Запись № 23. Рочегодская узкоколейка

2 ноября 2011 16:08
версия для печати
Запись № 23. Рочегодская узкоколейка
7:00. «Мальва-1 вызывает Мальву-9, Мальва-1 вызывает Мальву-9», - это Владимир Михайлович Крыжик, начальник лесопункта, связывается по радио с лесным участком, куда должен отправиться состав. Владимир Михайлович отвечает тут за всё производство, и за железную дорогу тоже. В его подчинении 100 человек.

В Архангельской области раньше было много узкоколеек: их строили, чтобы вывозить сваленный лес. Теперь таких железных дорог остались единицы.

Одна из них принадлежит Конецгорскому лесозаготовительному предприятию. Предприятие это сейчас находится под управлением компании «Соломбалалес» и поставляет дерево на Соломбалинский целлюлезно-бумажный комбинат.

Пути для Конецгорского леспромхоза прокладывали еще в 1942 году — руками гулаговских заключенных (здесь работало много поляков).

Но железная дорога до сих пор работает: есть семь локомотивов, вагоны для перевозки леса, один пассажирский вагончик.

Работает и лесозаготовительное предприятие, хотя, говорят, еще в 80-х годах вырубку леса здесь собирались прекратить, а людей переселить.


Рочегда. Диспетчерская. Перед отправкой поезда рано утром.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»


Диспетчерская. Утром рабочие смотрят телевизор: кто-то коротает время, оставшееся до начала смены, кто-то ждет отправки состава, который повезет рабочих на лесную вахту.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

На путях загружается мотодрезина – она поедет недалеко по какой-то своей производственной надобности. Зато мы сейчас поедем за 50 километров по узкоколейке, а потом километров 9 на ГТСе – вездеходе.


Так выглядит мотодрезина.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Под окна диспетчерской подкатывает маленький тепловозик с вагончиком. В локомотив садится бригада ремонтниц, а в вагон - четверо, которые едут на лесную вахту.


Это состав. На нем мы отправимся в лес.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»



Это Сергей. Он едет на вахту.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»


В вагоне растапливают печку-буржуйку, чтобы было теплее.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Паровозик бежит сначала довольно бодро. Пару раз только состав останавливается: чтобы забрать и высадить пару пассажиров.


Заброшенная деревня Пыстрома. Еще в прошлом году здесь жила какая-то приезжая женщина из Молдовы, но потом и она сдалась: у нее корова провалилась в заброшенный колодец и животное два дня искали.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Первая долгая остановка – на стрелке. Тут вчера сошел с рельс поезд с лесом.

Теперь происходит самое поразительное. Из тепловоза выгружаются женщины, хватают шпалы и тащат вдоль рельс.


Ремонтницы тащат шпалы к поврежденному участку дороги.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Берут лапы и расшивают шпалы – вытаскивают костыли из старых, прогнивших. Подкапывают, вытаскивают развалившиеся. Подкладывают под рельсы новые шпалы и забивают костыли здоровыми молотками.


Ремонт дороги.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Здесь поменяли 21 шпалу и поехали дальше. Едем довольно тихо – дорога старая. Сидим себе в вагончике, пригрелись у печки. Вдруг вагон начинает раскачиваться и останавливается.

Мы «упали»: с рельс сошли и тепловоз, и вагон. От ближайшей стрелки – там стоит сторожка – приносят новые шпалы и операция повторяется: расшивают, засовывают новые шпалы, зашивают. Бьют молотками, шутят, смеются. Друг к другу обращаются «дорогая».


Женская бригада снова чинит рельсы, после того, как наш состав «упал».
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»


Чинить дорогу женщинам помогает экипаж встречного локомотива. Мужики-пассажиры нашего состава никак не помогают.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Всего на линии полторы ремонтных бригады – шесть человек. В ремонтной бригаде работают только женщины. Они говорят: мужчины не выдерживают. Вот летом в бригаду пришел муж одной из них. Продержался ровно месяц: тяжелая монотонная работа, мошка, оводы, жара 40 градусов; мало воды и денег. Женщины ждут зимы: тогда не нужно менять шпалы, зато нужно чистить пути.


Работники и работницы.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Паровоз отцепляют от вагона и начинают ставить на рельсы. Машинист подлезает под локомотив и подкладывает кусок рельсы. А потом ездит туда-обратно, пока все восемь колес не станут ровно на рельсы. Затем то же самое повторяется с вагоном.


Машинист Владимир Колодкин подкладывает кусок рельсы под колесо локомотива.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Проехали еще дальше – опять упали. А шпал нет. Теперь по рации вызывают другой тепловоз, который должен их привезти, а еще трос, чтобы подцепить вагон. Опять шпалоукладчицы расшивают, таскают бревна, зашивают. Прямо на путях медвежье дерьмо – говорят, может, он виноват, что мы упали. А вообще виновата одна из ремонтниц:

- Девушки, кто сегодня согрешил?

- Я провинилась.

И улыбается.


Ремонтница Таня.

Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Едем дальше по только что проложенным шпалам. Наконец-то приехали. Уже в темноте, в полшестого. А выехали в 8 утра. Теперь залезаем в вездеход – тут иначе не проедешь. Гусеничные вездеходы покупают у военных.


Это вездеход, на котором довозят лесорубов.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Через полчаса доехали до поселка лесорубов – тут неподалеку делянка. Когда лес в округе вырубают, вагончики на санях перевозят дальше километров на 30.


Вагончики лесорубов. Тут есть электричество, спутниковая тарелка – можно смотреть телевизор.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

В одном вагончике нас напоили чаем, в другом – покормили обедом. Под крыльцом столовой стоят две мисочки: сюда приходит за едой ласка. А в поселок недавно повадился молодой волк. Когда он пришел в очередной раз, его застрелили. Пролежал за вагончиком неделю и его закопали – как раз перед нашим приездом.


Лесорубы в своем вагончике. Нас угощают чаем.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»


Интерьер. На лесозаготовках рабочие трудятся так. Неделю – вахта. Смены – по 12 часов. Потом 12 часов отдыха. Так как люди постоянно сменяют друг друга, работа идет непрерывно, и днем, и ночью – на лесозаготовках используется дорогое импортное оборудование, и оно не должно простаивать. Когда заканчивается вахта, лесорубы возвращаются домой и неделю отдыхают.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

В общем, поели мы и поехали обратно. Вдоль дороги сложены штабеля бревен высотой с дом. Эти бревна увезут зимой по хорошей дороге.


Рабочие возвращаются с вахты. Сначала едем на вездеходе до железной дороги.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»


Сначала в пассажирские окна вездехода видно лес и грязь, а потом их залепливает грязью и просвечивают только силуэты.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

Теперь снова поезд. Опять падаем, только уже в темноте. А потом еще раз. И опять поднимают паровоз, ставят на рельсы – прямо как в игрушечной железной дороге, только локомотив весит много тонн.


Уже ночь, но ремонтницам снова приходится возвращать состав на рельсы. Справа – бригадир Лена.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»


Женщины чинят дорогу в темноте.
Фото: Александра Деменкова, «Мой район»

По дороге я пригрелся у буржуйки и заснул. Выключили свет – многие дремали. Возвращалось всего человек 20.

А когда проснулся, было чудесно, как в сказке. Теплится печка, в окне, как в рамке, мелькают березы. А над ними все небо в звездах.

Приехали обратно в Рочегду только в полдвенадцатого.

На ночлег нас позвал Паша. Он живет в деревне Запань – это часть Рочегды рядом с переправой.

Утром Паша истопил нам баню. А деньги за постой брать отказался, как и многие из тех, кто нас приютил в поездке.

Передача "По пути Ломоносова" на радио "Милицейская волна":

 

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 858

Все опросы…