью Путина государственным телеканалам: самое интересное»

 

Про президентские амбиции

«И все это хорошо знают, я об этом говорил, и в свое время Борис Николаевич Ельцин тоже упоминал об этом, – я никогда не стремился к этой должности. Более того, в свое время, когда мне было это предложено, даже выражал сомнения, стоит ли мне этим заниматься».

Про неизбежный выбор

«Но есть, как вы и сказали, наши критики – и мои, и Дмитрия Анатольевича Медведева, действующей власти, – которые говорят, что, если ваш покорный слуга пойдёт на выборы, то выборов и не будет совсем. Ну, это для них, может быть, не будет, а для рядового гражданина всегда есть выбор» - оцените это высказывание в "Правдомере".

Путин просит извинить

«В этой связи часто я слышу другой тезис: «всё так плохо, что хуже уже не будет». Действительно, очень много проблем в стране, много нерешённых задач, а некоторые вещи, наверное, можно было бы сделать лучше, чем делали мы до сих пор, но насчёт того, что хуже уже не будет, ну вы меня извините…».

Про отличие от Брежнева

 «Говорят, вернутся скоро брежневские времена, застойные. Во-первых, и в советские времена, и даже в начале 1990-х - я не хочу, чтобы это выглядело, как огульная критика - было много и позитивного, но я что-то не припомню, чтобы послевоенное советское руководство, лидеры советские послевоенные так же интенсивно работали, как это делаю я или действующий Президент Медведев Дмитрий Анатольевич. Что-то не припомню».

Про пощаду Конституции

«Наконец, надо посмотреть на опыт других стран. Я в своё время, и вы это хорошо знаете, я же не цеплялся за эту должность. Хотя мог, легко!  - имею в виду конституционное большинство правящей партии «Единой России» – изменить Конституцию. Но не стал этого делать. Не стал этого делать под конкретного человека – под себя».

Про пример

«В Соединенных Штатах вплоть до окончания Второй мировой войны не было ограничений по количеству сроков избрания президента. До этого некоторые президенты США пытались избираться в третий раз. И, по-моему, ни у кого не получалось, а Рузвельт избирался четыре раза».

Про СССР

«А что такое Советский Союз? Это Россия и есть, только называлась по-другому».

Про укрепление фундамента

«Если говорить, что мы планируем делать и что я лично планирую делать в будущем, вот нам нужно этим заняться – нам нужно укрепить фундаментальные основы нашей политической системы и демократических институтов, нужно создать условия для поступательного развития и диверсификации экономики на новой, современной базе, нужно создать условия для повышения уровня жизни наших граждан. Вот этим и будем заниматься».

Про непредсказуемость

 «Что же касается разговоров по поводу того, что вот сейчас ваш покорный слуга может возвратиться – это ещё не факт, ещё нужно, чтобы люди проголосовали».

Про место демократии в стране

 «Но один из существенных элементов – это, конечно, наиболее активная часть политического спектра, которая говорит о процессах демократии в стране, о демократических институтах: есть опасения, что они как-то будут преданы забвению. Нет, конечно, потому что я не мыслю себе развитие страны без развития демократических институтов».

Про рокировку

«Это не какой-то междусобойчик и какой-то сговор двух или трёх человек (в данном случае двух). Это абсолютно нормальное дело в политической жизни и практике, когда люди создают какие-то политические альянсы, политические союзы, договариваются о принципах совместной работы и поведения. И мы много лет назад – ещё четыре года, договорились о том, что такой вариант событий вполне возможен, если мы вместе пройдём вот этот период достаточно тяжёлых испытаний».

Про сходства и различия

«Мы не одно и то же лицо, мы разные люди, и на каком-то этапе Дмитрий Анатольевич посчитал, что целесообразнее сделать шаги в сторону гуманизации некоторых сфер нашей общественной жизни. Это его право как главы государства».

Про прошлое время

«Посмотрим, как будут функционировать те инструменты, которые Дмитрий Анатольевич предложил. Мы делаем это вместе – чтобы было понятно. Но, конечно, Дмитрий Анатольевич был Президентом, и окончательное слово в этих вопросах, конечно, всегда было за ним».

Про движение и направление

"Не знаю, может, неуместно будет прибегать к таким выражением, но я всё-таки скажу: «Спешка нужна только при ловле блох» – так у нас в народе говорят. Нужно действовать спокойно, поступательно. И я не отказываюсь от того, что я сказал, напротив: вот всё, что мы говорили и делали, в этом направлении движется, и движение будет продолжаться – именно в этом направлени".

Про ответственность для всех

"Вы знаете, министерская чехарда – это проявление слабости верховного руководства. Это значит, что люди либо не в состоянии, либо не хотят брать на себя личную ответственность, а всё время сваливают её на кого-то. Виноват Петров, Иванов, Сидоров и ещё кто-то там – Гуревич, я не знаю кто".

Про превратности дружбы

 «По поводу одиночества политиков, скажем, первого эшелона… Видите ли, есть такое понятие, и я отчасти его разделяю. Связано оно не с тем, что приходится кого-то увольнять или от кого-то избавляться, потому что если вы кого-то уволили, да, вас этот человек вряд ли полюбит, но вы же кого-то сразу и назначили, - значит, появляются новые друзья».

Про деление людей на эшелоны

 «Оно (одиночество) связано с тем, что люди первого эшелона власти не должны к себе никого близко подпускать, вообще никого».

Про всех и не всех

 «Ну и потом всё-таки, чего греха таить, мы все люди, и все хотят от первых лиц чего-то получить. Надо прямо сказать, к сожалению, это так. Но не все, конечно».

Про мировое лидерство

«Вы знаете, я тем, кто нас пытается пугать китайской угрозой, много раз говорил (а это, как правило, наши западные партнёры): ведь в современном мире, как бы ни были привлекательны минеральные ресурсы Восточной Сибири и Дальнего Востока, всё-таки главная борьба идёт не за них. Главная борьба идёт за мировое лидерство, и здесь мы с Китаем спорить не собираемся. Здесь у Китая другие конкуренты. Вот пусть они между собой и разбираются».

Про «Феликса» или Ностальгический порыв

Что касается постсоветского пространства, я вот что хотел бы сказать. Это просто нужно взять калькулятор (такая была раньше машинка счётная, «Феликс» называлась – покрутил ручкой и циферки выпадают) или просто ручку взять и посчитать: какой экономический выхлоп, какие экономические дивиденды мы все вместе получим от сложения наших возможностей.

Пожелание критикам

Что касается наших критиков из-за рубежа – именно критиков, которые говорят о наших имперских амбициях. <…> Вот этим критикам, а они явно недобросовестные критики, я могу сказать: знаете что, займитесь своими делами – боритесь с возрастающей инфляцией, с растущим государственным долгом, с ожирением в конце концов, – займитесь делом.

Про хорошо и удовлетворительно

«Ну знаете, если всё время говорить о том, что всё падает, то ничего и не поднимется никогда. А у нас рост 4% будет в этом году – это удовлетворительно, а вот в Китае будет 9% – это уже хорошо».

 Про подушку

«У нас Резервный фонд Правительства будет 1,7 трлн рублей, Фонд национального благосостояния будет 2,8 трлн рублей примерно. Это два резервных фонда, плюс золотовалютные резервы ЦБ – 550 млрд долларов. У нас подушка безопасности довольно большая».

Про роль парламента

«Мы всё-таки отработали механизмы, мы знаем, что в определённой ситуации нужно делать – отработали эти механизмы, усовершенствовали нормативно-правовую базу, и нам теперь уже лишний раз не нужно будет даже выходить в Парламент».

Про повод для гордости

«Кстати говоря, и инфляция, накопленная инфляция на сегодняшний день 4,7% – самая низкая за всю историю современной России. Да, у нас в конце года наибольшие траты будут (в конце октября, в ноябре, в декабре), конечно, она подрастёт, но я думаю, что накопленная инфляция даже по результатам целиком всего года, будет самой низкой за всю историю России».

Про основы экономики

«Все, кто продают товар, хотят продать подороже, а все, кто покупает, хотят получить его подешевле, а лучше вообще на халяву, как у нас в народе говорят, за бесплатно. За бесплатно, ясно, никто отдавать ничего не будет, но хотят подешевле».

Про засаду

«Мы вообще привыкли вывешивать ещё с петровских времён всякий товар западного производства и образцы и показывать пальцем, чтобы люди брали с них пример. Это, кстати говоря, где-то хорошо, а где-то и не очень, потому что если мы всё время будем тыкать пальцем на то, что там, и говорить, что там всегда всё лучше, мы можем попасть в засаду»

 

Два эпизода интервью MR7 выделил в отдельные произведения:

 

Пьеса 1 «Свобода»

В.В.Путин: Вот уважаемый Владимир Михайлович...

В.М.Кулистиков: Да.

В.В.Путин: Вот Вы сейчас руководите одним из крупнейших средств массовой информации – общенациональным телевизионным каналом НТВ. В своё время, если мне не изменяет память, Вы работали на радио «Свобода».

В.М.Кулистиков: Было такое время.

В.В.Путин: Вот.

Реплика: Чёрный эпизод его биографии.

В.В.Путин: Неважно: чёрный, белый...

В.М.Кулистиков: Это не я сказал, это не мой комментарий.

В.В.Путин: Во всяком случае, вы там работали. А когда я работал в органах КГБ СССР, радио «Свобода» рассматривалось нами как подразделение ЦРУ США. Пропагандистское, правда. И это имело под собой определённые основания. Мало того, что оно финансировалось по каналам ЦРУ,  фактически занималось даже агентурной работой на территории бывшего СССР. Сейчас ситуация изменилась, но радио «Свобода» – это средство массовой информации, которое так или иначе выражает мнение иностранного, в данном случае американского, государства. Вот Вы там работали, а теперь возглавляете (и когда начали возглавлять? – достаточно давно же) общенациональный канал российского телевидения. Разве это не признак либерализма? То есть нельзя сказать, что у нас вообще ничего не было… либерализма.

 

Пьеса 2. «Птичка»

К.Л.Эрнст: Владимир Владимирович, реакция Запада на Ваше решение идти на выборы внешне была довольно безразличной. Мол, дескать, это внутреннее дело России, мы будем работать, как сказала Ангела Меркель, с любым законно избранным президентом. Но Вы же понимаете, что Запад считает Вас ястребом. Каково Ваше отношение к этому образу и вообще, что Вы думаете, существует ли и что будет происходить с перезагрузкой, которая как образ существует, но её ярких проявлений что-то не очень заметно?

В.В.Путин: Ястреб, во-первых, хорошая птичка.

К.Л.Эрнст: Но Вы точно не голубь.

В.В.Путин: Я вообще человек. Но я против всяких клише.

Иточник: сайт председателя правительства РФ.

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram






Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 155

Все опросы…