Запись № 37. Спас-Камень

19 ноября 2011 14:50
версия для печати
Запись № 37. Спас-Камень
Усть-Кубенское находится в месте впадения реки Кубены в Кубенское озеро. На озере есть остров, а на острове – один самых старинный на Русском Севере монастырь – Спасо-Каменный.

Монастырь был основан в XIII веке. После революции в 20-х годах его закрыли, а в 1937-м — взорвали. Кирпичи хотели использовать, но оказалось, что они соединены слишком крепко, так что груда обломков так и лежит сейчас на острове.

 Остатки старых построек, разрушенных при советской власти.

Сейчас здания восстанавливают, уже заново построили и освятили церковь Успения.

Сначала местные жители уверяли нас, что сейчас никто не повезет на остров – идут дожди, темнеет и волна слишком большая – захлестывает в лодку. Озеро вообще мелкое, средняя глубина 1,5 метра, но говорят, что тонут здесь многие.

Везти нас и правда никто не хотел. Наконец, удалось договориться с лодочником Михаилом за 2 тысячи рублей — огромные деньги по местным меркам. Через 45 минут, уже в темноте, мы (водитель Саша, фотограф Денис и я) приехали на остров.

Переправа на остров. Справа — наш водитель Саша. Слева — лодочник Михаил.

Здесь постоянно живет всего несколько человек. Вообще Спасо-Каменный – это подворье Спасо-Прилуцкого монастыря, в котором мы остановились в Вологде. Сейчас на острове были Надежда Александровна, Сергей, отец Ефимий и матушка. А еще пес Мишка.

Надежда Александровна Плигина живет здесь уже давно и заведует всем хозяйством.

Надежда Плигина (читает) во время вечерней службы.

Сергей – работник: здесь строит, красит, убирает. Он здесь с июня. Сам из Москвы, работал менеджером по продажам в разных конторах. В какой-то момент ему это опостылело, и он поселился в монастыре, чем очень доволен.

Сергей на вечерней службе.

Отец Евфимий – монах Спасо-Прилуцкого монастыря. Здесь он вроде как в отпуске. Живет в избушке рядом с церковью. А остальные – в гостинице. Вернее, в домике, где до революции была гостиница монастыря. На острове уже несколько строений: есть еще часовня, строится новая баня, домик спасателей. Стараются все восстанавливать по-старому. Уже почти готов первый этаж трапезной. Заново построены метровые кирпичные стены. Кстати, можно пожертвовать деньги на именной кирпич. На нем выведут имя и упомянут во время службы. Таких именных кирпичей уже 6000.

Пес Мишка какой-то странный: покусал нас с Денисом, хотя мы кормили его до этого печеньем.

Сегодня в Спас-Камне ждут настоятеля Спасо-Прилуцкого монастыря игумена Дионисия.
Он приходит пешком довольно поздно с послушницей Настей. Настя резко выделяется среди всех остальных островитян. Все время смеется, пытается как-то разбавить серьезность «взрослых» разговоров монахов. Вот, например, за трапезой Настя придумывает: «А что, если до острова прокопать метро. Будет удобно добираться».

Это Настя. Здесь она серьезная. Потому что идет служба.

Оказывается, на остров можно пройти и берегом. Правда, путники все вымокли, когда вброд перебирались через рукава речки.

Отец Дионисий приехал служить вечерю и (на следующий день) заутреню. Служба шла в только что восстановленном маленьком храме на острове. Было ощущение, что мы вообще находимся где-то на краю Вселенной. В церкви Успения собрались все несколько обитателей острова.

Отец Дионисий проводит вечернюю службу.

А назавтра мы забрались на колокольню. От нее в советское время тоже почти ничего не осталось – по сути, только остов, который использовали как маяк. Сейчас колокольня Успенского храма выглядит очень нарядно и даже более затейливо, чем перед революцией. Сверху видно, насколько мал островок. А на темной лестнице устроились на зимовку бабочки: сложили крылышки и заснули.

Вид на остров с колокольни.

На острове совсем своя, отдельная жизнь. Добраться сюда трудно, все материалы приходится привозить по воде, по льду. Здесь установили в этом году ветряк для получения электричества, но он сейчас поломался. Постоянно работают бензиновый или дизель-генератор.

На остров можно переправиться вброд, но придется идти по грудь в воде.

Назавтра вместе с другими мы отправились пешком в Усть-Кубенскую. Туда примерно 8 километров. Правда, без бродней (это такие сапоги по пояс), говорят, не пройти.

И правда: вот протока. Обойти нельзя. Отец Дионисий с Настей ушли вперед. Тут доносятся крики. Смотрим – на воде уже виднеется кричащая точка – это Настя. Она в воде уже по грудь. В одежде. За ней там же идет и игумен. А потом в ледяной одежде еще шагать два часа.

Мы стали перебираться через протоку в более узком месте. Первым решился Саша. У нас самое глубокое место было по пояс. Расстояние – метров 50. Когда заходишь в холодную воду по щиколотку, ноги деревенеют, и дальше идешь, как на палках, – просто переставляешь ноги. Таких проток было потом еще несколько по дороге.

Отец Евфимий готовится к переправе через реку.

Отец Дионисий переправляется через протоку. На спине – сумка. В руках – сапоги.

Еще тут же перебирался через реку медведь – на песке отлично отпечатались его следы.

А по дороге еще в одном пустынном месте, в кустах вдруг стоит старинный шкаф, простреленный дробью, полочка, еще мебель какая-то. В одном из ящиков я нашел два кипятильника.

Передача "По пути Ломоносова" на радио "Милицейская волна":

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники




Лента новостей

Проверь себя

Собираетесь ли Вы улучшать свои жилищные условия?

Проголосовало: 294

Все опросы…