Мода на градостроительные ошибки

12 сентября 2008 19:35
версия для печати
Чиновники признают, что некоторые их решения портят исторический облик города, но лично за них не отвечают.

Игуменью Софию, настоятельницу Новодевичьего монастыря, заботит один вопрос – как уберечь монашеский уклад жизни от посторонних.

Впритык к обители на пересечении Московского проспекта и Киевской улицы «вписали» огромный жилой комплекс, квартиры в котором уже продаются.

Его высота почти в два раза превышает кресты на куполах церквей, а расстояние между монастырем и домами не превышает 100 метров.

Если приглядеться, в окна кельи можно разглядеть планировку комнат новостроек.

Монастырь «обложили» стройками

«Люди будут с высоты птичьего полета смотреть на то, что происходит у нас, – сетует матушка София. – А нам придется мириться с громкой музыкой, светскими праздниками, салютами. Нашего мнения до начала строительства даже никто не пытался узнать».

По ее словам, будущие их соседи тоже могут быть недовольны. Взять хотя бы колокольный звон. Он бывает не только утром или вечером. Есть дни особо чтимых святых, когда в колокола звонят в три часа ночи.

Матушка понимает, что ничего не может поделать со строительством, поэтому думает над тем, чтобы построить часовню с высоким куполом в качестве защиты монастыря от высоток.

Монастырь со стороны Черниговской улицы тоже хотят «подпереть» огромным жилым кварталом и торгово-развлекательными комплексами.

«Мы говорили с инвестором. Он нам рассказывал, что конкретно собираются строить рядом с нами, но проект показать не смог, потому что его еще нет, – продолжает настоятельница. -

– Правда, поинтересовался, как мы отнесемся к тому, чтобы часть Новодевичьего кладбища, которое является объектом культурного наследия федерального значения, снесли, потому что оно мешает застройке».

Исторический вид испорчен

Если игуменью Софию больше волнует нравственный аспект уплотнения, то общественные организации обращают внимание на странную тенденцию – моду на градостроительные ошибки.

Чиновники дают зеленый свет спорным строительным проектам, а после появления зданий, которые портят вид на тот или иной исторический объект, чистосердечно признаются в том, что, давая разрешение, совершили ошибку.

Высотный комплекс у Новодевичьего монастыря, к примеру, подпортил историческую доминанту Московского района.

По словам Александра Кононова, члена президиума Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, новостройки закроют вид на федеральный памятник архитектуры, которым является Новодевичий монастырь. Его будет не видно со стороны Московского проспекта от Обводного канала до Киевской улицы и с самой Киевской улицы.

Борис Николащенко, руководитель первой проектной мастерской бюро Генплана комитета по градостроительству и архитектуре, официально признал, что разрешение строить жилой комплекс рядом с монастырем – градостроительная ошибка. Вторая после здания Биржи, которая испортила вид на Стрелку Васильевского острова.

«Первоначально проект жилого комплекса предполагал, что высота домов должна быть 120 метров, – говорит он. – После кабинетной борьбы нам удалось договориться с застройщиком на 73 метра».

Чиновник не поясняет, в чем заключалась борьба в кабинете и почему не учли особенности местности, где находится памятник архитектуры. Однако и 73 метра исторический вид затмят, так как самая высокая точка монастыря на сегодня – 44 метра.

Почему инвестор всегда прав?

Эксперты считают, что у градостроительных ошибок две причины: чиновника невозможно привлечь к персональной ответственности за неправильные решения, а мнение жителей во время утверждения проектов не учитывается.

«По закону все замечания на общественных слушаниях, поступившие к чиновникам от горожан, носят рекомендательный характер. Это значит, что их можно не учитывать, – говорит Евгений Козлов, председатель координационного совета Движения гражданских инициатив. – Ни одна общественная организация, когда принимают тот или иной проект, не допускается на обсуждение».

В такой ситуации единственным мнением, к которому прислушиваются чиновники, оказывается мнение инвестора.

Даже если чиновники признают ошибки, поделать ничего нельзя. «Дом никто не снесет», – говорит Татьяна Красавина, председатель общественной организации «Охтинская дуга».

Могут заставить застройщика убрать несколько этажей, как в случае с Биржей, чтобы вред, нанесенный новостроем, был не так явно заметен.

В Петербурге в процессе вынесения вердикта по тому или иному проекту принимают участие губернатор, специалисты комитета по градостроительству и архитектуре, комитета по охране памятников, службы государственного строительного надзора и экспертизы.

Это не окончательный список. Инвестор ходит с папкой документов по кабинетам, добывая подписи. «Потом оказывается, что ошиблись все. То есть, никто конкретно, – замечает Татьяна Красавина. – Поэтому нет никакой персональной ответственности».

Как решить вопрос?

«Я думаю, неплохо, что слушания по тому или иному проекту носят рекомендательный характер, - говорит Михаил Амосов, бывший председатель комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и землепользованию Законодательного Собрания. -

– Выслушав все рекомендации, власть должна решить, как поступить. Это и есть демократия. Другой вопрос, почему она поступает наоборот, когда налицо явный протест по конкретному строительному проекту».

По словам Михаила Амосова, причина в том, что руководству города не нужно бороться за избирателя. Выборы отменили, губернаторов назначают в Кремле. Теперь важно, сколько налогов «собирает» бюджет и количество инвестиций, привлеченных в Петербург - в Москве читают статистику, которая должна быть позитивной.

Александр Карпов, руководитель центра экспертиз «Эком», считает, что выход из ситуации простой.

«Во многих странах утверждение тех или иных поправок в документы, которые касаются застройки, происходит публично, – говорит он. – Собирается комиссия и заслушивает по каждому спорному проекту экспертные мнения, большей частью независимые, и тут же, после небольшого совещания, выносит решение».

Это работает в США, Германии, Франции, Швеции. Процедура проста, и контролируют ее граждане. Пока это предложение не нашло отклика в сердцах чиновников.

Градостроительные ошибки, которые на слуху:

«Монблан»

– 74-метровый жилой дом на пересечении Большого Сампсониевского и Финляндского проспектов.

Еще на этапе строительства в Петербурге заговорили о том, что высотка портит вид на Пироговскую набережную.

Губернатор даже заявила, что строительство является градостроительной ошибкой. Однако здание ввели в эксплуатацию.

Дом Лобанова-Ростовского

– особняк у Исаакиевского собора перестраивают в пятизвездочный отель.

Застройщик, который работает по заказу Управления делами президента РФ, снес внутренний флигель и строит на его месте новое здание.

Оно на один этаж выше исторического строения.

«Регент-холл»

– бизнес-центр на Владимирской площади, который стоит над станцией метро «Достоевская».

По высоте здание сравнялось с колокольней Владимирского собора.

«Серебряные зеркала»

– жилой комплекс на пересечении Дивенской и Малой Монетной улиц.

Если стоять на Дворцовой набережной и смотреть на Заячий остров, то видно, как высотки выглядывают из-за Петропавловской крепости.

Строительство продолжается.

(Информация предоставлена «Живым городом», движением за сохранение культурного наследия Петербурга).

Следите за новостями в Петербурге, России и во всём мире в удобном для вас формате: «Вконтакте», Facebook, Twitter, Telegram, Одноклассники



Лента новостей

Проверь себя

Что делать с "Лахта-Центром"?

Проголосовало: 839

Все опросы…